Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "«Новые ставропольские»"

Ставропольская бизнес-элита произрастает из промышленности — газовой, электронной и химической. При этом, чтобы стать «олигархом» в Ставрополе, желательно уходить корнями в старую номенклатуру и зарабатывать свои миллионы как можно тише.Трубою, о трубе

Просто так занять руководящее кресло в российском газовом царстве мало кому удавалось. Здесь как в армии: генеральские звезды дают только полковникам. Вот и нынешний гендиректор «Кавказтрансгаза» Василий Зиновьев в свое время закручивал газовые краны. Рабочие говорят, что Зиновьев прощупал все болты на газопроводе, за руку хотя бы раз поздоровался с каждым работником.
Любимая присказка Василия Зиновьева: «А вот еще был случай».
— «Не хрена себе год начинается»,— подумал я,— вспоминает Василий Зиновьев новогоднюю ночь 1965-го.— Дежурил я на компрессорной станции Большие Барсуки, что в Приаральской пустыне, с тремя казахами, которые по-русски три слова с трудом понимали. В два часа ночи чих-чих — заглохла электростанция. Полетела автоматика, агрегаты не охлаждаются, а давление в газопроводе высокое, того и гляди рванет. Что делать? Закручивать вручную опорные краны, чтобы перекрыть магистраль. На каждом кране — а это метровое стальное колесо, аж белое от мороза,— нужно сделать 240 оборотов. Крутил я эти колеса до красного тумана в глазах. Фуфайка взмокла, кожа с ладоней к колесу прилипает, кровь хлещет. Ну, потом ребята подбежали…
В «Кавказтрансгазе» Василия Зиновьева знают все. Невысокого роста, седой как лунь человек с мягкими чертами лица, отзывчивый и приветливый. Балагур и шутник, интересный рассказчик. Не брезгует бывать в рабочей курилке, видимо, помня, что сам вышел из народа.
Возглавляемый Василием Зиновьевым «Кавказтрансгаз» — это крупнейшее в мире подземное хранилище газа, 6300 километров трубопроводов от Ростова до Дагестана, 298 газораспределительных станций, 21 компрессорный цех, около тысячи газовых скважин.
На пост генерального директора «Кавказтрансгаза» Василий Зиновьев был назначен в 1998 году. Старый директор Анатолий Чепко, под руководством которого Василий Зиновьев работал начальником Ставропольского газопромыслового управления, ушел на пенсию, оставив предприятию, помимо прочего, колоссальные долги перед разного рода бюджетами.
Зиновьев не сказал о предшественнике ни одного дурного слова, соблюдая корпоративную этику. Тем более что и теперь «Кавказтрансгаз» на высоком 28-м месте в списке сотни крупнейших неплательщиков федерального и краевого бюджетов. Сумма его задолженности на октябрь прошлого года, по данным «Профиля» (N42, 1998), составила 413,8 млн. рублей. На всех краевых совещаниях налоговой инспекции «Кавказтрансгаз» вспоминают одним из первых, но, как говорится, собака лает — караван идет.
Зиновьев вносит в казну налоги по принципу «когда хочу, тогда плачу», предпочитая каждый раз договариваться со ставропольским губернатором Александром Черногоровым. И приходится губернатору с Зиновьевым расходиться по-хорошему, потому как «Кавказтрансгаз» хоть и не регулярно, но миллионы рублей в местный бюджет все равно поставляет.
Политики Василий Зиновьев сторонится. Во всяком случае, втянуть его, например, в предвыборную гонку еще не удавалось никому. Деньги на выборы не дает, объясняя жаждущим, что он директор дочернего предприятия, а все проблемы подобного рода решает Москва. Видимо, так оно и есть.
Хотя с северокавказскими политиками Зиновьеву приходится общаться регулярно. В частности, вести переговоры с президентами северокавказских республик об охране газопроводов, которые горцы сверлят нещадно, надеясь найти в трубах нефть. Не доверяя местным президентам, Зиновьев создал собственную службу безопасности и охраны газопроводов. Ее костяк — спортсмены-каратисты из газовой столицы Ставрополья поселка Рыздвяное.
Во дворах зиновьевских газовиков стоят иномарки, «Волги», «Лады». У многих по два и даже по три автомобиля. Рассказывают, что, когда мужики-газовики из ставропольской глубинки приезжали в Тольятти за машинами, местная братва просила показать точку на карте Родины, где живут богатые, но непохожие на «новых русских» люди.
Рабочие «Кавказтрансгаза» сейчас получают 5—7 тысяч рублей в месяц. И это, между прочим, местный секрет — газовики даже давали подписку о неразглашении суммы заработной платы. Хотя и здесь бывают задержки с выплатами по 2—3 месяца.
Офис «Кавказтрансгаза» в центре Рыздвяного — самое высокое здание в поселке. Выше только звезды, говорят газовики. Назло завистникам и вопреки обстоятельствам (упомянутые налоговые долги перед бюджетом и долги перед частными кредиторами) в здании сейчас происходит капитальный ремонт.
Газ — это прежде всего порядок. Вот тут-то и возникает образ жесткого, педантичного и въедливого начальника Зиновьева. Например, за вылизанностью поселка Рыздвяное стоит железное требование еженедельных субботников. И этот порядок соблюдается здесь уже не первый год.
Ввод в действие двух новых газопроводов Чебоксары—Изобильный и Изобильный—Турция открывает перед «Кавказтрансгазом» широкие перспективы. Победа в международном тендере на прокладку газопровода по дну Черного моря обеспечила работников «Кавказтрансгаза» работой до 2001 года. Злые языки в Ставрополе тем временем утверждают, что часть денег, выделенных на строительство газопровода, утекла в банки Австрии и Швейцарии.
Гендиректор на это не реагирует, но, чтобы не будоражить общественность, на всякий случай запретил топ-менеджерам «Кавказтрансгаза» распространяться о личной жизни — как своей, так и гендиректора. А то недавно Ставрополь потрясла история, как сын одного из замов Василия Зиновьева, учась в Москве, позвонил папе прямо на совещание и доложил, что едет на пару недель отдохнуть и развеяться в Италию. А другой «столичный» отпрыск трансгазовского начальства рассказал местным журналистам, что всем машинам предпочитает «мерседес».
????????????

Треть бюджета Ставропольского края и 70% городской казны формирует ОАО «Невинномысский азот» — гигант отечественной химической промышленности. Частоколом труб встает он на трассе Ростов—Баку в сотне километров от Кавказских Минеральных Вод.
Генеральный директор ОАО «Азот» Виктор Ледовской дает работу 7000 человек. Утром Невинномысск, или попросту Невинка, похож на муравейник. Тысячи рабочих на автобусах и велосипедах движутся к цехам «Азота». Солидная, по местным меркам, зарплата, две—три тысячи рублей, выгодно отличает предприятие Ледовского от других. Особенно на фоне того, что у многих соседей рабочим и служащим не платят вообще или выдают лишь официальный прожиточный минимум — до 1000 рублей.
Домой после рабочей смены ручейки рабочих «Азота» текут через многочисленные пивные, расположенные по всей дороге в город. Там обсуждают политику и своих хозяев. Любят позлословить насчет учебы сына Виктора Ледовского в Англии и касательно его жены — главного врача косметологической клиники Невинки (мол, хорошо устроилась, богатым кожу подтягивает и немалые деньги получает). Брат Виктора Ледовского тоже при деле — работает на «Азоте» начальником подсобного рыбного хозяйства. Их дома стоят рядом и сделаны по одному проекту начала 90-х годов. Дочь Ледовского в Невинке после окончания школы давно никто не видел, говорят, перебралась в Москву.
Грозовые тучи над «Азотом» в 90-е годы сгущались не раз. За время после приватизации «Азот» пережил десяток промышленных войн. С Ледовским воевали губернаторы, РАО «Газпром», владелец электроэнергетики Северного Кавказа ОАО «Ставропольэнерго», бандиты и даже акулы капитализма — крупнейший мировой производитель минеральных удобрений норвежский концерн «Норск-гидро-холдинг».
Но — как с гуся вода, говорят обо всем этом жители, имея в виду гендиректора «Азота» Виктора Ледовского и его правую руку — коммерческого директора Геннадия Афонина. «Азот» не сдался. Более того, из просто крупнейшего химического предприятия страны превратился в корпорацию, расположения главы которой искали и ищут политики и промышленники всех мастей и весовых категорий. Политики — в жаркое предвыборное время, промышленники — по соображениям конъюнктуры, а вот отцы города Невинномысска постоянно (то на крышу, то на канализацию).
Приватизация здесь проходила в начале 90-х годов по плану Министерства химической промышленности. Чиновники министерства создали ФПГ «ВТИ-Сертаско» и приобрели около трети мощностей завода плюс стали контролировать сбыт продукции. Две трети акций оказались у работников предприятия, включая руководство. За тем, чтобы не было сторонних акционеров, строго следил созданный Ледовским и Афониным регистратор акций — фирма «Ставрос». Акции рабочие продавали только своему руководству под угрозой увольнения.
Виктор Ледовской — фигура для прессы закрытая. Он управляет заводом с советских времен — вот уже около двадцати лет — и до сего дня избегает личной рекламы, чтобы никому не давать пищи для размышлений и не показывать свои слабые стороны. Более того, прессу Ледовской не любит. Как, впрочем, и все крупные предприниматели Ставрополья. И так же, как вся местная бизнес—элита, героем местной светской хроники Ледовской не бывает никогда: куражиться на людях у солидных ставропольских предпринимателей не в чести.
Отдыхать Ледовской предпочитает, как и в старые времена, с шашлыками, грибочками, огурчиками, зеленью и крепким спиртным, на природе или в бане при собственном Дворце спорта. То есть подальше от чужих глаз, в мужской компании, иногда с женами. Сауна же во Дворце спорта «Азота» по качеству отделки и сервису не уступает саунам пятизвездочных отелей Финляндии, рассказывали автору этих строк побывавшие там ставропольские капитаны промышленности. Новый, 1999 год Виктор Ледовской праздновал с управленцами в том же Дворце спорта. Директор ДС Владимир Изотов поначалу запротестовал: «Дамы каблучками мой баскетбольный зал испортят». «Ничего, мы застелем линолеумом»,— отвечал Ледовской. И застелил — 1800 кв.м. После Нового года линолеум забрали.
В доме у Ледовского гостей принимают по-простому. На стол обычно ставится водка местного разлива. Бассейн во дворе выложен кирпичом и заштукатурен. Машина южнокорейская, собственность завода.
Что касается отношений главы «Азота» с местной властью, то показательна история, происшедшая в ноябре 1997 года. Ледовской, единственный из приглашенных на итоговое совещание правительства Ставропольского края, посвященное первой годовщине пребывания молодого губернатора Александра Черногорова на руководящем посту, позволил себе усомниться в успехах главы края и заявил: «За год вашего, Александр Леонидович, пребывания у власти ничего не изменилось. Вы ничего не сделали для подъема крупной промышленности, хотя и обещали. Мы дали вам денег для победы, надеялись, агитировали рабочих. Вы не смогли или не захотели снизить тарифы на газ, электроэнергию, железнодорожные перевозки. Все налоги остались на прежнем уровне, а они просто грабительские». Так говорить с губернатором решаются не многие.
Началась война Ледовского с губернатором. Пресс-конференции следовали одна за другой.
— Если выполнить все требования «Азота» — Ледовской заводу будет не нужен,— заявил председатель правительства края Станислав Ильясов.
Борьба закончилась в пользу губернатора в конце 1998 года. Черногоров пролоббировал постановление правительства Евгения Примакова о введении на «Азоте» так называемой золотой акции (заимев ее, обладминистрация сделалась собственником и получила право вето на любое решение собрания акционеров) и не скрывает радости по этому поводу.
Виктор Ледовской выступать против этого не спешит и с губернатором больше не ссорится — все равно финансовые и товарные потоки в его руках. А вот Александр Черногоров вынужден искать с Ледовским общий язык: к губернаторским выборам 2000 года где-то надо брать деньги и избирателей.
Языкознание — сила

В советские времена Ставропольский край был своеобразной отечественной Силиконовой долиной (в США калифорнийская Силиконовая долина — родина компьютерной электроники). Владимир Поляков — один из магнатов ставропольской электронной промышленности: в его активе 18 предприятий.
О личной жизни Владимира Полякова известно немного. Вот то, что на виду: швейцарские часы, дорогие фолианты, автопарк престижных иномарок — серый «линкольн», синий «БМВ» с «золотыми» дисками, черный «мерседес» и т.д.
В 1996 году, во время выборов губернатора, на деньги хозяйства Полякова была развернута широкая пиар-кампания. Поляков открыто поддерживал тогдашнего главу области, а позже представителя президента России в Ставропольском крае и республиках Северного Кавказа Петра Марченко. Поэтому отношения с новым губернатором Александром Черногоровым у Полякова долгое время не складывались.
Однако, когда в феврале 1999 года Петр Марченко утратил пост представителя президента, Поляков, которому опираться стало вообще не на кого, начал искать точки соприкосновения с губернатором Черногоровым. Благо подвернулся удобный случай. На одном из приемов избиратели попросили Черногорова помочь деньгами на операцию тяжелобольному ребенку в московской клинике. И губернатор указал на Владимира Полякова. Тот не отказался. В качестве ответного жеста обладминистрация помогла Полякову купить дефицитные фармацевтические препараты для одной из структур концерна.
Между тем в приватных беседах с сотрудниками Поляков говорит так: «Губернаторы приходят на четыре года и уходят в безвестность, а мы вечны и нужны всем».
Для приема гостей — тех, кому он нужен,— Поляков держит «Президент-клуб» — лучший ресторан Ставрополя. Клуб дорогой, c отличной кухней, уютными зальчиками и затянутыми зеленым велюром стенами. Но самое главное — это посетители. Здесь проводят пресс-конференции местные политики, потому что престижно. Тут решаются судьбы экономики Ставропольского края, а за фужером «Камю» или стопкой «Абсолюта» принимаются решения о назначениях в местные органы власти. Сюда приходят люди, от которых зависят жизнь и благополучие 3,5 млн. жителей Ставрополья. Именно в поляковском «Президент-клубе» было принято решение о назначении нового директора жилищно-коммунального хозяйства краевого центра Андрея Кравченко. Это человек Полякова: до управления городским ЖКХ он работал заместителем директора поляковской финансовой компании «Энергомер».
Рядом с Поляковым всегда много молодежи. Кое-кто удивляется: «Зачем?» А он говорит: мол, когда ветеран будет сидеть у тихой речки, кто его накормит и поддержит?
И Владимир Поляков спонсирует молодежную газету «Кстати», поддерживает молодых депутатов и Лигу молодых политиков Юга России. Молодые политики любят пользоваться богатым автопарком патрона.
В свою очередь, журналисты и политики помогли Владимиру Полякову во время забастовок на заводе «Изумруд» (зарплата у них невысокая: 250—400 рублей в месяц). Рассказывают, что ведущий краевых теленовостей Олег Петровский долго не пускал в эфир невыгодную Полякову информацию с «Изумруда», сглаживал ее, как мог, за что был наказан телевизионным начальством.
Сам Поляков тем не менее не любит мелькать в СМИ. Принципиально нигде и ни с кем не фотографируется. Сведения о его предприятиях просачиваются в печать нечасто и очень дозированно. А уж к публикациям лично о себе Поляков относится особо. Ругается, если с ним не посоветовались и не дали предварительно прочесть. А то, что читает, правит лично и гордится своим чувством языка. В кабинете Полякова в шкафах стоят толковые и фразеологические словари. Любая бумага, исходящая от него, безукоризненна с точки зрения филологии, но совершенно безлика. Помимо русского языка, Поляков владеет английским и французским и может вести переговоры без переводчика.
А вот надежда на то, что его дочь, окончившая недавно не без успеха юрфак Ставропольского технического университета, станет заниматься юридическими проблемами его фирмы, не оправдались. Юридическая работа показалась ей скучной. Сейчас она топ-менеджер одной из структур отцовского концерна и занимается торговлей мебелью. Чем, впрочем, весьма довольна.

Рейтинг бизнес-лидеров Ставропольского края

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийПриблизительный оборот всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Василий Зиновьев$150 млн.ООО «Кавказтрансгаз»
2Виктор Ледовской$150 млн.$250—270 млн.ОАО «Невинномысский азот», ОАО ФК «Ставрос», ЗАО «Ставрос», ЗАО «Внештрейд инвест», ОАО «Устьлабинская сельхозхимия» и еще около пяти подобных предприятий, офф-шорная компания на Кипре
3Владимир Поляков$40 млн.$90—95 млн.Концерн «Энергомер» включает одноименную финансовую компанию, депозитарий, специализированный регистратор, ОАО «Инвестиционно-финансовая компания «Инвестэнерго», завод электроизмерительных приборов ПО «Квант», заводы электронной промышленности ОАО «Изумруд», ОАО «Аналог», ОАО «Свет», завод «Тор», завод «Цитрон», завод «Сигнал» город Глазунов (Орловская область), СП «Днеста» с Тираспольским электроаппаратным заводом, ОАО «Монокристалл» со швейцарским капиталом, офф-шорная компания на Кипре, мебельный салон «Орбита», СП «Рубикон», газета «Кстати», ресторан «Президент-клуб»

ДМИТРИЙ МИРОНОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK