Наверх
20 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Планета успеха"

©
Ирина Разумова, президент крупнейшей сети спортивно-оздоровительных клубов «Планета Фитнес», пожалуй, одна из немногих в компании не имеет профессиональной спортивной подготовки. Но именно она 15 лет назад «привезла» из Швеции неизвестное тогда россиянам понятие «фитнес». Открыв в Ленинграде первый в стране фитнес-центр World Class, Ирина положила начало фитнес-индустрии в России.— Вы были более известны как Ирина Краг-Тимгрен. Почему вы поменяли фамилию? Ведь в бизнесе не очень принято менять имя, ставшее определенным брендом...

— Я — коренная москвичка. Жила и училась в Москве, потом вышла замуж и уехала в Швецию. Меня спрашивали: а где у тебя дом — в Швеции или в России? Удивительно, но периодами все меняется. Когда сыновья были маленькими, домом был Стокгольм, где жила моя семья. Теперь, когда они стали самостоятельными и во многом участвуют в моем бизнесе, мы перестали быть привязаны к Стокгольму как к единственному месту нашей жизни. Так сложилось, что наш бизнес связан и с Россией, и со Швецией. Поэтому из практических соображений я вернулась к своей девичьей фамилии. И если честно, страна пребывания — это просто география, а фамилия — часть истории, характера и жизни человека. Где бы я ни жила, я никогда не переставала быть россиянкой и москвичкой, дочерью своих родителей.

Как появилась идея создать в России фитнес-центры?

— У меня был период активного поиска не один год. Хотелось сделать то, что до меня не делал никто. Я всегда хотела вернуться в Россию, но не просто так, а с каким-нибудь проектом. Уже был накоплен огромный опыт. Все-таки я десять лет занималась бизнесом в Швеции, открыв в центре Стокгольма два успешных ресторана. Кстати, нас было всего три женщины в Скандинавии, которые работали в этой сфере. Получение права на ведение ресторанного дела требовало специальных знаний, в том числе дополнительного экономического образования. Словом, в какой-то момент количество разнообразных знаний, мыслей, опыта должно было перерасти в качество.

Отправной точкой стал декабрь 1986 года. Когда после 10-летнего перерыва я приехала в Москву на Рождество и решила пойти в фитнес-клуб, то с удивлением услышала: «А что это такое?» В Москве не было ни одного фитнес-центра, и люди даже не знали этого слова. В тот момент и родилась эта неординарная мысль. В стране, где в магазинах население стояло в очередях за хлебом и картошкой и понятия не имело о фитнесе, где полностью отсутствовал рынок и не было никаких экономических условий для развития какой-либо коммерческой деятельности, осуществить эту идею казалось абсолютно нереальным делом. Но тем не менее я решила, что надо попробовать найти способ воплотить идею в жизнь.

С чего вы начали?

— Я обратилась к владельцу известной в Швеции сети спортивно-оздоровительных центров World Class Ульфу Бенгтстону с предложением открыть фитнес-клуб под этой торговой маркой в России. «Хорошая идея! Открывай!» — сказал он мне. Начала я с российского посольства, которое отправило меня в торговое представительство СССР. Я устроила презентацию для торгпреда и его замов, пригласила в клуб, рассказала о своей идее.

Решили, что идея новая, интересная, и выдали 37 адресов и рекомендательное письмо в различные инстанции страны. Я сидела дома за пишущей машинкой, переводила и печатала презентационные брошюры, потому что компьютеров с кириллицей не было и в помине. А потом, арендовав телекс, рассылала все это по 37 адресам. В декабре 1988 года пришел ответ из Ленинграда. Там мы нашли партнеров по бизнесу. В стране начинался перелом, зарождалось кооперативное движение. Появилась возможность организации совместных предприятий. Нам предложили полузатопленное помещение на Каменноостровском проспекте. Но прошел еще год, пока с большим трудом были оформлены документы, потому что еще не существовало законодательных актов, которые бы поддерживали и регулировали деятельность совместных предприятий на международном уровне в полном объеме. Фитнес был все еще совершенно новым явлением. Осенью 1990 года нами был открыт первый коммерческий фитнес-клуб World Class — как советско-шведское совместное предприятие.

Но через семь лет вы покинули World Class и создали в России другую сеть спортивнооздоровительных клубов — «Планета Фитнес». Почему?

— Поначалу фитнес-центров было крайне мало: один — в Москве, другой — в Санкт-Петербурге. И неудивительно, что такое явление, как фитнес, сразу стало эксклюзивным и недоступным для большинства. Спрос превышал предложение.

По сути своей фитнес-бизнес никакого отношения к эксклюзивности не имеет вообще. Это принадлежность жизни любого цивилизованного человека, так же как поход к зубному врачу. Я не против дорогих закрытых клубов. Такие есть в каждой стране. Но они не должны быть повсеместно. Моей целью всегда было сделать фитнес-клубы доступными каждому. На каждой улице, в каждом районе должно быть место, где люди имели бы возможность проводить свой досуг, активно отдыхать. Поэтому мы и расширяем свою сеть, открывая все новые спортивно-оздоровительные центры. Сейчас их 26, и не только в Москве, Санкт-Петербурге, Стокгольме. Наши франчайзинговые клубы есть в Татарстане, Самаре. Совсем скоро «Планета Фитнес» появится в подмосковной Балашихе.

Вы всегда настроены на победу?

Каждую идею надо отработать до конца. Всегда есть путь к поставленной цели. Просто иногда его безумно трудно найти. Но если быть настойчивым и последовательным, в конечном итоге все сложится. Могу сказать, что я не достигла в жизни только того, чего действительно не хотела.

А если это идея авантюрная?

— На самом деле я человек консервативный. Риск в бизнесе есть всегда. Есть возможности и определенные ограничения. Если возможностей хотя бы на 1% больше, чем ограничений, — работать можно. Хотя открытие клуба «Планета Фитнес» в Стокгольме действительно можно считать «авантюрой» в самом хорошем смысле. Впервые в истории российского фитнеса наш бренд вышел на сложившийся, остроконкурентный зарубежный рынок.

Действительно, такое решение кажется странным для любого предпринимателя, который ориентируется на быструю прибыль. Или это вопрос престижа?

— Как предприниматель, я ориентируюсь не на «быструю прибыль», а на построение разветвленного, устойчивого бизнеса. К престижу это не имеет отношения, выход на международный рынок дает возможность объективно оценить профессиональный уровень компании, открывает новые горизонты развития. Экспорт нашего ноу-хау в высокоразвитую страну, на мой взгляд, — новый этап в развитии и росте компании.

Наверное, в Скандинавии вы снизили цены, поэтому расчетливые шведы и предпочли «Планету Фитнес»?

—Цены мы не снижали. Они на уровне средних в этой сфере услуг.

Так чем же тогда вы «подкупили» разборчивых клиентов?

— «Планета Фитнес» — другая. Все дело в концепции и людях, работающих в нашей сети. Они создают тот самый бизнес, который значительно сложнее и многограннее, чем помещение, где просто стоят тренажеры. Успех наших фитнес-клубов — в системе работы с людьми, где человек — это центр. Кто бы мог подумать, что уровень подготовки наших сотрудников (а их более двух тысяч) на сегодняшний день выше уровня любого западного специалиста? Во всех отношениях. Теперь уже шведы проходят обучение у нас. И я этим горжусь. Горжусь, что пресловутый российский сервис оказывается в результате самым лучшим и котируется на очень жестком конкурентном рынке.

На работу принимаете профессионалов?

— Откуда их взять в таком количестве? Мы сами готовим специалистов для своих клубов. Они обязательно проходят подготовку в созданной нами Академии фитнеса, обучаются в разных подразделениях. Только после подтверждающих их квалификацию экзаменов они получают право работать с клиентами. Могу сказать, что «Планета Фитнес» стала кузницей кадров для всех более-менее известных на сегодняшний день фитнес-клубов в Москве. В них работают или руководят ими люди, которые начинали свою карьеру у нас.

Что вы можете сказать о ценовой политике «Планеты Фитнес»? Средний класс в России очень разнороден, и не все могут позволить себе заниматься в ваших клубах.

— Она напрямую связана с изменениями возможностей рынка. Потому что в нашем случае стоимость членства зависит только от стоимости аренды. Когда мы открывали спортивнооздоровительный центр в Самаре, то годовое членство в клубе стоило всего $245.

Ирина, а для вас важно, сколько денег вы зарабатываете?

— Для меня важен реальный результат самого дела. При хорошем результате финансовые и другие возможности появляются сами собой. Когда же начинаешь высчитывать: если сделаю это — заработаю 3 рубля, а если то — 5 рублей, по всей видимости, не заработаешь ничего. Есть хороший афоризм: никогда не берись за дело, если не готов его делать бесплатно. То, чем я занимаюсь все эти 15 лет, я бы делала независимо ни от чего. — Что помогает вам в жизни и в бизнесе?

— Я из семьи цирковых артистов. Советские зрители хорошо знали дуэт воздушных гимнастов Степана Разумова и Полины Чернеги. С детства я видела, что за внешней гламурностью скрывается необыкновенно тяжелый труд. Помню маму в изумительных цирковых костюмах, с сияющими камнями и фантастическими страусовыми перьями. Она была исключительно красивой женщиной. И у нее были руки, толщина мозолей на которых составляла сантиметра полтора. До самых костей на них были трещины от канифоли, которые причиняли страшную боль. Поэтому мама всегда надевала напальчники, которые закрывали эту часть… Мои родители привыкли трудиться, преодолевая себя, и безумно любили свое дело. Поэтому в нашей семье, как и в окружающей артистической среде, естественными были такие понятия, как трудолюбие, дисциплина, умение достигать своих целей и не сдаваться.

Мне дали прекрасное образование. И это тоже был труд, мой труд. С пяти лет — упорные занятия французским и английским. Я все думаю: откуда мама знала, что мне понадобится иностранный язык? Ведь это было время железного занавеса, когда знание языков и западной культуры становилось мало кому нужным багажом. Занятия музыкой по 4— 5 часов. Спецшкола с ее строгими требованиями. Романо-германское отделение филфака МГУ, где вступительный конкурс составлял 200 человек на место. Я привыкла трудиться. Меня так воспитали. Ни одного дела, ни одного проекта я никогда не пускала на самотек. Всю жизнь работаю много, по семь дней в неделю, и делаю это с огромной радостью, потому что иначе не могу жить.

Своих детей вы воспитали так же?

— Воспитывать можно по-разному. Практически то же самое, что управлять компанией. Ведь семья — это, по сути, своего рода предприятие, со своим бюджетом, своими мероприятиями, порядком, традициями. Существует такой тип управления, как hands on. Когда сотрудники ориентируются в работе на своего руководителя, делают все как он, очень быстро адаптируясь. Они видят: если я прихожу на работу в 8—9 утра, то и они будут приходить в это время. Если я в офисе засиживаюсь допоздна — знаю, что большинство будет находиться рядом и многие из них останутся, чтобы уйти после меня. И не потому, что порядок такой в компании. Такова уж природа человека. Поведение и мораль сотрудников зависят от поведения и моральных устоев руководителя. Собственно говоря, в семье то же самое. Если я буду говорить одно, думать другое, а делать третье — будет анархия.

Мои сыновья Стефан и Мартин выросли очень самостоятельными. И первое слово, которое они произнесли, по-моему, было слово «дисциплина». Они говорят на трех европейских языках. Русский знают, но плохо. Оба закончили экономический факультет Стокгольмского университета. Это уже третье поколение экономистов. Хотя интересы у них очень разносторонние. Старший сын работает на нашем шведском предприятии. Младший пока пишет докторскую диссертацию.

Ирина, а волю случая вы не отрицаете в своей жизни?

— Хорошо помню две сказки, которые мне всегда рассказывала мама. А потом и я своим детям, когда они были маленькие. Это сказка про Аладдина и его лампу. Он преодолел много препятствий, прежде чем она оказалась у него. И ничто не могло его остановить, хотя ему было и одиноко, и холодно, и страшно. Когда же Аладдин нашел лампу, в его жизни все сложилось. Наверное, моя жизнь подобна сказке про Аладдина. И была еще одна сказка, более короткая. Про двух лягушек, которые упали в кувшин с молоком. Одна утонула, другая — перебирала лапками, молоко превратилось в масло, и она выбралась. Вот две жизненные позиции. Прошло полвека, а я эти сказки помню и несу по жизни с собой. В них все сказано, на мой взгляд. И только уже после этого можно говорить о том, что ты оказался в нужное время в нужном месте.

Как вы для себя определяете понятие «успех»?

— Недавно сотрудники подарили мне замечательную книжку Ральфа Вальдо Эмерсона «Цена успеха». Там есть слова, которые я бы поставила эпиграфом: «Смеяться часто и помногу, заслужить уважение умных людей и любовь детей, добиться признания честных критиков и пережить предательство лже-друзей, восхищаться красотой и сделать мир чуточку лучше, подарив ему здоровое дитя, тропинку в саду или облегчив условия жизни людей. Знать, что хотя бы одному человеку стало лучше от твоего существования на Земле — вот истина успеха».

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое