Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Папа, мама, я, я, я, я — дружная семья"

22-летняя Мария Юрьева, супруга президента инвестиционной компании «Атон» Евгения Юрьева — мама четверых детей. И на достигнутом семья останавливаться не собирается.Мария Юрьева: К тому, что у меня будет большая семья и много детей, я была готова. Мои родители с детства говорили, что главное назначение женщины — быть хранительницей домашнего очага.
Наталья Щербаненко: Интересно, в каких же семья в наше время так правильно воспитывают девочек?
М.Ю.: Моя мама закончила Богословский институт, сейчас воспитывает мою младшую сестренку, ей 13 лет, а папа — международный экономист. Мы долгое время жили в Германии, и мама все свободное время посвящала моему воспитанию: я закончила художественную и музыкальную школы, школу танца, студию фотографии.
Н.Щ.: И как родители отнеслись к тому, что их не достигшая совершеннолетия дочь-школьница познакомилась с взрослым мужчиной?
М.Ю.: С Женей мы познакомились в День всех влюбленных на дискотеке.
Н.Щ.: А что президент солидной компании делал на молодежной дискотеке?
М.Ю.: Ну, во-первых, президенту «солидной компании» было тогда 25 лет. А во-вторых, бизнесмены обычно проводят время в светском обществе, с фотомоделями, и Жене просто для разнообразия захотелось посмотреть, как развлекается обычная молодежь.
Н.Щ.: Вас не смущало, что бизнесмены общаются с фотомоделями и не особенно постоянны в своих пристрастиях?
М.Ю.: Женя не сказал мне, кем он работает. Он представился студентом экономического вуза и на мой вопрос, откуда у студента такая роскошная машина и телохранители, ответил, что его старший брат — крутой бизнесмен и он попросил у него автомобиль, чтобы произвести на меня впечатление.
Н.Щ.: А почему Женя не сказал вам, кто он есть на самом деле?
М.Ю.: Может быть, потому, что состоятельные люди вынуждены опасаться того, что влюбляются не в них, а в их деньги.
Н.Щ.: Евгений понравился вашим родителям?
М.Ю.: Женя приехал ко мне домой на следующий день после нашей встречи. Я была в шоке — до сих пор не знаю, где он узнал мой адрес, я ведь давала только телефон. Они с мамой уединились на кухне, долго пили чай, а я в соседней комнате читала книжку. Он еще много раз приходил, причем общался с моими родителями даже больше, чем со мной. Через три месяца Женя сделал мне предложение.
Н.Щ.: А родственникам мужа вы понравились?
М.Ю.: Мама Жени умерла, а у его папы — военного — подход к невестам своеобразный: чтобы была красивая, молодая и здоровая. Этим критериям я соответствовала. Я быстро познакомилась с Жениными родственниками, и они не стеснялись выражать свои эмоции: «Ну наконец-то Женя привел в дом такую скромную и милую девушку!»
Н.Щ.: Где вы жили после свадьбы?
М.Ю.: Мы сняли квартиру, но прожили в ней один день и «переехали» ко мне домой. То есть завтракали, обедали, ужинали, стирались и гладились мы у моей мамы. Я умела готовить, но когда выяснилось, что это надо делать каждый день, то порядком растерялась. Сейчас мы арендуем большой загородный дом.
Н.Щ.: Ну хорошо, свадьба свадьбой, а учиться-то вы собирались?
М.Ю.: Я еще в 11-м классе экстерном поступила в Академию информатики на факультет международной экономики. Но Женя настойчиво повторял, что ему не нужна жена-экономист, он был за то, чтобы я получила гуманитарное образование. Так что после свадьбы я поступила в Свято-Тихоновский богословский институт.
Н.Щ.: Переходим к самому интересному. Вам 22 года, и у вас четверо малышей. Как вам это удалось?
М.Ю.: Дети у нас погодки: Серафиму 4 года, Любаше — 3, Мише — 2, Васе — полгода.
Н.Щ.: Каждый раз это было осознанное решение?
М.Ю.: Когда я узнала, что жду первенца, удивилась. Я, конечно, знала, что когда люди женятся, у них появляются дети, но когда это случилось со мной… Женя же был абсолютно счастлив. Чем больше у нас появляется детей, тем чаще он говорит, что у нас их мало. Его голубая мечта, чтобы каждый год у нас рождались двойни или тройни.
Н.Щ.: Физически вам было тяжело?
М.Ю.: У меня был сильный токсикоз, а в остальном все замечательно. На следующий день после рождения Серафима я пришла к главному врачу и сказала, что мне пора домой. Позвонила Жене: «Я выписываюсь, встречай!» У Жени были переговоры, он приехал в роддом, не отрываясь от мобильника, сел в машину, понянчился с малышом, проехал с нами полдороги и уехал обратно в офис. Со всеми следующими младенцами я тоже выписывалась на второй день.
Н.Щ.: Как вы справляетесь с таким большим хозяйством?
М.Ю.: У меня, к счастью, много помощников: мама, родственники, няня с удовольствием возятся с детьми. Я уверена: чем больше в семье детей, тем меньше с ними проблем.
Н.Щ.: Почему?
М.Ю.: В многодетных семьях дети учатся уступать друг другу. У малышей одинаковый режим дня: они в одно время едят, потом кто-то спит, кто-то гуляет или все спят или играют. У нашей дочки развит материнский инстинкт, она следит за маленькими, чтобы никто не описался, не упал, не проголодался. Любаша, честно говоря, своей заботой нас с Женей даже иногда утомляет. К Жене она относится как к своему ребенку: «Женечка, ты простудишься!», «Женя, не ходи босиком!», «Женя, покушай!».
Н.Щ.: Вас все дети по имени называют?
М.Ю.: Нет, только Любаша.
(К разговору присоединяется Евгений.)
Н.Щ.: Евгений, у состоятельных людей есть большое искушение баловать своих детей. Возможность много дать ребенку создает опасность приучить к тому, что все дается легко.
Евгений Юрьев: Родителями с определенным социальным статусом важно научить ребенка жертвовать собой. Это не значит, что дети должны ходить в обносках. У них может быть дорогая качественная обувь, но ее не должно быть много, чтобы ребенок не привыкал к изобилию. Нельзя, чтобы в ребенке доминировало «я хочу!». Иначе вырастет эгоист. Ребенок должен знать, что он не всегда будет «кушать», что ему придется и «кормить».
Н.Щ.: Но признайтесь, вы все-таки иногда балуете своих детей?
Е.Ю.: Когда меня о чем-то просит дочка, я отказать не могу. Любаша просто вьет из меня веревки. А вот с мальчишками стараюсь быть строгим папой.
М.Ю.: Женя очень трогательно к дочке относится. Когда я ставлю ее в угол, он становится вместе с ней, чтобы ей не было грустно одной.
Н.Щ.: А за что вы ставите детей в угол?
М.Ю.: Как любые нормальные дети, они заслуживают наказания за свои проказы. Когда Серафиму было два с половиной годика, он «угнал» папин «мерседес». Мы с Женей завтракали, а сын вышел во двор, подошел к водителю и сказал, что папа просил его покатать. Выходит Женя, спрашивает охранников: «Где машина?» И дюжие молодцы отвечают, что на ней уехал Серафим. Можете себе представить нашу реакцию!
Н.Щ.: Вы, как опытная мама, наверняка много читали о воспитании детей. Какие системы воспитания вам ближе?
М.Ю.: Я читаю труды святых отцов Иоанна Златоуста, блаженного Иеронима, там много интересных мест о воспитании. К современным методикам отношусь с недоверием, как-то там все слишком теоретически. Нам пришлось расстаться с гувернанткой, потому что она была психолог по образованию и рассматривала детей как некие поведенческие модели.
Н.Щ.: А из детских книг что вы выбираете?
М.Ю.: Все детские книжки проходят мою редактуру. Я замазываю замазкой некоторые строчки, вырываю картинки. Мне не хотелось бы, чтобы мои дети стали жертвами массовой культуры. Например, та же диснеевская продукция, по мнению психиатров, оказывает на детское сознание отрицательное воздействие — задается стереотипное мышление, ограничивающее детскую фантазию. Телевизор наши малыши вообще не смотрят. Его у нас включает только Женя, чтобы посмотреть новости.
Н.Щ.: А вы не боитесь, что у детей, выросших в таких изолированных условиях, рано или поздно состоится болезненная встреча с действительностью?
М.Ю.: Я сама росла в изолированных условиях. Моей лучшей подругой была мама. Когда ребенок растет в любви, у него не должно быть сложностей в будущем. То, с чем будет он жить, закладывается в детстве: дерево надо гнуть, пока оно молодое.
Н.Щ.: Но ведь они пойдут в школу, где все вокруг будут играть в «покемонов», а ваши дети даже не будут знать, кто это такие.
М.Ю.: А что дает такое знание? Дети, которые много смотрят телевизор, даже картинки рисуют одинаковые. Мне бы хотелось, чтобы у моих ребят было домашнее образование. И не потому, что у них может не оказаться общих интересов с ровесниками. В школе с первого класса на вопрос, кем ты хочешь быть, полагается отвечать: «бизнесменом». «Как, ты хочешь стать инженером?» — в ужасе спрашивает учительница у ребенка, лишенного амбиций. А что плохого в том, чтобы быть инженером? Человек должен стать тем, кем он хочет, а не тем, кем должен.
Н.Щ.: Маша, расскажите, пожалуйста, об институте, где вы учитесь.
М.Ю.: Свято-Тихоновский богословский институт, наверное, единственный вуз, где нельзя «договориться» с преподавателем, получить оценку за подарок.
Н.Щ.: А как вы отдыхаете?
М.Ю.: Женя приходит домой и говорит: «А не поехать ли нам послезавтра на Таити?» На этом его функция заканчивается: я занимаюсь оформлением виз, покупкой билетов, бронированием номеров. Приехав, Женя через пару дней говорит, что ему здесь надоело, мы пакуем чемоданы и летим в другое место. Там Женя спрашивает: «А не слетать ли нам в Рим?» Все это усугубляется тем, что мы накупаем полные чемоданы подарков для многочисленных родственников и знакомых. Причем Женю не волнуют масштабы подарка. Например, ему понравилась огромная статуя из венецианского стекла, и он решил привезти ее в подарок другу. То, что она займет полсамолета, его не волновало. В результате мы разбили эту статую по дороге.
Н.Щ.: Неужели дети принимают участие в таких активных путешествиях?
М.Ю.: В этом году мы ездили во Францию, в Давиль, и брали с собой старших детей. Любаша вышла к океану и вздохнула: «Как же хорошо гулять за калиткой!»
Н.Щ.: А свободное время у вас есть?
М.Ю.: Свободное время у меня все занято. Мне преподает искусство фотографии замечательный мастер Юрий Рост. Я беру уроки танца живота. И, подобно китайским императорам, увлекаюсь садоводством: дворик в офисе у мужа засажен моими руками.
Н.Щ.: А как решается финансовый вопрос?
М.Ю.: Все кредитные карточки и наличные деньги находятся в моих руках, потому что Женя, по-моему, даже не знает, где продается хлеб. Время от времени муж спрашивает, куда делись все деньги. У меня все ходы записаны.
Н.Щ.: Ну а дорогие наряды он вам покупает?
М.Ю.: Женя, уезжая в зарубежные командировки, ходит по магазинам и с удовольствием выбирает мне наряды » от кутюр». Ему приятно это делать для меня.
Н.Щ.: Маша, как в вашей современной семье уживается столь несовременная система воспитания детей?
М.Ю.: Я за возврат к дореволюционной русской модели семьи. Наши друзья называют нас «новейшими русскими». Может быть, так и есть.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK