Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Палки» в колеса, или Можно ли купить дешево у государства"

Что делать, когда денег мало, а машину хочется? Хотя бы подержанную. С авторынками и объявлениями частников понятно, а вот о конфискованном транспорте ходят легенды. Бытует мнение: если знать места, можно разжиться почти новой машиной за смешные деньги. Так ли это?Хлам — это легально
   Поиски легального конфиската приводят в Российский фонд федерального имущества (РФФИ). Заглянул на сайт — на продажу выставлен внедорожник Suzuki Grand Vitara 2003 года выпуска по цене 9700 (!) рублей. Дозвониться по указанному на сайте телефону не удалось, пришлось поехать по указанному на том же сайте адресу.

   Продавцом оказалась частная фирма. Предъявленная распечатка с сайта и вопрос, «можно ли посмотреть и приобрести» вызвали у директора уныние: я был явно не первым желающим. Мне объяснили, что Vitara продана, но на реализации находится еще одна машина из РФФИ, ее я могу посмотреть. Машина-мечта — BMW 730… Я готов был смириться с чем угодно, но увиденное превосходило все разумные пределы: разукомплектованность машины превышала 50%. Даже при цене $1,5 тыс. это было сомнительным приобретением.

   Подозревая подвох, я обратился за разъяснениями в РФФИ: откуда берутся машины, как определяется их стоимость, почему я ездил в некую фирму, а не в сам фонд?

   Как рассказали сотрудники РФФИ, большую часть конфискованных машин им поставляет служба судебных приставов. В основном это автомобили, изъятые судом для возмещения ущерба. Часть транспорта поступает от таможенников — машины, которые были завезены без таможенного оформления. Но не стоит обольщаться по поводу их состояния. Такие машины несколько лет могут ездить по российским дорогам, прежде чем выяснится, что они были завезены незаконно. Хозяину предлагают либо заплатить пошлину, либо отказаться от машины. Поэтому в таможенный конфискат, как правило, попадают машины, стоимость таможенной очистки которых выше реальной рыночной стоимости. Проще говоря, хлам.

   Самым экзотическим источником поступления автотранспорта является добровольный отказ собственника в пользу государства (около 10% всех машин). Этот пункт привел меня в некоторое замешательство. Но, увидев мою ехидную ухмылку, чиновники поспешили объяснить: в основном свой транспорт отдают государству посольства и представительства. По закону, посольства имеют право ввозить автотранспорт беспошлинно. Когда приходит пора обновлять автопарк, появляется проблема — куда девать старые машины. Их нужно либо растаможить, либо вывезти за пределы России, либо утилизовать. Часто оказывается выгоднее отдать машину государству.

   Как сообщили в РФФИ, реализацией любого конфискованного товара занимаются поверенные фирмы (на сегодня их около 40). Отбором этих фирм занимается специальная комиссия РФФИ. Критериев несколько: отсутствие задолженности по налогам, опыт работы с тем или иным товаром, чистота юридического оформления фирмы. Чаще всего конфискованные автомобили достаются тем поверенным, которые имеют либо площадки под хранение автотранспорта, либо свой автосервис.

   Поступившую машину поверенный не обязан продавать вам по цене, указанной в оценочном акте, главное — чтобы она не была ниже. В случае с BMW выше ее сделать никак не могли, поскольку стоимость машины образовывал акциз на многолитровые двигатели. То есть реальная стоимость машины вряд ли превышала $1 тыс., тогда как акциз составил — 41 750 рублей.

   Усредненный портрет автомобиля, попавшего на реализацию в РФФИ, таков: иномарка старше пяти-шести лет, сильно изношенная, после серьезной аварии, иногда разукомплектованная на 90%. Правда, и цены на машины ниже рыночных как минимум на 20%. Что же касается определения стоимости, то сам фонд этим не занимается, а заказывает экспертизу в специализированной фирме.

   По словам эксперта ООО «Мосавторемсервис-Автоэкспертиза» Владимира Мирзояна, есть три способа оценки реализуемого транспорта. Первый способ применяется к машинам не старше двух-трех лет. Берется цена нового авто, от нее отнимается стоимость восстановительных работ. Услуги дефектовки платные, что увеличивает цену машины. Второй способ более простой: от рыночной цены автомобиля отнимается дисконт (около 20%), который должен покрыть стоимость устранения дефектов. Третий способ — по возможной прибыли — применяется, как правило, для оценки коммерческих автомобилей и специального транспорта. Средняя стоимость оказанной услуги (например, час работы бульдозера) умножается на количество часов или рейсов, которые данный транспорт может осуществить. После этого машина поступает на реализацию.

Вал по плану
   Я оказался слишком беден, чтобы покупать дешевый легальный конфискат. Пришлось искать «черный»… Опросив знакомых, я выяснил три возможных способа купить конфискованную машину, минуя официальные формальности.

   Один знакомый дал мобильный телефон начальника штрафной стоянки, уверяя, что там можно купить машину дешевле, чем на рынке. Созвонился, договорился. Стоянка находилась в районе улицы Королева. Понимая, что не забирают авто в двух случаях — либо когда машина стоит меньше, чем штраф, либо когда владельца уже нет (погиб в аварии), я взял с собой знакомого автомеханика. Пока ждали начальника стоянки, я смотрел на машины, пытаясь угадать, какая из них станет моей.

   …Подошли двое мужчин, отрекомендовались, предложили Saab 9000 и Opel Frontera. Машины аккуратно стояли вдоль забора, но с наружной стороны, это несколько насторожило. Дальше — больше. На Saab красовались дипломатические номера (как выяснилось, он принадлежал афганскому посольству), а Opel явно побывал в аварии. Решили сначала посмотреть техсостояние, потом разбираться с документами. Вердикт специалиста был краток: у Saab разморожен двигатель (то есть в его систему охлаждения зимой заливали воду!), а у Opel имелись кузовные дефекты, повреждения двигателя, передней подвески и системы охлаждения. По заверениям механика, для восстановления любой из этих машин надо $7—8 тыс.

   Другой приятель рекомендовал обратиться к милиции, поскольку кому как не им заниматься конфискованным автотранспортом. После непродолжительных поисков я получил несколько телефонов, диапазон предложенных машин был чрезвычайно широк — от «девяток» за $1000 до Toyota Camry 98-го года за $4,5 тыс.

   Один из знакомых оперов (не причастный к моим поискам) на вопрос: «Откуда такие машины берутся?» — объяснил: скорее всего, это машины, которые изымались, но не оформлялись. И добавил: «Когда «накрывают» отстойник краденых машин, то не важно, сколько их там будет стоять, одна или десять. Уголовное дело все равно будет одно, поэтому одну изымут официально, а остальные как придется. Это если вместе с машинами задерживаются и преступники. Если же машины есть, а преступников нет, то официально изымать похищенное — себе дороже, поскольку получишь висяк и кучу неприятностей. Разумнее всего такие машины куда-нибудь тихо пристроить. Как правило, их продают на запчасти. Целые авто продают либо молодые и глупые сотрудники, либо машины предлагают особо доверенным клиентам, которые могут самостоятельно их легализовать».

   По словам приятеля, внутри системы МВД таких «серых» машин циркулирует множество. Чаще всего органы, занимающиеся уголовным следствием, выменивают их у ГИБДД за так называемые палки (раскрытые преступления). В МВД, как известно, есть план по раскрываемости (в просторечии — «план по палкам»). Допустим, некое подразделение отличилось и раскрыло 100 уголовных дел, хотя по плану должно было раскрыть 40, причем прокурор подписал все «карточки раскрытия».

   Оставить все 100 «палок» у себя оно не может, поскольку автоматически это приведет к повышению плана на следующий год. Выход один — продать лишние «палки» тем, кто в них нуждается. В частности — ГИБДД, которая тоже, оказывается, должна раскрывать уголовные дела. Ездить на такой «палке» можно, только имея в бардачке постановление о необходимости использовать данный автотранспорт для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Единственное условие, которое выставляют гаишники, — в конце концов машина должна вернуться на их стоянку, хотя бы в виде металлолома.

   …Зная, на встречу с кем я иду, решил подстраховаться, и все встречи проходили в присутствии знакомого гаишника. Он при помощи синего фонаря и мобильного телефона за пять-семь минут объяснил, в чем проблема того или иного транспортного средства. Итак, все машины находились в хорошем состоянии, но у всех без исключения были проблемы с документами. Например, «девятка» имела «левый» ПТС, который числился утраченным где-то в Самарской области. У Audi 100 были номера от «Волги», а талон регистрации оказался банальной подделкой. Toyota вообще не имела документов, или мне их не показали… Из более или менее приличных случаев, предложенных по линии МВД, были Daewoo Nexia ($2500) и «десятка» ($1200), у которых в документах вместо номеров агрегатов были вклеены фотографии, сделанные экспертами. На такой машине можно ездить, но продать ее нельзя. Еще одним минусом стали личности продавцов, поскольку ни один из них не являлся владельцем машины. Наверное, на таких машинах можно ездить при наличии «ксивы», но, не имея ее, я побоялся проблем, поскольку их диапазон чрезвычайно широк, вплоть до возбуждения уголовного дела.

Была и сплыла
   К уже оставленной идее приобрести конфискованную машину меня вернул знакомый, преподаватель одного из вузов, сообщив, что его студент работает судебным приставом и обещал помочь.

   Созвонились, обменялись верительными грамотами (я назвал фамилию преподавателя). Предложили мне Kia Rio 2003 года, в топовой комплектации и с коробкой-«автоматом». Цена — $5 тыс.! (По данным сайта auto.ru, на рынке такая стоит $10—11 тыс.) Машина была практически новой, пробег — всего 47 тыс. км. Одна мысль портила настроение: так не бывает.

   Начал выяснять, откуда машина. Оказалось, что ее (как и квартиру) арестовали в рамках дела по взысканию долга. Мои сомнения по поводу того, сможет ли хозяин его выплатить (а затем забрать «мою» машину), развеялись, когда я узнал, что долги владельца авто, признанные судом, зашкаливают за $250 тыс., а предписанный законом 2-месячный срок, по истечении которого приставы имеют право реализовать конфискованное имущество, давно истек.

   Спустя две недели, передав деньги прямо на стоянке, я получил комплект документов, ключи и генеральную доверенность на машину. По поводу доверенности мне объяснили, что в противном случае машину придется оформлять через официальные структуры.

   …Где-то между обмыванием левого заднего и правого переднего колеса раздался звонок. Позвонил все тот же судебный пристав и со скорбью в голосе сообщил, что машину придется вернуть: хозяин написал жалобу, и пристав ждет проверки. Обмывание перешло в прощание с машиной, которую я вернул на следующий день. Мне честно возвратили деньги, и все вернулось на круги своя.

Сухой остаток
   Машину я так и не купил, зато обогатился бесценным опытом. Вот он:

   — «официальный» конфискат. В природе он существует, но что-либо приличное купить вряд ли получится, поскольку по бросовым ценам продается только то, что ничего и не стоит. Более или менее приличные машины уходят, видимо, сразу и своим.

   — «штрафной» конфискат. Это, как правило, груда металлолома да еще с сомнительной репутацией.

   — «ментовской» конфискат. Машины приличные, но ездить могут только обладатели «корочек». Либо те, кто покупает машину по принципу «купил, убил, выбросил».

   — «судебный» конфискат. Несмотря на постигшую меня неудачу, он существует, более того, по оценке экспертов, его доля на рынке с каждым годом увеличивается. Правда, как рассказывают отставные судебные приставы, обычно при продаже машин, изъятых за долги, используется другая схема. Приставы заказывают экспертизу в специализированной фирме. Поскольку экспертизы приносят оценщикам неплохие деньги, по просьбе заказчиков стоимость изъятого имущества оценивается ниже реальной рыночной. Далее конфискат поступает на реализацию в фирму, аккредитованную при службе судебных приставов (так и должно быть по закону), которая продает его по реальной стоимости. Часть денег от продажи возвращается приставам в виде наличных…

   В подобных схемах нет места для покупателя «с улицы». Так что, собираясь купить машину за копейки, помните о двух вещах: бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а в азартные игры с государством лучше не играть.

   P.S. На прошлой неделе был отправлен в отставку замглавы РФФИ Владимир Вдовин. Вдовин — сотрудник действующего резерва ФСБ. В РФФИ он курировал информационную безопасность и региональные отделения фонда. По мнению ряда СМИ, его отставка была связана с многочисленными скандалами вокруг реализации конфиската. Однако, по информации источников «Профиля» в РФФИ, причиной увольнения чиновника могли стать и кадровые подвижки в головном ведомстве, а также инициированная генпрокурором Юрием Чайкой ревизия уголовных дел, которые вело управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры. В частности, дела о приватизации ОАО «Апатит», в связи с которым был снят с работы, а в декабре 2005 года осужден на четыре года условно бывший глава фонда Владимир Малин.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK