Наверх
5 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "«ПРИХОДИТСЯ ЭКСПЕРИМЕНТИРОВАТЬ»"

Герхард Цайлер, 51-летний глава крупнейшего европейского телеконцерна RTL Group, об угрозах телевидению со стороны Интернета, о засилье голливудских сериалов и причинах, по которым остросюжетные фильмы в Восточной Европе популярнее, чем комедии.«Шпигель»: Господин Цайлер, почему вы считаете, что вы проницательнее, чем Руперт Мэрдок, — вероятно, самый влиятельный в мире медийный магнат? 

Цайлер: С чего вы взяли, что я так думаю? 

«Шпигель»: За два последних года Мэрдок вложил примерно 1 млрд. евро в интернет-активы. При этом он в самых мрачных красках рисует будущее традиционных СМИ, включая телевидение. Вы же, напротив, демонстрируете подчеркнутое спокойствие, когда речь заходит об угрозе для сети ваших каналов, исходящей от мира Интернета с его видеосайтами типа YouTube. Вы просто не хотите думать об угрозах? 

Цайлер: Минуточку! Я вовсе не отрицаю, что Интернет станет скоро одной из главных сфер и что мы, изготовители телепродукции, должны там свое существенное место занять. Руперт Мэрдок просто идет на шаг дальше: он уже сейчас намерен стать собственником таких ресурсов, как MySpace. Мы же, напротив, уже давно приняли решение вкладывать средства преимущественно в контент и в наши бренды, такие как RTL, M6 или «Германия ищет суперзвезду». 

«Шпигель»: Главу медиа-концерна Viacom, в который входят и MTV, и Paramount Studios, недавно уволили за то, что он недостаточно инвестировал в Интернет. Очевидно, что медиа-концерны все-таки охвачены большой нервозностью в отношении своего будущего. 

Цайлер: Нервозность — это неточное понятие. Конечно, все, кто работает на телевидении, понимают, что новые технологии могут привести к фундаментальным переменам. Но мы не оцепенели от ужаса! По сути, все очень просто: нужно, чтобы в будущем зритель мог смотреть все, что он желает, когда желает и где желает. Такие возможности мы ему дадим. 

«Шпигель»: И как вы собираетесь это сделать? 

Цайлер: Почти во всех странах мира мы экспериментируем с услугой «видео по запросу». Так называется возможность скачивать программы. Создавая собственные цифровые каналы, наш концерн изучает возможности передавать программы на мобильные телефоны. Делаются и попытки проникнуть в онлайновые сообщества. В Германии, к примеру, мы разработали собственный видеопортал Clipfish. Там у нас 6,5 млн. скачиваний — и это в день! Еще полгода назад нам такое и не снилось! 

«Шпигель»: Вообще-то это выглядит, как будто вы разбрасываетесь; а на мощный нацеленный удар ваше поведение не похоже. Тем временем Google сначала приобретает видеосайт YouTube за $1,65 млрд., а потом еще и прикупает онлайновый рекламный портал Doubleclick за $3,1 млрд. Вас не подмывает замахнуться на что-нибудь подобное? 

Цайлер:
Да будь у меня такие мысли, меня бы гнать следовало! Я никогда не купил бы YouTube за такие деньги, да и зачем? Разумеется, нам нужно приобретать активы. И мы это делаем, но мы разрабатываем и собственные бизнес-идеи. И не жалеем на это ежегодно несколько десятков миллионов евро. Приходится экспериментировать, пробовать то одно, то другое. 

«Шпигель»: Правда, для начала вы выплатили дивиденды в размере 417 млн. евро материнскому концерну Bertelsmann. У вас что, не хватило фантазии по-другому потратить рекордную прибыль? 

Цайлер:
Вполне нормально, что компания, акции которой торгуются на бирже, выплачивает прибыли акционерам, раз уж в текущем году не нашлось привлекательных объектов для вложения средств. В других сферах и странах это считается особым успехом топ-менеджеров, лишь у нас это могут посчитать за неудачу. Странно. 

«Шпигель»: Но ведь вы могли бы инвестировать деньги так, чтобы они пошли на подготовку к революции, которая надвигается на телевидение. 

Цайлер:
Одна технология сама по себе не порождает революцию, она открывает новые возможности для потребителя. Понятно, что существует масса новых возможностей и развлекательных каналов, и мы их тоже предлагаем. Но люди хотят несмотря ни на что смотреть наши продукты, возможно, в иной версии. Например, для American Idol… 

«Шпигель»: …американского варианта передачи «Германия ищет суперзвезду»… 

Цайлер:
…мы недавно подписали договор о кооперации с одним из операторов мобильной связи и предлагаем через него короткие клипы из этого шоу для скачивания. До сих пор зарегистрировано около 1 млн. скачиваний, на которых мы, разумеется, свою долю зарабатываем. Подобные услуги с многократным использованием можем себе представить и по другим нашим известным брендам. 

«Шпигель»: Примеры, пожалуйста! 

Цайлер:
Возьмем популярный сериал CSI, который идет на нескольких наших каналах. За неделю до эфира можно выложить эпизоды и рекламные ролики на YouTube или Clipfish. За день до этого серию можно получить в онлайновом режиме в разделе «Видео по запросу», разумеется, за отдельную плату. Потом — показ по обычному телевидению, по DSL (Digital Subscriber Line) и по Handy-TV. На следующий день после эфира серия становится доступной для скачивания: бесплатно — с рекламными вставками и за плату — без рекламы. Позднее для коллекционеров поступают в продажу части этого сериала в формате DVD. 

«Шпигель»: Но тем самым вы не решаете одной из самых острых для вас проблем: молодежь все меньше смотрит телевизор — похоже, что у вас попросту не будет молодого поколения. 

Цайлер:
Действительно, для сегодняшних подростков Интернет и телевидение, по меньшей мере, равноценны. В Сети они проводят даже больше времени. Но когда я вспоминаю, что я делал в этом возрасте в свободное время, то могу сказать: смотреть телевизор уж точно не было моим любимым занятием. 

«Шпигель»: Да и выбор программ в Австрии 70-х годов, надо сказать, был не особенно богат. 

Цайлер:
Да это вообще не важно. Нас — как и современную молодежь — просто другие вещи интересовали: игры, общение с друзьями, свидания. У современных подростков появился Интернет, благодаря которому все это становится значительно проще. Но сегодняшние 17-летние, когда им будет 27, снова вернутся к телевизору. 

«Шпигель»: Верится с трудом.

Цайлер:
Наверняка! Когда человек взрослеет, когда вдруг появляется семья, постоянная работа и дети, все чаще хочется плюхнуться в кресло, расслабиться и сказать: «Развлекайте меня!» И вот здесь ничего лучше телевидения и нет. С той лишь разницей, что наши программы они будут смотреть не только на экране телевизора, но и на мониторе компьютера, дисплее мобильного телефона или на iPod.

«Шпигель»: Но, кажется, сегодня для многих лучший отдых — это просмотр любительского видео в Интернете.

Цайлер:
А вы взгляните на десятку самых популярных клипов на YouTube. Это почти сплошь фрагменты телевизионных программ. Без наших контентов все эти замечательные новые ресурсы были бы пустыми линиями связи.

«Шпигель»: Но с другой стороны, и телевидение не сможет отгородиться от влияния Интернета. 

Цайлер:
Конечно, не сможет. Интернет приведет к демократизации творческого процесса. Благодаря интернет-сообществам мы теперь можем гораздо быстрее находить талантливых людей. Тому, кто сумел выделиться в этих сообществах, довольно быстро позвонят с фирмы или телекомпании — в этом я абсолютно убежден.

«Шпигель»: Таким образом эстетика клипов проникнет в телепрограммы? 

Цайлер:
Но ведь в этом нет ничего нового. Когда в 1991 году я начинал работать руководителем канала Tele 5, видеошоу с клипами под названием «Улыбнитесь, пожалуйста!» было самым популярным на этом канале. Вопрос в том, какие еще форматы может породить YouTube. Но я уверен в одном: их будет не столь много, чтобы ими можно было наполнить хотя бы один из наших 38 телевизионных каналов, 24 часа в сутки, семь дней в неделю.

«Шпигель»: Все ваши каналы работают в Европе, кроме того, ваша группа является совладельцем одного из российских телеканалов. Когда вы решитесь сделать прыжок на другой континент? 

Цайлер:
Программы мы производим во всем мире уже сегодня. Что касается вещания, то RTL — компания европейская, здесь мы знаем особенности культуры. Хотя не исключены и другие возможности, ведь мы приглядываемся к Азии. Нужно только, чтобы сложилась для этого ситуация.

«Шпигель»: А в чем разница в нашем глобализированном мире — создавать ли канал в Хорватии или в Индии?

Цайлер:
Разница в передачах для Хорватии и Индии существует, и немалая. Пример: есть две диснеевских серии — Desperate Housewives и Lost. Это хиты во всей Европе. Но в западноевропейских странах женская серия Desperate Housewives явно популярнее, чем триллер Lost, а на востоке континента — наоборот.

«Шпигель»: А в чем причина? 

Цайлер:
Лично я объясняю это тем, что в Восточной Европе телевизор с программы на программу все еще переключает мужчина, а на Западе тут уже давно главной стала женщина. 

«Шпигель»: А есть ли программы, которые одинаково хорошо идут во всех странах? Или испанский зритель принципиально не смотрит то, что смотрят немцы? 

Цайлер:
Среди сериалов во всей Европе невероятно популярны американские. Еще 5—6 лет тому назад ситуация была другой. Но потом Голливуд сделал ошеломительный качественный скачок. 

«Шпигель»: А европейцы попросту отстали? 

Цайлер:
Сценарии, сюжет, проработка характеров — во многих случаях все это у американцев на порядок или даже на два порядка лучше. В Германии, можно сказать, нет нового поколения сценаристов. Ведь люди не из принципа смотрят американские сериалы: когда качество приблизительно одинаковое, они выбирают отечественную продукцию. <…>

«Шпигель»: Вы могли бы прилично сэкономить, закупая у Голливуда право показа сразу на всю Европу. 

Цайлер:
Ничуть. Там не дают оптовых скидок. Кроме того, централизованная закупка программ для нас не имеет ни малейшего смысла, так как вкусы зрителей в разных странах Европы сильно разнятся. 

«Шпигель»: Насколько сильно? 

Цайлер:
Если вы взглянете на первые две строчки списка самых популярных художественных фильмов, то повсюду обнаружите «Гарри Поттера» и «Властелина колец». Однако списки первых 20 фильмов уже заметно различаются: наши каналы в Хорватии и Венгрии предпочитают прежде всего остросюжетные вещи, поскольку восточноевропейские зрители хотят, чтобы было много грохота. На Западе же гораздо популярнее романтические комедии. 

«Шпигель»: Мюнхенский телеконцерн ProSiebenSat.1, стремясь поглотить амстердамскую группу SBS, утверждает, что образцом для него является RTL Group. Но вот синергии в итоге получилось не очень много. 

Цайлер:
Стоп! Хотя у нас 90% решений принимается в странах, не нужно недооценивать оставшиеся 10%, а также обмен идеями. Возьмем, к примеру, формат канала Vox — Das perfekte Dinner («Идеальный ужин»): передача стартует сейчас на нашем хорватском канале, а затем, скорее всего, «поедет» во Францию. 

«Шпигель»: А есть шоу, которые успешно идут во всех европейских странах? 

Цайлер:
Во всех — только Idol, точнее, национальные варианты телешоу «Германия ищет суперзвезду». Но, собственно говоря, есть базовые элементы, из которых состоит любое качественное развлечение. Они одинаковы для многих стран: возможность стать на чью-то сторону, идентифицировать себя, кандидаты, вместе с которыми зритель радуется и расстраивается, увлекательные праздничные шоу. <…>

«Шпигель»: Зайдем с другой стороны: какие передачи являются чисто национальным феноменом, то есть за границей их никто смотреть не желает? 

Цайлер:
Сразу приходит в голову «Спорим, что..?» До сих пор эта передача нигде, кроме Германии, не стала настоящим хитом.

«Шпигель»: Томас Готтшальк, наверное, сказал бы, что успех зависит от ведущего. 

Цайлер:
(смеется): По сей день никому не удалось доказать обратное. <…>

«Шпигель»: Господин Цайлер, мы благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK