Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Пролетарии опять в цене"

Вдруг оказалось: в России дефицит квалифицированных рабочих или, как их теперь называют, «синих воротничков». Но мы же их готовим! — возмущается система профтехобразования. Да кому они нужны, с такой-то подготовкой, — огрызаются работодатели. Государство в их спор не вмешивается.
Историю России можно изучать по щитовой рекламе на московских улицах. Портреты генсеков (30—80-е года XX века) сменились громадными изображениями красивых женщин с надписями типа «Люблю» (начало 90-х годов, когда стали появляться богатые ребята в малиновых пиджаках). Им на смену пришли агитки «Заплати налоги и спи спокойно», что, как оказалось, ознаменовало начало роста зависти государственных служащих к удачливым предпринимателям. А теперь с огромных щитов ласково глядят на нас добрые, оптимистичные и открытые рабочие-передовики: слесари-инструментальщики, краснодеревщики, наладчики точного оборудования… Сам президент, утверждают дотошные ревнители его ораторского искусства, вспоминал о важности рабочего квалифицированного труда в этом году целых пять раз.

Все это объяснимо. По оценке Экспертного института при РСПП, в ближайшем будущем основным сдерживающим моментом промышленного и экономического роста России станет дефицит квалифицированных рабочих кадров.

Пролетарский парадокс

До недавнего времени основной причиной дефицита рабочих кадров считалась низкая оплата труда. Но сегодня есть немало успешных предприятий, которые имеют стабильный портфель заказов и способны обеспечить своим рабочим достойную заработную плату. Однако и там постоянно не хватает квалифицированных рабочих.

И это при том, что в нашем среднем профессиональном образовании (СПО) 2700 колледжей, техникумов и училищ обучают около 3 млн. студентов. По данным Союза директоров СПО России, подготовка специалистов осуществляется по 260 специальностям. 45% из них не имеют аналогов в высшем образовании. Лишь за пять последних лет открыто более 20 специальностей по новым направлениям экономики. Подготовка рабочего обходится государству в общем-то в небольшую сумму: начальное профессиональное образование «стоит» 22,2 тыс. рублей в год на человека, среднее профессиональное образование — 18,8 тыс. Что в 10 раз меньше, чем в странах—членах ОЭСР.

В отличие от многих вузов именно в средние учебные заведения сегодня есть реальный конкурс. В среднем — более 2,5 человек на место. Наибольшим спросом пользуются специальности по радиоэлектронике, электротехнике, направлениям оборонной и авиационной промышленности, приборостроению, машино- и судостроению. Постоянно растет набор на специальности сферы обслуживания, а также связанные с информатикой, вычислительной техникой, экономикой.

Получается что-то странное, некий пролетарский парадокс. С одной стороны, увеличивается количество нормально оплачиваемых рабочих мест в приличных фирмах. Молодые люди готовы учиться, чтобы занять эти места, и 3 млн. свежеиспеченных специалистов ежегодно вроде бы выплескиваются на рынок труда. А с другой стороны, работодатели не могут укомплектовать штаты.

Работодатели недовольны

Согласно данным мониторинга «Экономика образования» (проводился совместно Министерством образования, ВШЭ и Федеральным агентством статистики), работодатели убеждены: педагоги, характеризуя знания своих выпускников, чрезмерно завышают оценки. Рынок дает иную характеристику: наем выпускников связан с дополнительными затратами времени и финансов для дополнительного обучения на рабочем месте. В переводе на русский язык это звучит просто: не тому и не так учат в государственной системе. И компании стали попросту развивать альтернативную систему подготовки кадров непосредственно на предприятиях.

Примерно 70% работодателей отметили, что за последние два года их работники в той или иной форме повышали свою квалификацию. Это обошлось им в 400 млрд. рублей (2,4% ВВП). Компании организуют учебные центры, курсы повышения квалификации (75% работодателей), обучают на своем предприятии под наставничеством опытных работников (44%) или в компаниях-партнерах (24%). Таким образом, бизнес выстраивает свою систему образования. Беда в том, что эта система вряд ли может полностью заменить государственную.

Сложности с передвижением

Компании и фирмы готовят рабочих, так сказать, по месту жительства. В Москве все просто, как в любой цивилизованной столице мира, — и своих, а еще больше приезжих работяг хватит. Но если, скажем, заводик по получению алюминия расположен в глухой провинции, то непросто найти охотников работать каждый день за деньги. В то же время в других провинциях наверняка есть те, кто готов не пить пять дней в неделю, а варить чушки, допустим, за $800 в месяц. Но это для американца просто — погрузить пожитки в прицеп и махнуть к новому месту работы…

Вот и получается, что, несмотря на постоянную нехватку в самых разных отраслях экономики квалифицированных рабочих, их доля среди безработных достигла 20%. Из-за разрыва связей «СПО—заказчик» многие «дефицитные» выпускники не могут найти работы, а предприятия — сотрудников. И — что обидно — никто не хочет быть «третьим» и помочь наконец страждущим встретиться. Бывший министр труда Александр Починок пытался создать общенациональный банк данных, организовать свободный переток рабочей силы по просторам родины. Господин Починок теперь на Юге, государство умыло руки и наблюдает со стороны: найдут ли друг друга плутающие в тумане рыночных отношений СПО, квалифицированные рабочие и производственники-заказчики.

«Убрать в системе ПТУ компоненту среднего образования»
Ярослав Кузьминов, ректор
Государственного университета—Высшая школа экономики:

Дефицит «синих воротничков» является основной проблемой, с точки зрения работодателей. Он имеет два измерения. Во-первых, это собственно дефицит, который отмечается в двух группах: рабочие, обладающие высокой квалификацией, и менеджеры производства низкого уровня, вроде мастеров. Во-вторых, это резкое ухудшение качества подготовки, которую рабочие получают в ПТУ и техникумах. Нехватка трудовых ресурсов появилась довольно давно. Начиная с 70-х годов система ПТУ и техникумов стала малопрестижной. Люди старались получить высшее образование. Это мы называем «навесом» высшего образования. Работодатели, как правило, предпочитают взять человека без квалификации, но с более высоким уровнем образования, чем человека, которого выпустило специализированное ПТУ. Они очень низко оценивают изначальный уровень людей, которые идут в ПТУ. Они боятся их асоциального поведения, необучаемости, низкой адаптируемости. И считают, что легче вложиться и обучить человека на производстве, чем нарваться на сотрудника, который окажется необучаемым, но формально будет иметь диплом. Нужно ликвидировать в системе ПТУ погоню за тремя зайцами, которые решают три задачи. Первая — дать человеку квалификацию, с которой он будет устраиваться на рынке труда. Вторая — дать ему полное общее образование за это же время. И третья — решить социальную проблему общества: продержать в учебных заведениях социально неблагополучных молодых людей. В результате система ПТУ удовлетворительно не решает ни одной из этих задач. Есть исключения. Это подготовка парикмахеров и поваров ресторанов в крупных городах. Мы предлагаем разделить школу и ПТУ. Если человек решил после 9-го класса пойти в ПТУ, значит, он предпочитает на этом этапе не учиться, а зарабатывать. Нынешний трехлетний срок обучения нужно сократить, может быть, до года. Это позволит сконцентрировать ресурсы в системе профтехобразования и платить в три-четыре раза более высокую зарплату мастерам производственного обучения. Ведь вторая проблема — это низкая квалификация людей, работающих в ПТУ. Им надо платить хорошие деньги. Мы сделали расчеты: если убрать компоненту общего образования, то реструктуризация не потребует для повышения зарплаты ни одного бюджетного рубля».

Исходя из уровня квалификации, уровня образования и дохода «синих воротничков», их можно условно разделить на три группы:

«СИНИЕ ВОРОТНИЧКИ-1» (2,7%) На 90% слой «синих воротничков» состоит из мужчин, которые занимаются высококвалифицированным физическим трудом, переходящим в интеллектуальный. Характерный представитель этой группы — прораб на стройке (а заметная часть группы работает в строительстве) или оператор высокотехнологического оборудования на любом промышленном предприятии. 70% «синих-1» работают в частном секторе экономики. Высокий уровень образования: у 14% — высшее, у 76% — среднее специальное. Все они уверены, что всегда смогут найти достойную работу. Средний уровень личного дохода — 15 тыс. рублей. Вполне обеспечены: из 100 человек 74 имеют сотовые телефоны, 34 — автомобили. Большинство представителей проживают в крупных городах и работают в частном секторе. Социальная идеология — полное принятие рынка. Социальная психология — жесткая трудовая этика и ставка на индивидуальную ответственность. Главные ценности — трудолюбие, интеллект и воля.

«СИНИЕ ВОРОТНИЧКИ-2» (5,5%) — это просто квалифицированные рабочие. В подавляющем большинстве мужчины (80%). Низкий уровень образования: получивших лишь общее среднее — 70%, что и объясняет их более низкое положение в социальной иерархии. Но пол, место проживания и работа преимущественно в частном секторе обеспечивают им относительно высокое качество жизни. 34% уверены, что им будет легко найти работу при потере нынешней. Уровень дохода — 9000 рублей. Неплохо обеспечены: автомобилей 1997—2004 года выпуска — 26 на 100 человек, компьютеров — 22. Социальная идеология группы — принятие капитализма. Социальная психология такая же, как и у «синих-1». Ценности — трудолюбие, порядочность, воля.

«СИНИЕ ВОРОТНИЧКИ-3» (10,8%) — наименее благополучная часть. Но! — группа более образованна, нежели «синие-2». Причина сравнительно низкого качества жизни «синих-3»: 50% из них заняты в госсекторе, большая доля женщин и проживание в небольших городах. Уверены, что смогут легко найти работу (29%). Уровень личного дохода — в среднем 5600 рублей. В меру обеспечены: стиральными машинами (40 на сотню граждан), автомобилями до 7 лет (20 из 100). С точки зрения социальной идеологии и психологии группа не отличается от первых двух: они разделяют принципы индивидуальной ответственности и трудовой этики. Их ценностная база различается лишь в одном: после трудолюбия и порядочности идет милосердие.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK