Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Последний рубеж полковника Кононова"

Тянущийся уже почти 10 лет был изначально обречен на превращение из спокойного судебного разбирательства в политический и международный скандал.

Бывшего красного партизана Василия Макаровича Кононова работники Генпрокуратуры Латвии арестовали 14 августа 1998 года — по обвинению в военных преступлениях, совершенных в 1944 году. С дачи в курортном поселке Приедайне под Ригой Кононова доставили в столичную квартиру. В ходе обыска там были изъяты вещественные доказательства: парадный мундир с боевыми наградами и собственноручно написанные мемуары о Второй мировой войне.
С тех пор дело успело побывать в шести судах, сменить трех прокуроров и судей. Кононов, в советские времена считавшийся героем Великой Отечественной, официально был признан виновным в военных преступлениях. Теперь, чтобы вернуть себе доброе имя бойца антигитлеровской коалиции, Кононов не без помощи российской стороны добивается справедливости в Европейском суде по правам человека. Учитывая возраст и состояние здоровья 85-летнего Кононова, можно сказать, что это — последний его рубеж.


Охота на ведьм по-латвийски


стал первым в новейшей истории делом о военных преступлениях во Второй мировой войне, по которому боец антигитлеровской коалиции был приговорен к уголовному наказанию. Во время войны полевые суды и трибуналы были у всех союзных стран, и во всех армиях выносились обвинительные приговоры — в том числе . Однако возвращение к событиям полувековой давности оказалось беспрецедентным.
Разворачивались эти события в оккупированной гитлеровцами Латгалии — глухой восточной части Латвии, на стыке российской и белорусской границ. 27 мая 1944 года в селе Малые Баты красные партизаны провели акцию возмездия. За три месяца до этого в селе по наводке местных полицаев немцы расстреляли партизанскую разведгруппу, в составе которой была санитарка и ребенок. Группа Кононова, исполняя приговор трибунала партизанского отряда, уничтожила в Малых Батах 9 местных жителей (по советской версии, шуцманов и их пособников) — 6 мужчин и трех женщин, одна из которых была беременна. Спустя 54 года Генпрокуратура Латвийской Республики сочла это военным преступлением, не имеющим срока давности.


По законам военного времени


Дело довели до суда, и в начале 2000 года Рижский окружной суд приговорил Кононова к 6 годам лишения свободы. Прокурор Аусма Рубене требовала посадить пенсионера на 12 лет, настаивая, что обвинение хорошо документировано. В качестве главного свидетельства приводились мемуары самого Кононова, который в деталях описал карательную операцию в Малых Батах.
Международным процесс стал, когда за красного партизана вступился тогда еще и.о. президента России Владимир Путин. Глава РФ направил президенту Латвии Вайре Вике-Фрейберге письмо, в котором просил оказать влияние на решение вопроса о судьбе Василия Макаровича. Однако первая леди гордой балтийской республики ответила достаточно резко, указав, что правосудие в Латвии независимо, а .
В апреле 2000 года Верховный суд (ВС) Латвии рассмотрел апелляцию, поданную тогдашним адвокатом Кононова Александром Огурцовым. Он настаивал, что Кононов в принципе не подпадает под определение , поскольку не являлся солдатом оккупационной армии. Напротив, он был в лагере тех, кто сражался с немецкими оккупантами и их пособниками.
За делом внимательно следило посольство России в Латвии и лично тогдашний посол Александр Удальцов, не оставили его без внимания и западные дипломаты и СМИ. Именно западные журналисты первыми подметили юридическую дыру, в которую, по их мнению, проваливались аргументы и защиты, и обвинения. Вопрос заключался в том, применимо ли само понятие военного преступления к случаю Кононова и можно ли вообще считать его партизаном, то есть военнослужащим. Дело в том, что международное право (в частности, III Женевская конвенция) признает партизанами местных жителей еще не оккупированной территории, которые при приближении врага спонтанно берутся за оружие, хотя и не образуют должным образом сформированных воинских частей и не носят военной формы. Кононов же, хотя и был местным уроженцем, был заброшен в партизанский отряд из-за линии фронта после подготовки в советском тылу. Поскольку формы он не носил, те же конвенции не дают возможности считать его военнослужащим…
На этом фоне дело начало разваливаться. ВС Латвии 25 апреля 2000 года принял решение освободить Кононова под подписку о невыезде, отправив дело на доследование.
ВС констатировал, что обвинение составлено некорректно и противоречиво. В частности, прокуратура так и не смогла ответить на такой вопрос: если расстрелянные в ходе операции отряда Кононова жители были мирными, то откуда у них оружие? Верховный суд постановил приобщить к делу историческую и международную экспертизу, а прокуратуре дали время, чтобы объяснить, какие именно международные конвенции о военных преступлениях нарушил Кононов, а также каков был статус убитых: были ли они военнослужащими или людьми, вовлеченными в военные действия.



Был партизан, стал бандит


В январе 2001 года Генпрокуратура Латвии предъявила новое обвинительное заключение — исправленное и дополненное. Дело направили в Латгальский окружной суд в городе Резекне, ближе к тому месту, где и разворачивались драматические события 1944 года.
Всего обвинение нашло 12 свидетелей, однако показания многих из них были как минимум неполными. Один, например, знал о происшедших в деревне событиях со слов отчима, другой в ту пору вообще еще не родился и лишь пересказывал слова уже покойных очевидцев.
была местная жительница Мария Кузнецова, которая якобы лично видела, чем занимался Кононов со своими бойцами в Малых Батах. Однако старушка постоянно путалась в показаниях, а потом и вовсе заявила, что ее не так поняли. Позже родня Кузнецовой категорически отказывалась отпускать пенсионерку на процесс и всячески пыталась оградить ее от контактов с прессой.
Впрочем, это не помешало прокурору Монвиду Зелчсу вновь потребовать признать Кононова виновным и посадить его на 12 лет, хотя в ту пору Василию Макаровичу уже исполнилось 80.
Суд, однако, последовал за логикой международных конвенций и фактически отказал Кононову в статусе партизана. 3 октября 2003 года он был признан виновным в бандитизме — и освобожден в зале суда, поскольку по этой статье, в отличие от военных преступлений, предусмотрен срок давности — 25 лет.
Последовал протест прокуратуры — и 30 апреля 2004 года Верховный суд опять признал Кононова… военным преступником. Приговор гласил — 1 год и 8 месяцев заключения. Их Василий Макарович фактически отбыл в досудебном заключении — и опять был освобожден в зале суда.
Следующую, и последнюю в Латвии, кассацию подала уже защита. Сенат Верховного суда, однако, 28 сентября 2004 года оставил в силе предыдущий приговор: статья 68.3, . Срок, уже отбытый, изменен не был.
Из латвийской судебной машины Кононов, принявший к тому времени гражданство России, вышел все-таки . Он не захотел мириться с навешенными на него ярлыками — ни с этим, ни , и в 2005 году подал иск в Европейский суд по правам человека. Именно решение, принятое в Страсбурге, и поставит окончательную точку в этом деле и фактически подведет черту под жизнью ветерана.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK