Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Проблеск надежды"

Рост производительности может привлечь иностранные инвестиции.Загляните на Черкизовский мясокомбинат, и вы увидите, как розовые сосиски выползают из немецких блестящих аппаратов. В другом цеху перерабатывают индюшатину и свинину, расфасовывая готовый продукт в яркую вакуумную упаковку. Подобная картина, может быть, вполне обычна для Чикаго или Кельна. Но в России так выглядит экономическая революция. В 2001 году производительность в Черкизовской группе (еще восемь мясокомбинатов и птицефермы по всей России) выросла на 21% — благодаря $20 млн., вложенным в новые производственные линии и оборудование. А современная упаковка позволяет запрашивать более высокую цену. «За качество люди готовы платить больше», — говорит президент группы и владелец большей части акций 52-летний Игорь Бабаев. В 1998 году компания была на грани банкротства, а в прошлом году показала $35 млн. прибыли при объемах продаж в $350 млн.
И это далеко не единичный пример. По данным Питера Буна (Peter Boone) из Brunswick UBS Warburg в Москве, после августовского падения рубля в 1998 году производительность в российской промышленности выросла на 31%. Это поразительное достижение, и оно может способствовать привлечению в Россию столь необходимых ей иностранных инвестиций.
Даже Карл Маркс понимал, что главное в капитализме — производительность, т.е. сколько один рабочий производит за час. Российские рабочие по этому показателю годами — и до, и после краха Советского Союза — плелись в хвосте. Квалификация была низкой, мотивация — никакой, а производство — устаревшим. Без роста производительности Россия не может ни создать капитал для инвестиций, ни обеспечить прибыли, которые могли бы заинтересовать иностранных инвесторов. «С советских времен производительность труда и эффективность производства — самые серьезные российские проблемы», — считает Рубен Варданян, до недавнего прошлого президент московской ИК «Тройка Диалог».
Даже сейчас ситуация на большинстве заводов страны безрадостна. Но по крайней мере кое-кто (в основном владельцы приватизированных компаний) начинает понимать, что для того, чтобы делать деньги, их надо сначала затратить. Высокие цены на нефть и спрос на российские товары из-за роста цен на импорт после девальвации стали манной небесной и помогли российским предпринимателям получить необходимые средства.
Лидирует нефтяной «N2» в России ЮКОС, где с 1998 года, благодаря инвестированию $1,3 млрд. в новые месторождения и технологии, производительность удвоилась, а цена за баррель с $7 в 1998 году снизилась более чем втрое. Прибыли в 2001 году выросли на 48%.
Пищевая промышленность отстает ненамного. С 1998 года производительность на предприятиях ведущих пивоваренных компаний «Балтика» и Sun Interbrew выросла на 58% и 72% соответственно. В прошлом году «Балтика», принадлежащая в основном британской Scottish & Newcastle и датской Carlsberg, вложила $20 млн. в программное обеспечение. Чистый доход вырос на 54%, достигнув $128 млн. Группа «Петросоюз» из Петербурга пять лет назад приобрела западное оборудование и теперь вытеснила бренд Rama (Unilever Group) из лидеров на рынке мягких масел. И вот уже H.J. Heinz Co. и Kraft Foods Inc. обсуждают со ставшим прибыльным «Петросоюзом» возможности стратегических инвестиций.
Больше всего производительность выросла в приватизированных компаниях. Огромные контролируемые государством структуры вроде «Газпрома» и РАО «ЕЭС России» не спешат с переменами. Баррель нефти обходится государственной «Татнефти» в $4,5 — вдвое дороже, чем ЮКОСу. Однако все больше российских менеджеров понимают, в чем дело. С 1998 года консалтинговая фирма McKinsey & Co. удвоила число своих служащих в Москве, чтобы справиться с растущим спросом на консалтинг по производительности. А повышение производительности означает вложение капитала. «Без инвестиций не будет роста», — говорит Кристоф Рюль (Christof Ruehl), главный экономист Всемирного банка в Москве.
Это отлично понимает президент Владимир Путин. Чтобы Россия стала более привлекательной для иностранных инвесторов, он делает все, что в его власти, включая сокращение налогов, ужесточение правил финансовой отчетности и лоббирование приема России в международные торговые организации. Но лучшее, что он может сделать, — приватизировать больше госкомпаний и заставить их поднять производительность и приносить доход.

Кэтрин Белтон (Catherine Belton) в Москве. — Business Week.

Кто работает более производительно

КомпанияСпециализацияИзменения объема продукции, производимой одним рабочим (1988 г. в сравнении с 2001 г., %)
«Вимм-Билль-Данн»напитки6%
«Норильский никель»горнодобывающая отрасль44%
«Сибнефть»нефть и газ48%
«Балтика»пиво57%
Sun Interbrewпиво74%
ЮКОСнефть и газ100%

Источник: Госкомстат России; Brunswick UBS Warburg. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK