Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Пора наращивать мясо"

Мясной рынок России имеет очень хорошие перспективы роста. Особенно, если государство введет квоты на импорт мяса, а инвесторы будут вкладываться в производство и привлечение квалифицированных кадров. Так считает президент крупнейшего мясоперерабатывающего холдинга АПК Черкизовский Игорь БАБАЕВ.«Профиль»: Вы заявляли, что собираетесь увеличить свою долю на мясном рынке России до 25%, то есть почти в два раза. На чем основана такая уверенность и за какой срок вы собираетесь достичь такого результата?
Игорь Бабаев: Да, нам по силам обеспечить приблизительно четверть потребностей российского рынка года через 3. Прежде всего — за счет реконструкции и наращивания производственных мощностей наших предприятий. У нас сейчас месяца не проходит без ввода в строй новых производственных линий. Так, в марте нынешнего года мы запустили колбасный цех в Ульяновске мощностью 40 тонн в сутки, в этом году пустим еще один цех на 20 тонн в сутки.
Только что открыли ветчинное производство в Белгороде, где мы будем наращивать еще и колбасное производство и развивать птицеводческое направление. Кстати, на днях мы приняли предложение Губернатора Белгородской области Евгения Савченко принять участие в амбициозной программе развития птицеводства в области. Наше участие будет заключаться в создании нового производства по убою и глубокой переработке мяса птицы с объемом инвестиций в $10 млн. в течение ближайшего года.
В июле открываем новый цех на заводе в Пензе.
В августе завершаем первую очередь убойного производства на Петелинской птицефабрике, а в конце года завершим создание там уникальной убойной линии. Осенью пускаем мясоперерабатывающие цеха на наших заводах в Ростовской области и Краснодарском крае.
«П.»: Собираетесь ли вы приобретать предприятия в регионах?
И.Б.: Безусловно. Второй фактор нашего роста — это как раз приобретение новых производств в сырьевых регионах. Вот совсем недавно договорились о покупке мясоперерабатывающего завода в Богуруслане. Ведем переговоры о приобретении птицефабрик, свинокомплексов, комбикормовых заводов в Ростовской и Пензенской областях, в Краснодарском крае.
Надо сказать, что в каждом из перечисленных регионов мы либо уже стали абсолютными лидерами, контролируя до 70% рынка, либо приближаемся к этому. Да и в целом по стране позитивная динамика налицо. Если по прошлому году на нашу долю приходилось 11% продукции отрасли, то сейчас — около 14—15%. Так что 25% — совершенно реальная цифра.
«П.»: Как вы оцениваете общие перспективы отрасли? Будет ли продолжаться рост производства?
И.Б.: С начала 90-х и практически до дефолта 1998 года российское сельхозпроизводство вообще и животноводство в частности разваливалось на глазах. Поголовье стремительно сокращалось. На рынке ощущалось засилье дешевой импортной мясопродукции, причем далеко не всегда качественной. Отечественные мясопереработчики были вынуждены работать в основном на привозном сырье. Положение стало меняться к лучшему только в последние 2—3 года. Локомотивом этого процесса стали крупные мясоперерабатывающие предприятия, которые начали уже инвестировать в сырьевую базу.
Так, мы сейчас создаем вертикально интегрированный комплекс с собственной сырьевой базой. Это — единственное средство для стабилизации качества и непрерывности поставок мясосырья на наши заводы. Мы стали покупать мясоперерабатывающие предприятия в сырьевых регионах и проводить их полное техническое перевооружение. Нарастив их мощности, мы замкнули их на местные животноводческие хозяйства, стали прикупать и восстанавливать свинокомплексы и птицефабрики. Таким образом, региональные хозяйства получили мощный импульс в своем развитии.
Сегодня мы обеспечиваем свои предприятия собственным сырьем уже наполовину. Наша цель — достичь 100-процентного самообеспечения в течение ближайших трех лет.
«П.»: Минсельхоз уже давно предлагает ввести квоты на импорт мяса в страну. Как вы относитесь к этой идее и насколько импорт мешает развитию собственного производства?
И.Б.: Это вполне здравая идея. Введение квот реально помогло бы отечественным производителям встать на ноги. Мы сейчас не можем конкурировать с западными производителями на равных. Прежде всего потому, что они получают огромные государственные дотации, экспортные субсидии. Отечественные же производители предоставлены сами себе и никаких госсубсидий не получают. Поэтому регулирующие меры государства нам необходимы. В частности на рынке мяса птицы. Ведь цены на американскую курятину (в немалой степени и за счет госдотаций) порой даже ниже себестоимости нашей продукции. Это уже не рынок, ни о какой равной конкуренции говорить не приходится. На мой взгляд, введение разумного квотирования на импорт мяса птицы дало бы нашим птицеводам возможность нарастить мощности и за 2-3 года полностью обеспечить страну собственным мясом, качество которого — и это уже не надо доказывать — существенно выше импортного. Мы впрямую заинтересованы в подобных мерах, потому что за последние 3 года вложили не менее $ 45 млн. в наш птицекомплекс, прежде всего в Петелинскую фабрику, и к концу года удвоим производство мяса птицы.
«П.»: Сейчас в сельхозпроизводство, в том числе и на мясной рынок, приходят крупные инвесторы из других отраслей — в частности и ТЭКа. Как вы оцениваете их потенциал и рассматриваете ли вы их в качестве серьезных конкурентов?
И.Б.: Я могу только радоваться по поводу того, что на наш рынок приходят инвесторы. На нем хватит места всем и еще долго не будет тесно. Однако, в нашей индустрии, как впрочем и во многих других, очень многое зависит от квалификации оператора. Без понимания специфики, опыта работы в отрасли, практических результатов достичь безумно тяжело даже если у тебя много денег. Эти так называемые агроолигархи — новички в нашем бизнесе. Пока они только скупают сельхозпредприятия, мясоперерабатывающие мощности, и лишь декларируют желание стать лидерами в отрасли. Но мне кажется, что сначала нужно сделать что-то реальное, доказать на деле, а не на бумаге, что ты научился производить качественные мясные изделия в широком ассортименте и больших объемах, и уж затем говорить о себе как о важной фигуре на этом рынке.
Нам потребовались годы кропотливого, тяжелого труда, чтобы создать нашу группу, этот мощнейший мясной холдинг, рядом с которым ничего похожего и близко нет, и пока не предвидится. И я могу со спокойной совестью об этом заявлять, потому что мы уже прошли сложный путь становления и давно уже состоялись как лидеры отрасли. А новые агрохолдинги скорее сейчас напоминают игроков, занимающихся приобретениями не ради созидания, а в перспективе последующей перепродажи объектов по более высокой цене. И даже если они собираются всерьез заняться развитием производства, им нужно помнить, что схемы, которые они успешно применяли в банковском или сырьевом бизнесе, здесь могут оказаться неэффективными. Я бы очень хотел ошибиться, но пока это выглядит именно так.
«П.»: Недавно вы заявляли о размещении акций на мировых фондовых биржах. Что это — новое веяние моды по примеру Вимм-Билль-Данн, или действительно необходимый для дальнейшего развития шаг?
И.Б.: ВБД, на мой взгляд, очень удачно выбрал время для размещения своих акций, воспользовавшись благоприятной конъюнктурой. И я желаю им удачи. Уверен, что нам также удастся успешно разместить свои акции. Мы готовились к этому давно, и это действительно необходимый для дальнейшего развития шаг.
Что касается моды, то даже если это и так, то нас можно считать законодателем мод в отрасли. Еще в 1997 году мы начали подготовку IPO на Нью-Йоркской бирже. Провели международный аудит, выбрали андеррайтера в лице Morgan Stanley. И должны были привлечь порядка $100 млн. в сентябре 1998 года, став первой российской компанией из агро-продовольственного сектора, разместившей свои акции на западных фондовых рынках. Не хватило нескольких недель — планы нарушил дефолт. Так что сейчас мы предпринимаем вторую попытку, и на этот раз она будет успешной. Уже сегодня АПК Черкизовский оценивают в $500-600 млн. Мы рассчитываем привлечь еще не менее $150 млн. Эти средства пойдут на дальнейшее развитие группы. Паны у нас большие: занять четверть рынка России и выйти на оборот в $1 млрд. долларов в течение 3 лет.
«П.»: Собираетесь ли вы выходить на внешние рынки?
И.Б.: А мы там уже присутствуем. Наша продукция реализуется в Белоруссии, на Украине, в Казахстане.
«П.»: А если говорить о приобретении производственных мощностей?
И.Б.: Такие планы тоже есть. Ко мне недавно обратились представители деловой элиты Казахстана с предложением организовать совместное производство. Мне это интересно. Казахстан — богатейшая сырьевая страна. При этом три четверти ее населения — русские. В самое ближайшее время я вылетаю с группой наших специалистов а Алма-Ату для конкретных переговоров.

ИВАН ТИШИНСКИЙ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK