Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Причуды истории"

   МЕТЕЛКА ДЛЯ ШЛЯП
   ЕЛЕНА ЛАВРЕНТЬЕВА
   БЕЗДЕЛЮШКИ: ПРЕДМЕТЫ ДОМАШНЕГО ОБИХОДА В ФОТОГРАФИЯХ И ВОСПОМИНАНИЯХ КОНЦА ХIХ — НАЧАЛА ХХ ВЕКА
   ЭТЕРНА
   От прошлого не остается ничего, кроме памяти и вещей. Живая память стирается, тает вместе с уходящими поколениями, а вещи остаются. И по ним можно восстановить многое, к примеру, аромат и обаяние канувшего в Лету времени. Вещица, которая когда-то была пустячком, мелочью, на которую никто не обращал внимания, вдруг обретает значимость, о которой современники и подумать не могли. Не зря же сейчас в антикварных заведениях особый спрос на такие вот безделицы. А киношники, если снимают ретро, душу готовы продать за крупный план не бутафорского, а настоящего предмета. Культуролог и коллекционер Елена Лаврентьева давно собирает такие штучки. В альбоме их сотни — утварь, посуда, модные аксессуары, письменные принадлежности. Названия многих диковинок — уже почти шарады. Кто теперь скажет, что такое «копоушко» или «паж для трена», а лет сто назад они были совершенно необходимы. Как и метелка для шляп, вилка для жаркого с пружиной или выемкой для вырезания из картофеля маленьких шариков в стиле ар деко… Когда-нибудь на айфоны, блендеры и компьютерные мыши будут смотреть точно так же.
   
   НАШЕ ВСЕ
   БОРИС РОДИОНОВ
   ПРАВДА И ЛОЖЬ О РУССКОЙ ВОДКЕ. АНТИ-ПОХЛЕБКИН
   АСТ
   Наш национальный напиток? Водка. Отец водки? Менделеев. Пили, пьем и пить будем. Это стереотипы, настолько укоренившиеся в общественном сознании, что воспринимаются, как истина, не подлежащая проверке. Однако, по версии автора скандальной книги, содержимое бутылок с надписью «водка» на этикетке, которые последние сто лет продаются в России, так же похоже на настоящую водку, как живой слон на вымершего мамонта. Знаменитая «История водки» Вильяма Похлебкина, вышедшая двадцать лет назад, — грандиозная мистификация, не имеющая никакого отношения к реальному положению вещей. Ну, и самое главное. Утверждение, что наша русская водка самая «правильная» с научной точки зрения и потому самая безвредная из всех алкогольных напитков в мире, по сути, миф. Чистота в данном случае — сомнительное достоинство: по механизму действия водка сродни «чистым» наркотикам, на которые подсаживаются гораздо быстрее, чем на «грязные». С документами и результатами новейших исследований Родионов говорит всю правду о водке, которую мы бы хотели, но боимся узнать. И, кстати, предлагает, альтернативу.
   
   УСТАМИ МЛАДЕНЦА
   ТАТЬЯНА ЛАЗАРЕВА
   МИР С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА
   МАХАОН
   Все мы знаем незабвенную книгу Корнея Чуковского «От двух до пяти», многие перлы из нее цитируют до сих пор: «Клянусь я первым днем варенья, клянусь его последним днем!» Удивительно, что идея собрать под одной обложкой рассуждения ребят начала нового тысячелетия пришла издателям в голову только сейчас. И пусть для привлечения публики простых детей разбавили звездными, общего впечатления это совсем не портит. «Мысли и выражения» довольно четко делятся на три категории. Просто филологические забавности, когда ребенок играет в слова. Наши дети мыслят глубоко: «Нельзя говорить Нефертити, надо — Нефергруди». Философские, можно сказать, онтологические, в которых явно сказывается раннее развитие: «Рассвет — это раннее солнце. Закат — это позднее солнце, это фиолетовые, синие и розовые краски. Я думаю о следующем дне». Это выдал, на минуточку, пятилетний ребенок. До самых продвинутых: «Папа, поставь рот на паузу, я пойду пописаю», «Посмотрите в Интернете, как в садик не ходить».
   
   УНИЧТОЖЕННАЯ ТЕТРАДКА
   УМБЕРТО ЭКО
   ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ «ИМЕНИ РОЗЫ»
   АСТРЕЛЬ: CORPUS
   История создания большинства культовых произведений обрастает легендами и в результате становится мифом, в котором правду от выдумки не отличишь. Автор «Имени розы» рассказал обо всем сам. Почти филологические, по существу, заметки похожи на современный блог: короткие микросюжеты, написанные будто на бегу. Что стало отправной точкой — тетрадка со списком монахов несуществующего монастыря, затерявшаяся в ящике письменного стола. Ну а потом почтенному профессору, философу, историку-медиевисту и, разумеется, убежденному гуманисту, захотелось… отравить монаха. И не просто так, а довольно изощренным способом: яд должен был действовать постепенно, переходя с предмета на кожу рук. Эко решил посоветоваться со знающими друзьями. «Письмо, где приятель-биолог сообщал, что не знает яда, подходящего к моему случаю, я уничтожил сразу же по прочтении, ибо документ такого характера, воспринятый в другом контексте, может подвести под высшую меру». Редкий случай, когда «Заметки на полях…» читать не менее интересно, чем саму «Розу».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK