Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Падший герой"

Правда ли, что гроссмейстер Роберт Фишер страдал психическим расстройством? Американский психолог пытается установить диагноз посмертно.   11 сентября 2001 года слова Бобби Фишера основательно озадачили многих: «Аллилуйя! Благословенный день!» Так экс-чемпион мира по шахматам в интервью одной радиостанции отреагировал на теракт.
   Гневная тирада в адрес собственной страны знаменовала собой одну из низших точек его падения. Никто не сомневался: гениальный американский шахматист обладал всем, чтобы достичь еще большего успеха. Почему же его жизнь завершилась так печально?
   В январе 2008 года Роберт Фишер, которому едва исполнилось 64 года, умер в эмиграции в столице Исландии Рейкьявике. Незадолго до смерти подчас могло показаться, что этот старик с кудлатой бородой и нечесаными волосами последнюю ночь провел в какой-нибудь канаве.
   После смерти жизнеописанием падшего героя занялись почитатели его таланта. Приподнять завесу тайны, окружавшей жизнь эксцентричного шахматного триумфатора, попытались авторы биографии, недавно опубликованной в США. А уже летом американский телеканал HBO покажет документальный фильм о Бобби Фишере.
   Пожалуй, максимум новой информации можно получить, ознакомившись с работой психолога Джозефа Понтеротто из Фордхэмского университета (штат Нью-Йорк), напечатанной в американском научном журнале Miller McCune в рубрике «Психологическая аутопсия». В результате въедливого анализа ученый выявил у Фишера признаки «психического недуга, который, по всей видимости, не был точно продиагностирован, и лечение которого не производилось». Как полагает Понтеротто, Фишер страдал параноидальным расстройством личности.
   Мир долго строил догадки, чем объяснялись периодические выходки шахматного гения: простой эксцентричностью или же больной психикой? Фишер изматывал противников жалобами на нестерпимо яркий свет, непомерно громкий кашель в зале и даже на столешницу, которая, как ему казалось, установлена на несколько миллиметров выше положенного.
   В молодые годы у шахматиста случались неконтролируемые приступы ярости. Однажды Фишер, впавший в неистовство, укусил своего коллегу за руку, да так сильно, что следы его зубов можно было разглядеть на коже жертвы даже годы спустя. А позднее он еще и «прославился» громкими антисемитскими заявлениями.
   До сих пор высказывались предположения, что сошедший с дистанции гений страдал синдромом Аспергера, считающимся одной из форм аутизма. Понтеротто впервые заинтересовался особенностями психики не только самого шахматиста, но и его родных. Относительно душевного склада его матери имеются солидные документальные свидетельства. После ее смерти в 1997 году Федеральному бюро расследований пришлось предоставить доступ к обширным материалам слежки за Региной Вендер.
   Прежде чем перебраться в Америку, еврейская девушка какое-то время училась в мединституте в Москве. Этого было достаточно, чтобы вызвать подозрения у компетентных органов в Штатах. И хотя ФБР не удалось уличить ее в шпионаже, эта женщина, без мужа растившая ребенка, вполне в духе времени характеризовалась в материалах дела как «параноидальная личность, склонная к кверулянтству». Пожалуй, поводы для паранойи у Регины Вендер были: начиная с 1942 года, она 30 лет постоянно находилась под колпаком ФБР.
   В материалах ФБР содержится гипотеза, согласно которой биологическим отцом легендарного гроссмейстера был не немецкий биофизик Ханс-Герхард Фишер, а выходец из Венгрии, физик Пауль Немени. Похоже, за предполагаемым родителем Бобби тоже водились странности: по отзывам знакомых, Немени обладал большим интеллектом, но его чудачества граничили с навязчивыми состояниями. Не-однократно окружающие замечали, что из-под верхней одежды физика выглядывает пижама.
   Из-за одержимости маленького Бобби шахматами мать несколько раз отправляла его к психологу — безуспешно. По мнению Понтеротто, доктора оказываются перед дилеммой: как помочь юному гению, не препятствуя развитию таланта?
   В аналогичной ситуации находятся и другие одаренные дети, констатирует специалист. Жизненный путь Бобби Фишера как нельзя лучше показывает, насколько трудный выбор приходится делать родителям вундеркиндов: «Даже с неподобающим поведением своих чад взрослые мирятся, не желая мешать становлению будущих звезд».
   Но как не допустить превращения таких молодых дарований, как Бобби Фишер, в себялюбивых чудовищ? Наилучшая терапия для вундеркиндов с лабильной психикой — их интенсивное «окормление». В идеале соответствующие функции должен брать на себя равный им по таланту взрослый, убежден психолог.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK