Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Посыпем на дорожку"

В столице наступает зима, и коммунальные службы начинают «удобрять» трассы противогололедными реагентами.   27 октября этого года в 6.30 утра на 25-м километре Боровского шоссе столкнулись сразу 13 автомобилей: все они аккуратно въехали в зад друг другу, не сумев затормозить. Сперва столкнулись две машины, затем в них уткнулись еще одиннадцать. По словам водителей, они просто не могли затормозить: автомобили не останавливались. За несколько минут до ДТП этот участок трассы был обработан противогололедным реагентом, хотя предпосылок к обледенению трассы не было. Прибывшие на место работники ГИБДД замерили коэффициент сцепления с асфальтом и вынесли вердикт: он оказался ниже допустимого в два раза. Все полотно дороги было покрыто скользкой масляной пленкой. В результате инспекторами ГИБДД был составлен акт выявленных недостатков содержания трассы и вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении.   Со своей стороны власти Москвы уверяли, что реагент не мог стать причиной ДТП. «Эта авария никак не связана с работами, которые проводились дорожными службами на данном участке Боровского шоссе, — заявил пресс-секретарь комплекса городского хозяйства Москвы Игорь Пергаменщик. — Причиной стало грубое нарушение Правил дорожного движения, выразившееся в превышении скорости одним из водителей».   В то же время городские власти признали, что реагент новый и что в тот день проводились его испытания. Есть данные, что реагент носит название «Хлористый кальций модифицированный». Случай, конечно, из ряда вон выходящий. Прежде реагенты все-таки не ухудшали сцепления с дорогой, а главной претензией, которую к ним предъявляли, было наличие в составе вредных для человека и природы веществ. Например, реагент с красивым и многообещающим названием «Экосол» содержит радиоактивный элемент К-40. А лили «Экосол» на наши дороги очень много. В обращении руководителя межрегионального общественного центра «За безопасность российских дорог» Дмитрия Леонтьева, размещенном на сайте организации, о популярных реагентах говорится дословно следующее:   «Поставляемые в Москву ПГМ с названием СБГ и «Экосол» оставляли черную жирную грязь на дорогах и имели повышенный радиационный фон. Тогда эти попытки были пресечены. Сегодня же на наших дорогах будут рассыпать мочевину, по-научному карбамид, который при «длительном вдыхании» в «высоких концентрациях» приводит к развитию трахеобронхита, изменениям функции печени и почек. Из-под колес автомобилей карбамид будет попадать в воздух, а оттуда в легкие прохожих и прежде всего детей».   Или другой реагент — «Бионорд» (производитель Уральский завод противогололедных материалов — УЗПМ, г. Пермь). Его особенность состоит в том, что четкой формулы его состава не существует, просто в «Стандарте организации СТО 2149-009-93988694-2007» перечислены его возможные разного рода составляющие с приписками «до … %» — вплоть до 80%. Приводить перечень всех составляющих нет никакого смысла — там почти вся таблица Менделеева. В итоге под эти параметры подойдет практически любой «суп». Дмитрий Леонтьев пишет: «Мы установили, что при закупке «Бионорда» заказчики получают смесь, в состав которой могут входить опасные для здоровья и экологии удобрения — хлорид калия и карбамид (мочевина). Настораживает тот факт, что хлорид калия в огромных количествах присутствует в производственных отходах химических предприятий Пермского края. В 2008-2009 годах в Москве уже были зафиксированы попытки использования отходов из отвалов соликамского полигона для борьбы с гололедом».   «Бионорд» и «Экосол» — не единственные производимые в России реагенты. О технологиях производства и вариативности состава аналогов можно только догадываться. Но даже правильный реагент становится в неумелых руках не спасителем, а врагом. Только задумайтесь: как распределяются по дорогам реагенты? В основном обычными поливальными машинами, где дозировка — понятие очень и очень условное. Иностранцы отмечают, что в России химия на дороги льется в гораздо больших количествах, чем у них на родине. Кроме того, после использования реагента получившаяся жижа никем не убирается, а остается киснуть и разливается за пределы проезжей части.    В результате на дорогах скапливаются излишки реагентов. Согласно Гигиеническим нормативам ГН 2.1.6.1338-03 и ГН 2.1.6.1339-03, предельно допустимые концентрации содержания хлоридов в поверхностно-ливневых стоках — 300 мг/л, для нефтепродуктов — 0,05 мг/л. Согласно замерам, проведенным журналом «За рулем», содержание хлоридов в сугробах на обочинах дорог Москвы превышает предельно допустимые концентрации в 25 раз, а нефтепродуктов, которые тоже входят в состав противогололедных реагентов, — в 300 раз. Получается, что коммунальным службам легче растопить весь снег и лед, чем вывозить его грузовиками. Оттого и льются химикаты на наши дороги в невероятных количествах, вредя нашему здоровью, портя автомобили и ухудшая и без того сложную дорожную ситуацию.   Насколько это вредно? Директор НИиПИ экологии города Анна Курбатова говорит: «С точки зрения применения ХКМ серьезных долгосрочных (не менее десяти лет) исследований по их влиянию на окружающую среду пока никто не проводил, так как средств на это сегодня не выделяется. Поэтому любые «за» и «против» здесь будут иметь характер размахивания руками. Или у нас есть научные факты, доказывающие положительное или отрицательное влияние ХКМ на экологию, или их нет. В данном случае их нет — эту фактуру никто не собирает». Решение обрабатывать дороги ХКМ принято и больше не обсуждается, поэтому никаких подробных исследований с точки зрения того, как они влияют на экологию, не проводится уже пять лет. По словам Анны Курбатовой, с точки зрения первичных эффектов можно говорить о невысоком риске от обработки улиц ХКМ. Гораздо больше вреда приносит загрязнение воздуха, стирание покрышек об асфальт и т.д. — то, что уже изучено и доказано.   Управляемая анархия — так можно описать сложившуюся ситуацию с противогололедными реагентами. Это выгодно и администрациям городов, и производителям химикатов. В противном случае порядка было бы больше, а состав реагентов был бы более предсказуем и подчинялся бы строгим ГОСТам, как соответствовала бы современным требованиям и техника, льющая химикаты на дороги. Пока же нам следует учитывать непредсказуемость не только русской зимы, но и щедрости руки коммунальщиков, разбрасывающих химикаты, и состава противогололедных реагентов.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK