Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Портрет жены художника"

А еще у него пятеро детей — и все девочки. И красавица жена — третья по счету. Что самое удивительное: и дети, и жены между собой ладят.Ирина Бычкова: Когда мы познакомились, я уже успела окончить географический факультет МГУ и поступить в аспирантуру. В фирму «Экспоник», которой Вася руководил, пришла на должность референта, чтобы подзаработать — кроме стипендии, за душой у меня ничего не было.
И сразу стали происходить странные вещи. Через четыре дня я рассталась со своим молодым человеком — ни с того ни с сего. А потом увидела Васю. Зашла в его кабинет и первое что подумала: «Ой, какое солнце!» — у него же копна светлых волос. Так что считайте это любовью с первого взгляда.
Я, видимо, подсознательно почувствовала, что Вася — это редкий драгоценный камень. Его даже можно не оправлять, просто привести в божеский вид — и засияет. Когда мы встретились, вид у него был какой-то брошенный. А мне так хотелось за ним ухаживать! Наверное, я менеджер по жизни. И мама была такой — обо всех заботилась.
Мой свекор, отец мужа, был известным режиссером детского кино — в детстве Вася снялся в двенадцати фильмах. После школы легко поступил в МАРХИ, в конце 80-х создал фирму «Экспоник», занимавшуюся дизайном выставочных стендов на российских и зарубежных выставках. В 1994 году появилась компания «Экспо-парк».
Сейчас мы делаем около дюжины всевозможных выставок в год, таких как «Арт-Москва», Антикварный салон, «Архитектура и дизайн», «Дизайн и реклама», «Шоп-дизайн». Совсем недавно в ЦДХ прошла выставка «Амбьенте» — «Украшение жилища и человека». Чтобы ее провести, крупнейший европейский выставочный организатор «Мессе Франкфурт» в партнеры выбрал именно нас.
Ирина Буйлова: Но давайте вернемся к вашей первой встрече. Как только познакомились, так сразу и роман случился?
И.Б.: Почти. Все как-то соединилось: вдохновенная работа и вдохновенные отношения. Мы тогда оформляли магазин для «Партии», тот самый, с «Машиной времени». В Москве тогда таких магазинов вообще не было. Еще готовили ярмарку детских товаров «Карусель» в Санкт-Петербурге. Для выставки мы впервые привезли в Россию «Лего» и демонстрировали возможности конструктора на площади в тысячу метров. Мы много работали и постоянно были вместе.
Скоро стало понятно, что наш роман — это всерьез и надолго. Полтора года мы сопротивлялись, пытались отношения прекратить. Вася был женат, причем второй раз (от первого брака у него дочь, ей сейчас двадцать и она часто у нас гостит, во второй семье — две девочки).
Мы пытались расстаться, думали, что еще немного — и все пройдет, забудется. Но это оказалось невозможно. Я уехала отдыхать с друзьями и приняла решение из фирмы уйти. А когда вернулась, оказалось, что Вася уже все решил — и мы соединились. Сейчас кажется, что, наверное, это к лучшему, а тогда было тяжело.
И.Б.: А как же дети?
И.Б.: Вася никого из них не оставил: он не только их обеспечивает, но и участвует в их жизни — не пропускает ни одного важного события и праздника. Мы стараемся, чтобы все наши дети не чувствовали никаких различий между собой.
И.Б.: Видимо, вам пришлось подружиться и с бывшими женами Василия Владимировича?
И.Б.: Когда Вася уходил из второй семьи, он мне сказал: «Я постараюсь, чтобы мой уход никак не отразился на их материальном положении».
Первая супруга Василия Владимировича — архитектор, вторая — художница. Обе участвуют в наших выставочных проектах.
Не могу сказать, что это легкое общение. Но у меня такой внутренний принцип: если ежедневно не расплачиваться за то, что имеешь, когда-нибудь настанет час крупной расплаты. А поскольку я получила очень много, то готова в каких-то вопросах идти на компромисс.
И.Б.: Что вы подразумеваете под словами «я получила очень много»?
И.Б.: Я полностью реализовала себя: у меня есть любимая работа, любимый муж, любимые дети. Десять лет, до встречи с Васей, я жила одна: у меня рано умерла мама, папа быстро женился. Поэтому я знаю цену этим, на первый взгляд, простым вещам.
И.Б.: Вы серьезно отнеслись к бракосочетанию после пяти лет совместной жизни?
И.Б.: Конечно. Видели бы вы, как мы волновались, хотя нашей второй дочке к тому времени уже было четыре месяца.
И.Б.: Сильно ли изменила вашу карьеру встреча с Василием Владимировичем?
И.Б.: Кардинально. Я занималась экологией, усиленно учила английский, собиралась писать диссертацию по трудам Вернадского и Гумилева. Теперь я организатор выставок, топ-менеджер. Я решаю самые разные вопросы — от разработки проектов до развлекательных программ.
Нынешнюю карьеру я начала довольно поздно — в тридцать лет. И продвинулась на новом поприще благодаря мужу. Вася — человек, который не отпускает от себя. Он из тех, кто знает: куда коней, а куда — людей.
Я, конечно, отдаю ему пальму первенства. Во мне есть восточная кровь, внутренне я «девушка в шароварах» в том смысле, что люблю подчиняться. С другой стороны, мне хочется избавить мужа от лишних хлопот. Если на нас надвигается какая-то проблема и я понимаю, что могу ее перехватить, сразу берусь за дело.
Ему тяжелее, чем мне. Если я «на грани», то могу зарыться в одеяло и заявить, что на работу не пойду. Вася никогда себе такого не позволит. Он абсолютно европейский человек: встает рано, все делает вовремя.
И.Б.: Наверное, предприниматель относится к работе иначе, чем наемный работник?
И.Б.: «Экспо-парк» — наша жизнь. Собственное дело всегда в радость. Наша фирма — это будущее наших детей. Жалко, что у нас не получилось родить мальчика, он бы естественнее выглядел в директорском кресле. Обидно, что такие нежные создания, как мои дочки, когда-нибудь станут тянуть все наше хозяйство.
И.Б.: А Василий Владимирович никогда не предлагал вам стать домохозяйкой?
И.Б.: Ему очень нравятся работающие женщины. Правда, когда родилась первая дочка, Вася заявил, что за ребенком нужно ухаживать, и я честно просидела с Варей десять месяцев. Но потом поняла, что я человек общественный, мне надо совмещать домашние радости и работу. К тому же после аспирантуры у меня привычка к чтению умных книжек. Сидя с Варей, я ударилась в Кафку, Эр.Баха, Гессе — а от этого крыша едет за пять минут.
И.Б.: Когда родилась вторая дочка, Василий, видимо, о домоводстве уже не заикался?
И.Б.: Соню никто не ждал. Известие о том, что она будет, вызвало нечто похожее на ужас: в семье пятый ребенок! Все уговаривали не рисковать: мне было уже 35 лет, «Экспо-парк» в стадии раскрутки, готовился первый Антикварный салон, мы выпускали выставку «Шоп-дизайн».
Но я решила: ребенок будет. Дело в том, что в детстве с Варей случилась страшная трагедия: она сильно обожглась, чудом выжила. После двух недель в ожоговой больнице я поняла, как страшно иметь только одного ребенка.
Соня получилась девочкой с мужским характером. Ведь она родилась при условии, что не будет никому мешать. Когда я носила Соню, постоянно ее «предупреждала»: «Придется тебе мне не мешать, ведь надо работать, а то решат, что тебе не надо появляться на свет». Соня даже ворочалась тихо. Иногда вечером, часов в одиннадцать, от моей усталости Соня начинала «буянить». И тогда я говорила: «Все, терпи, я скоро иду домой». Она меня слушалась.
И.Б.: Не поверю, что папа не обрадовался появлению на свет очередной дочери.
И.Б.: Конечно, обрадовался! Но все время ждал, когда я отдам дань материнству, найду хорошую няню и выйду на работу. В то время он все тащил на себе. Наш бизнес очень сложный, и естественно, что единственный человек, на которого ты можешь полностью положиться, твоя жена. Так что бедную Соню пришлось бросить в четыре месяца. Я поняла, что если не выйду на работу, то вполне могу потерять мужа.
И.Б.: Не обидно, что с детьми приходится проводить мало времени?
И.Б.: Количество времени, проведенное с детьми, не главное. Да, мы видим их в будни только по утрам. Но от этого отношения не становятся хуже. Варя пишет нам письма «на вечер», оставляет рисунки. У девочек прекрасная няня — практически член семьи. К тому же все выходные мы с ними. Уезжаем только в том случае, если работа требует нашего обязательного присутствия.
Мне нравится, что у девочек есть своя жизнь. Я была очень привязана к своей маме, и когда ее не стало, я не могла понять «кто я» и «зачем я». Хотя в то время уже заканчивала университет. Может быть, я сознательно пытаюсь создать барьер между мной и детьми. Случись что — они смогут жить дальше.
И.Б.: Вы так заботитесь о Василии Владимировиче. Наверняка ведете здоровый образ жизни?
И.Б.: У нас целая система. Мы стараемся по возможности придерживаться элементарно полезного. Все едят то, что я советую. А я, например, не позволяю им есть рыбу с мясом, пичкаю овощами и фруктами. «Подсадила» мужа на морепродукты. Наш семейный врач лечит только при помощи натурмедицины. Каждое воскресенье мы ездим в бассейн. Да и жить за городом предложила я. Одно дело спать на свежем воздухе и совсем другое — в задымленной Москве.
Бизнес — вещь кровожадная. Если не использовать систему, которая примиряет тебя с миром и дает здоровье, можно погибнуть.
И.Б.: А с деньгами как разбираетесь?
И.Б.: Никак. Я просто беру столько, сколько нужно. Никакой зарплаты у меня, конечно, нет. Иногда я прошу Васю мне ее начислить. Он отвечает, что топ-менеджер моего уровня зарабатывал бы очень большие деньги. Я начинаю гордиться собой, но на этом дело кончается.
И.Б.: Я знаю, что вы снимаете дом за городом. Странно, что у владельцев серьезной компании нет собственного жилья.
И.Б.: У нас проблема не со средствами. Задача осложняется тем, что у нас глава семьи — архитектор. Поэтому нам нужен такой дом, который удовлетворит наши архитектурные амбиции.
К тому же мы должны держать марку, ведь «Экспо-парк» делает самую элитарную архитектурную выставку в Москве! Мы не можем строить как все, наш дом должен быть произведением современной архитектуры. В этом и конфликт: с одной стороны, мы хотим построить уютное гнездышко, с другой — образец современной архитектуры. Так что пока ищем место и продумываем проект.
Сейчас мы снимаем замечательный дом в старом академическом поселке. Там даже старинный рояль стоит. Мы его привели в божеский вид, и Вася иногда играет. До этого места мы поменяли довольно много адресов в престижном Подмосковье. Но жить среди новой российской элиты нам сложно.
И.Б.: Муж, наверное, вас балует?
И.Б.: Редко. К празднику, как всякий мужчина, может и забыть что-нибудь преподнести. А я делаю вид, что обиделась. Или наоборот, вдруг скажет: «Давай не будем играть в сюрпризы, поедем и купим, что тебе нравится». Для меня это действительно подарок. Ходить по магазинам и выбирать вещи просто нет времени. Если едем за границу, то закупаем одежду в последний час.
Но иногда муж способен на приятные неожиданности. Однажды он мне устроил невероятный Новый год. Я была на седьмом месяце беременности, Варя маленькая, денег у нас в тот момент не было из-за временных сложностей в бизнесе. И вдруг за несколько часов до Нового года Вася исчез. Он появился ровно тогда, когда я, грустная, натягивала на себя какую-то будничную одежку — специальную одежду для беременных купить было не на что. И преподнес мне черничное шелковое платья от Ирэн Шале. Если честно, меня тогда это сильно потрясло. Жаль, что это платье для беременных и сейчас носить его невозможно. Хотя кто знает…

ИРИНА БУЙЛОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK