Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Озеленение Марса"

 Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия не нуждается в крупных кредитах Всемирного банка. Это, с одной стороны, стало констатацией успехов российской денежной политики, с другой — формулой движения к уменьшению объемов внешнего долга (наряду с готовностью выплатить задолженность Парижскому клубу кредиторов). Но с третьей стороны, до известной степени идеологизированным заявлением, смысл которого сводится к простой, как портянка призывника, мысли: иностранные деньги нам не нужны. Лозунг момента, как когда-то им было знаменитое «Покупайте российское!», — «Тратьте российские!» (в смысле — деньги). И всякий тратит на свой манер. Кто-то готов объявить локомотивом роста арбузолитейную промышленность или даже отдельно взятый завод стратегического назначения «Красная синька» имени монаха Б. Шварца и закачать туда деньги Стабфонда. Другие сочиняют все новые федеральные целевые программы, причем иной раз столь экзотические, что отнюдь не преувеличением звучали бы их названия — ФЦП «Озеленение Марса» или ФЦП «Создание рыночной инфраструктуры кратеров Луны».

Все бы хорошо, только речь идет о государственных деньгах, которые формируются в том числе из налогов граждан и доходов от «антинародной приватизации». Обидно, если добытые потом, кровью и еще бог знает чем бюджетные средства будут потрачены нецелевым образом, а то и вовсе украдены. С кредитами Всемирного банка и иных международных организаций типа «Тасиса», ЕБРР, английского DFID как раз все ясно: четкие цели, как правило, весьма общественно полезные, ясные механизмы исполнения, отчетности, контроля за прохождением финансов. Наконец, понятные, осмысленные результаты. А с ФЦП, которых стало с нынешнего года в госбюджете России гораздо больше, чем раньше, все не так прозрачно. Прямо по формуле — цели не ясны, задачи не определены, за работу, товарищи!

Способ формирования программ остается советским, «снабженческим», напоминающим отраслевой лоббизм позднеимперской и раннереформаторской эпох. Красные директора тогда хорошо усвоили истину: «Будьте реалистами — требуйте невозможного!» И получите по максимуму! Аналогичной логикой руководствуются нынешние создатели программ, научившиеся мотивировать необходимость реализации каждой из них слегка запутанной квазирыночной риторикой.

В принципе, идея понятна. Поскольку программы названы целевыми, онито как раз и должны стать главным индикатором эффективности расходования бюджетных средств. В этом, собственно, корневой смысл модного нынче бюджетирования по результату.

(В США, Франции, Италии от 50% до 80% государственных инвестиций проходит через ФЦП.) Но даже в тех программах, где определяются конкретные цели, совершенно не понятно, почему именно такие-то бюджетные вливания дадут такой-то конкретный результат. И почему этих самых денег всякий раз нужно так много.

Заканчивается все известно чем: секвестированием количества программ, их недофинансированием, нечетким исполнением без ранжирования мероприятий по степени срочности и/или значимости.

Сторонников жесткой денежной политики часто упрекают в том, что они не готовы тратить государственные деньги для подъема экономики. А они боятся. Боятся, например, что средства Стабфонда уйдут не туда или будут разворованы. Им хочется и колется создавать особые экономические зоны, потому что, с одной стороны, это стимулирование экономического развития, а с другой — в наших специфических условиях — воровство. Так и с ФЦП: вроде бы какие еще механизмы можно придумать для эффективного расходования бюджетных денег, других просто нет — но и здесь государство и общество подстерегает опасность перепутывания «своей шерсти и государственной». Из этой ситуации тотального недоверия государства к самому себе, возможно, есть только один выход — дать экономике свободу и возможность нормально развиваться. Тогда и налоговое бремя можно будет снизить, и государственные деньги расходовать только на социальные, а не инвестиционные цели. Не нужно будет стимулировать спрос с помощью закачки денег через ФЦП — он сам появится, если дать людям возможность заработать деньги и потратить на то, что хочется.

Впрочем, согласимся, что это — сценарий рыночной утопии. В таком случае можно попробовать еще одно средство — не воровать. Просчитывать эффективность. Спрашивать с исполнителей. Однако и это вариант еще одной утопии — свободный рынок, сильная полиция, честное государство. Где это видано, где это слыхано?

Словом, сплошные утопические тупики. Выхода нет, а делать что-то надо. Эх, придумать бы одну волшебную большую ФЦП «Прыжок из царства необходимости в царство свободы»! Лучше — в рамках кредитования со стороны Всемирного банка. Вот бы зажили. А там — хоть трава не расти. На Марсе.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK