Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Обамамания"

Хиллари Клинтон проиграла в штатах Вайоминг и Миссисипи. Кроме того, ее положение осложнилось после скандальной отставки ее влиятельного союзника, губернатора штата Нью-Йорк Элиота Спитцера. Скорее всего, в финальную борьбу с Джоном Маккейном вступит Барак Обама.   Четвертого марта, в так называемый второй супервторник, неожиданная победа Хиллари Клинтон на праймериз Демократической партии в Огайо, Техасе и Род-Айленде, казалось, вернула интригу в ее противостояние с темнокожим сенатором от Иллинойса Бараком Обамой. Однако уже 8 марта Обама обыграл бывшую первую леди в Вайоминге, а через два дня добился настоящего триумфа в Миссисипи. В этом штате за него проголосовали 61% избирателей, тогда как Хиллари набрала лишь 37% голосов. Вполне естественно, что Обама отказался от предложения штаба Клинтон выйти из игры и довольствоваться постом вице-президента. «Я завоевал в два раза больше штатов, чем Клинтон, я получил больше голосов, — заявил сенатор от Иллинойса. — И я не понимаю, как тот, кто находится на втором месте, может предлагать пост вице-президента тому, кто идет на первом».

   Большинство экспертов не сомневаются: именно Обаме предстоит вступить в схватку с республиканским кандидатом Джоном Маккейном. Считается, что в этой схватке у него намного больше шансов, чем у Клинтон. Согласно опросам общественного мнения, если бы выборы проводились в марте, за Клинтон проголосовали бы 50%, а за Маккейна — 47% избирателей. В противостоянии с Обамой сенатор от Аризоны получил бы лишь 44% голосов, тогда как темнокожий кандидат мог бы рассчитывать на 52%.

   Многие политологи считают, что демократы намеренно сохраняют интригу на праймериз, чтобы на протяжении всей предвыборной кампании к ним было приковано внимание прессы. Более того, утверждается, что те легкие уколы, которыми обмениваются Обама и Клинтон, не помешают им выступить на общенациональных выборах в единой связке, что бы сейчас ни говорил темнокожий кандидат. Как заметил бывший политтехнолог президента Буша Карл Роув, «результаты второго супервторника, обеспечившие Маккейну победу на республиканских праймериз, приведут к тому, что сенатор от Аризоны исчезнет с первых полос. Его битва с Хакаби помогала ему быть на виду. Сейчас пресса может надолго утратить интерес к Маккейну, лишив его бесплатной рекламы, и полностью сосредоточиться на противостоянии демократов». Ведущий консервативной радиопередачи Раш Лимбо, напротив, считает, что чем дольше Клинтон не выходит из президентской гонки, тем лучше для республиканцев. «Я хотел бы, чтобы Хиллари подольше оставалась в этой мыльной опере, — заявил он. — Пускай уж лучше она отыскивает компромат на сенатора Обаму».

   Как бы то ни было, последние несколько недель Маккейн и Обама ведут себя так, словно они уверены, что остались на ринге одни. Если это действительно так, то предвыборная кампания обещает быть крайне интересной. Незадолго до начала праймериз известный американист Анатолий Уткин предсказывал, что президентские выборы 2008 года пройдут по традиционной схеме, когда северовосточные штаты голосуют за демократов, а «провинциальный Юг и Запад встают навытяжку перед «патриотом и героем». Однако пара Маккейн—Обама может внести некоторые изменения в политическую карту Америки. Дело в том, что оба кандидата претендуют на роль общенационального лидера и призывают объявить передышку в партийном противостоянии. Каждый из них рассчитывает на голоса независимых избирателей и сторонников другой партии, ведь именно за счет этих голосов им удавалось одолеть своих конкурентов на предварительных выборах. Неслучайно сейчас многие вспоминают о феномене «рейгановских демократов». В 80-м году республиканскому кандидату Рональду Рейгану удалось привлечь на свою сторону демократических избирателей, разочарованных политикой Картера. Теперь политологи рассуждают о «республиканцах Обамы» и «демократах Маккейна». По словам выбывшего из президентской гонки республиканского кандидата Митта Ромни, «Великой старой партии будет сложно одержать победу, когда между ее кандидатом и кандидатом соперников нет особой разницы». Как утверждает директор Центра политических исследований при Университете штата Виргиния Ларри Сабато, «Маккейн идет по натянутому под куполом цирка канату. Он должен заручиться поддержкой консервативных республиканцев и в то же время найти способ поддерживать интерес к себе со стороны независимых избирателей».

   Обама не вызывает у республиканцев такой аллергии, как Хиллари Клинтон, поэтому бороться с чернокожим сенатором будет для них сложнее. Даже главный имиджмейкер Маккейна, Марк Маккиннон, заявил, что будет чувствовать себя неудобно, разворачивая в прессе кампанию против Обамы. Конечно, республиканские обозреватели пытаются раздуть миф о радикальных левых взглядах сенатора от Иллинойса. При этом они утверждают, что всякий раз, когда Демократическая партия выдвигала либерального кандидата, которому симпатизирует партийная элита, он с треском проигрывал национальные выборы. Одержать победу удавалось лишь центристам из южных штатов, таким как Джимми Картер и Билл Клинтон. По словам республиканских идеологов, объясняется это тем, что традиционный электорат демократов голосует за «простого парня» и не доверяет политикам-интеллектуалам вроде Джорджа Макговерна, Майкла Дукакиса или Уолтера Мондейла.

   Скорее всего, республиканцам не удастся убедить избирателей в радикализме Обамы. Куда более серьезным аргументом станет отсутствие у него политического опыта, прежде всего в области международных отношений. По иронии судьбы теперь демократы должны будут молить бога об успехе иракской операции, чтобы внешняя политика не превратилась в центральную тему предвыборной кампании, поскольку это очевидно дает преимущества республиканскому кандидату. Маккейн уже иронизирует по поводу того, как «молодой сенатор от Иллинойса будет справляться с обязанностями главнокомандующего американских войск и лидера свободного мира». И если Клинтон опасалась оттолкнуть от себя либеральных избирателей, обвиняя Обаму в чрезмерной мягкости в вопросах национальной безопасности, то вьетнамский ветеран, безусловно, будет разыгрывать эту карту. «Чтобы одержать победу над такими поджигателями войны, как сенатор Маккейн, демократы должны отказаться от политики страха», — заявил Обама на дебатах Демократической партии, которые предшествовали праймериз в Южной Каролине. Это означает, что правительство не имеет права обосновывать угрозой терактов любые антилиберальные меры.

   Маккейн, который на протяжении двух последних десятилетий занимался вопросами внешней политики, обвиняет Обаму в том, что в угоду общественному мнению он готов немедленно вывести войска из Ирака. Сенатор от Аризоны утверждает, что скорее проиграет выборы, чем будет молчаливо наблюдать за тем, как страна проигрывает войну. «Провал в Ираке нельзя будет назвать провалом одной администрации или партии, — пишет Маккейн в Foreign Affairs. — Это американская война, и ее результаты коснутся всех граждан США».

   Один из ведущих советников Джимми Картера, Гамильтон Джордан, убежден, что Обама может одолеть Маккейна лишь в том случае, если заранее займется формированием правительства, предложив ключевые должности влиятельным демократам, которые обладают богатым политическим опытом. Многие эксперты считают, что это единственная возможность пресечь нападки республиканцев, утверждающих, что Обама не сможет проводить адекватную внешнюю политику. К нему в команду уже прочат бывшего демократического сенатора Сэма Нанна, который долгое время занимался борьбой с распространением ядерного оружия, и республиканского сенатора и ветерана Чака Хагела, прославившегося своей критикой войны в Ираке.

   Такой разницы в политическом опыте у кандидатов в президенты не было с тех пор, как на выборах 1940 года Франклину Рузвельту противостоял молодой республиканский кандидат Уэнделл Уилки. С другой стороны, Маккейн годится Обаме в отцы, и не исключено, что это сыграет против республиканца. Указывать на преклонный возраст оппонента считается в Америке неприличным, но в случае Обамы и Маккейна контраст бросается в глаза. Как отмечает либеральный обозреватель Джонатан Альтер, «Обаме 46, а выглядит он на 40; Маккейну 71, а выглядит он ближе к 80». Такой разницы в возрасте не было у кандидатов в президенты США еще никогда. Советники Обамы утверждают, что одно это даст ему огромное преимущество среди молодежи, большая часть которой и так от него без ума. Республиканцы отвечают на это, что в Америке миллионы пожилых избирателей, которые ходят на выборы прилежнее, чем молодежь, и обычно предпочитают своих сверстников.

   Конечно, первый в американской истории темнокожий кандидат, который имеет реальные шансы стать президентом, для афроамериканцев становится культовым персонажем, и отдать свой голос другому кандидату означает для них отказаться от собственной идентичности. На этих выборах ожидается рекордный процент явки среди темнокожих избирателей. И демократические праймериз уже стали тому свидетельством. Афроамериканцы не могут упустить возможности прийти на выборы и поучаствовать в победе «своего кандидата». Такая активность черной Америки вызывает беспокойство у многих избирателей, которых сложно уличить в расистских настроениях. Но когда победа Обамы вызывает ликование в черных кварталах, им становится все сложнее воспринимать его как общеамериканского кандидата. И, несмотря на то, что сенатор от Иллинойса отказывается акцентировать внимание на расовом вопросе, избиратели делают это за него.

   Для латиноамериканцев, которые по численности не уступают чернокожему населению, поводом для участия в выборах может стать желание остановить триумфальное шествие Обамы. Традиционно считается, что выходцы из Латинской Америки воспринимают афроамериканцев как главных конкурентов на рынке труда и поэтому враждебно настроены по отношению к чернокожим кандидатам. Этот тезис подтвердили праймериз в Калифорнии, одном из самых латиноамериканских штатов, которые Обама проиграл, несмотря на поддержку Голливуда и огромные средства, затраченные им на предвыборную кампанию. Маккейн, безусловно, попытается привлечь на свою сторону латиноамериканцев, надеясь отыграть голоса, полученные Обамой благодаря безоговорочной поддержке чернокожего населения. У республиканского кандидата богатый опыт взаимоотношений с латинскими избирателями: они составляют огромную часть электората в его родном штате Аризона. К тому же Маккейн пользуется поддержкой ветеранов. Латиноамериканцы и сплоченные ветеранские организации оставляют ему шансы на победу в той же Калифорнии, где республиканцы не выигрывали с 1988 года.

   Оба кандидата говорят о необходимости кардинальных перемен в американской политике, утверждая, что нынешняя политическая система устарела. Несмотря на некоторые идеологические расхождения, фактически Обама и Маккейн играют на одном поле. Поэтому огромное значение приобретают их имидж и стилистика предвыборной кампании. Слоган Обамы «перемены, в которые мы верим» позволяет создать образ «темнокожего Кеннеди», стремящегося к «новым рубежам». Слоган Маккейна «готов руководить страной с первого дня» заставляет вспомнить о политическом опыте кандидата. Если говорить об аналогиях, то чаще всего Маккейна сравнивают с республиканским президентом Дуайтом Эйзенхауэром. «У них много общего, — пишет обозреватель Wall Street Journal Холман Дженкинс, — оба — герои войны, обещающие очистить Вашингтон от коррумпированных политиков. Оба — изгои в своей политической партии, выступающие в роли «отца нации».

   Однопартийцы воспринимают главных претендентов в борьбе за Белый дом как шоуменов, которые зациклены на собственной популярности, не соблюдают партийную дисциплину и недостаточно работоспособны. Маккейна часто называют «мавериком». В американском политическом лексиконе это слово обозначает индивидуалиста, бунтаря, человека, который не признает общепризнанных правил. «Мысль о том, что Маккейн может стать президентом, ужасает меня. Ведь он — настоящий сумасброд, — замечает сенатор от Миссисипи Тэд Кокрэн, который знает республиканского кандидата в президенты уже 30 лет. Такой образ, безусловно, вызывает интерес у журналистов, давно сделавших Маккейна одним из своих главных фаворитов. Наверное, еще с тех пор, как молодой офицер, переживший 6 лет во вьетнамском плену, на костылях отправился в Белый дом на встречу с президентом Никсоном. Обама тоже кумир прессы. Сенатор от Иллинойса не менее колоритная фигура, и начиная с его программной речи на съезде Демократической партии 2004 года к нему постоянно приковано внимание американского общества. Когда же он выставил свою кандидатуру в президенты, Америку охватила настоящая обамамания.

   Вопреки американским политическим традициям два главных претендента на президентское кресло задолго до завершения карьеры выпустили свои автобиографические эссе. Книга Маккейна «Вера моих отцов», опубликованная в 1999 году, накануне республиканских праймериз, на которых сенатор от Аризоны уступил Джорджу Бушу, практически сразу стала бестселлером. То же самое произошло с лирическим сочинением Обамы «Мечты моего отца» и его книгой «Смелость надежды», которая недавно была удостоена «Грэмми». Забавнее всего, что в этих авторских исповедях заложена одна и та же идея, она заключается в том, что любой человек может отказаться от своих эгоистических интересов ради служения общественному благу. Маккейн и Обама в подробностях рассказывают о своих духовных исканиях и личных переживаниях, что абсолютно нехарактерно для представителей американской элиты. В этом смысле оба кандидата скорее напоминают поп-идолов, чем прагматических политиков прошлого, и их появление на вашингтонском олимпе знаменует собой начало постмодернистской эпохи в американской истории.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK