Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Простая бухгалтерия пиратства"

В российской индустрии производства и сбыта пиратских дисков сосредоточено никак не менее 100 тыс. рабочих мест. Огромные деньги, зарабатываемые на этих местах бойцами теневого фронта, идут на корм развращенным безнаказанностью чиновникам.   В Москве сегодня открыты 853 официально зарегистрированные торговые точки, где можно купить диск с софтом. Все они приторговывают пираткой. Каждая точка приносит ежемесячный доход до $5 тыс., а то и больше. Хозяину, правда, остается $1—2 тыс., но и это, согласитесь, деньги неплохие. Однако Виктор, владелец сети из более чем сотни московских магазинов, специализирующихся на фильмах, софте и музыке, перспективы своего дела оценивает скептически: «Еще пять лет назад можно было, имея две палатки, за год-полтора купить квартиру в Москве. А теперь бизнес хиреет, скоро продавать диски вообще будет нельзя».

   С Виктором корреспондента «Профиля» познакомил Юрий Злобин — человек, уже девять лет зарабатывающий на жизнь борьбой с компьютерными пиратами. Защищает интересы производителей софта. Создал и возглавляет некоммерческую ассоциацию «Русский щит», куда входят 22 отечественные софтверные компании. Благодаря его стараниям краденые продукты этих компаний в магазинах и в Сети встретить сложно.

   Виктор — примерно ровесник Злобина, лет 35, высокий, хорошо одетый парень. Концентрируется на сути, поэтому говорить с ним легко (таких называют «внятный»). Беседуем втроем за чаем в ресторанчике на Тверской.

   — Диски — невыгодный товар?

   Виктор: Да, и чем дальше, тем невыгоднее. Во-первых, технологии. На двусторонний DVD-диск умельцы запихивают десяток фильмов. В страшном качестве, конечно, но нашему покупателю на качество плевать, он смотрит себе любимое кино и доволен. А придет HD-DVD или Blu-ray? (Конкурирующие технологии цифровой записи высокой плотности. — «Профиль».) Тогда на диск влезет полсотни фильмов, и я смогу продать этих дисков в разы меньше, чем раньше. Во-вторых, лоточники. Я плачу аренду, налоги, взятки, маржу по копейкам считаю буквально, а они платят только взятки. Чиновнику в районной управе, ну еще сотню патрульному менту дал, и порядок. Торговля с лотков в Москве запрещена, но везде ведь торгуют! Причем новые технологии когда еще будут, а лотки вот они. Ущерб легальным продавцам от этого колоссален.

   — Легальным? А как же контрафакт?

   Злобин: Не путай пиратку с контрафактом. У него пиратка, а не контрафакт.

   — А в чем разница?

   Злобин: Без заявления правообладателя осудить за нарушение авторских прав никого нельзя. Так вот, пиратка — это софт, о защите которого правообладатель не беспокоится. Такой софт в России официально, может, вообще не продается, его только пираты и распространяют. 80% пиратки, кстати, именно таковы. А правообладатель даже заявления в милицию не пишет.

   Виктор: Ну да, я не ангел, диски с Windows не у Microsoft беру. Но пиратских игр почти не осталось. Нет смысла. Оптовик продаст мне левый диск за 40 рублей, а лицензионный можно купить за 56, например. Ну и чего ради связываться? С контрафактом вообще связываться нельзя. Сейчас, скажем, выставить на продажу «Сезон охоты» — значит рискнуть бизнесом. «Видеосервис» свой мультик отслеживает и еще месяц отслеживать будет. Да и позже не стану связываться, возьму лучше лицензионные диски по 56.

   — Как «Видеосервису» это удается?

   Виктор: Денег у них много, думаю, договариваются на уровне руководства ГУВД. Но не обязательно договариваться с ГУВД. С Юриным списком я тоже не связываюсь, мне бизнес дороже. И вообще, был бы рад работать в белую, но это невозможно. Экономика не позволит. Если делать все по правилам, как написано, то торговать можно одними только лицензионными дисками. А на деле отказ от пиратки означает закрытие восьми из десяти моих точек, потому что торговать по правилам мне дают только в двух случаях из десяти. Я ведь не только налоги и аренду плачу, но и взятки — чтобы открыть магазин в хорошем месте, чтобы не мешали работать проверками и т.п. А всякие месячники борьбы с пиратством? Когда такое мероприятие начинается, предпочитаю закрыть магазины вообще и терпеть 15—20 тыс. (не рублей!) убытка в неделю — так дешевле получается. В таких случаях убрать пиратку из продажи недостаточно, потому что все равно не дадут работать. Я ведь не лоточник, я зарегистрирован, у меня есть юридический и физический адрес, ко мне всегда, как только месячник начнется, прийти можно.

   — Не прослеживается связь между лоточниками и чиновниками-взяточниками. Может, с лотков торгуют без их ведома.

   Виктор: Только почему-то в переходе возле управы, где чиновники на работу ходят, лоточников нет. Захотели бы они, и лотков бы не стало во всей Москве. Впрочем, знаю примеры честных бюрократов. Одна из районной управы и взяток не берет, и даже придумала способ борьбы с незаконными торговыми модулями на остановках. Убрать их не в ее власти, зато умудрилась отключить от электросети. Поди поработай сейчас без электричества.

   Злобин: Дело не в торговле дисками. Точнее, не только в ней. Посмотри, что творится, например, в переходе у метро «Проспект Мира» — сплошные лотки. Торгуют шмотками с Черкизовского рынка — тоже, между прочим, контрафакт, и покупатели толпятся. Диски — только часть общей проблемы.

   Виктор: Причем часть маленькая. Колготками-то торговать выгоднее, там прибыль 300%. В сезон место в том самом переходе на проспекте Мира стоит $3,5 тыс. взяток в месяц, не считая отстежек ментам. А на Пушкинской площади, тоже в переходе, точка размером с пару таких столиков знаешь, сколько стоит? 256 тыс. рублей в месяц, и это только официальная аренда, помимо взяток. Чем там можно торговать, чтобы обернуться? Разве что наркотиками или оружием. Пираткой — вряд ли.

   — Все же давай о дисках. Выгодно ли торговать ими с лотка?

   Злобин: Посчитаем. Допустим, лоток разворачивается на Савеловском рынке после шести вечера, когда мои люди уходят с дежурства. Работает лоточник до девяти без выходных. В день он продает дисков 100.

   Виктор: На Савеловском — от 100 до 150, но пусть будет 100.

   Злобин: С диска он имеет не меньше доллара. Итого $3 тыс. в месяц, это теоретический минимум. Реально больше.

   — Откуда у лоточников пиратский товар? Разве они имеют выход на заводы?

   Виктор: А зачем? Партию дисков можно заказать в Интернете, привезут на дом. (Это чистая правда, двух минут поиска оказалось достаточно для того, чтобы во множестве найти предложения пиратского софта по цене 40 рублей за диск. — «Профиль».)

   Злобин: Или у себя дома запишет, а на принтере обложку распечатает — ему же не нужны большие партии. Так, кстати, поступают недобросовестные продавцы, работающие по найму.

   — Хорошие продавцы в дефиците?

   Виктор: В большом дефиците. Часто бывает так, что после месяца работы, освоившись, пытаются торговать для себя. Кладут свой контрафактный диск, а если попадаются, говорят, что это товар хозяина. Причем творят такое чаще москвичи, студенты. Украинцы и молдаване честнее.

   — Если маржа считается на копейки, близость к производителю имеет значение?

   Виктор: Конечно. Чтобы купить на заводе, нужны связи или рекомендация. Завод исполнит заказ на партию от 500 дисков. Если у тебя есть постоянный канал сбыта, сотрудничество с заводом имеет смысл, потому что завод в тебе заинтересован.

   Злобин: Думаешь, Витя знает тайну — где у нас подпольные заводы? Ты эту тайну тоже знаешь. Там же, где и легальные, их в России около восьми десятков. Полгода назад было 78, точную цифру на сегодня не скажу. Днем работают в белую, а ночью печатают левые партии. Единственное исключение — Уральский завод. Честным быть выгодно, к ним стоят в очереди, чтобы разместить легальный заказ. Остальные заводы сильно недогружены.

   Виктор: Ну, бывает всякое, есть и подпольщики. Год назад в Пушкино пьяный опер совершенно случайно набрел на действительно подпольный завод из двух линий, который годами работал и гнал в числе прочего детское порно. Заводчане послали опера вместе с его претензиями вместо того, чтобы дать денег, и дело кончилось для них плохо.

   Злобин: На Горбушке, когда еще в парке торговля шла, мы «Голубую аллею» (место, где торговали детской порнографией. — «Профиль») старались разгромить не потому, что нам это кто-то поручал или платил. Мы — это «Русский щит», прокуратура округа и УБЭП с налоговой полицией. Есть вещи, которые надо делать просто потому, что ты человек. Там ведь запросто можно было купить документальные сцены насилия, над детьми в том числе.

   Виктор: Не понять тех уродов, кто это покупает. Но оказывается, что среди наших соотечественников таких уродов полно.

   Злобин: Еще давнишний случай. Пришли с обыском на завод, где тоже печатали детское порно. Опера ждут прокурора. Дождались, тот приехал и говорит, что обыск переносится на сутки! Ну что делать, обыскали на другой день и нашли-таки улики, но недостаточные. А завод в ответ через свои связи в прокуратуре сфабриковал уголовное дело на сотрудников МВД. В результате сотрудник, который инициировал расследование, едва избежал тюрьмы.

   — В сравнении с порнографами и пирату нетрудно хорошо выглядеть.

   Виктор: Еще раз повторю: я не ангел и не пытаюсь им казаться. Да, я делал и делаю часть своих денег на пиратских дисках. Но времена изменились. Дайте мне условия, в которых коммерсанту придется платить только то, что положено по закону, и проблема с пиратским софтом будет решена. Можно будет торговать в белую.

   Злобин: Не исключаю, что эта проблема уйдет с лотков в Интернет и домовые сети.

   Nokia и северо-западный «МегаФон» передают данные быстро

   В Санкт-Петербурге на выставке «Инфоком» компании Nokia и «МегаФон Северо-Запад» продемонстрировали работу сети мобильной связи третьего поколения (3G), построенной с использованием технологии под названием HSDPA (High Speed Downlink Packet Access).

   Главная ее особенность — в возможности передавать данные между базовой станцией сети и телефоном на скорости, которая обеспечивает комфортный доступ к Интернету. Во время испытаний была достигнута скорость 3,6 мегабит в секунду (теоретический предел — 14,4 мегабит в секунду). Для сравнения: в GSM-сетях данные передаются со скоростью 9,6 килобит в секунду. Nokia имеет опыт создания коммерческих HSDPA-сетей.

   

   Десять октябрьских исправлений от Microsoft

   Как сообщает bugtraq.ru, в этом месяце компания опубликовала больше, чем обычно, исправлений, которые необходимо внести в ее продукты для обеспечения безопасности. Из десятка обновлений шесть критических. Они исправляют, в частности, ошибки в программах, входящих в пакет MS Office, — Word, Excel, PowerPoint. Всего Microsoft устранила 26 уязвимостей, что является рекордом этого года. К сожалению, по словам представителя компании, из-за технических проблем обновления недоступны через MS Update и прочие средства автоматического обновления и их пока придется скачивать с сайта вручную.

   Опасения же антивирусных компаний, что новая операционная система Microsoft Vista будет снабжена собственными средствами борьбы с вирусами, можно счесть преувеличенными. Bugtraq.ru ссылается на слова генерального директора Лаборатории Касперского Натальи Касперской, которая заявила, что Vista не осложнит работу антивирусных систем и что Microsoft нет смысла прекращать взаимодействие с антивирусными компаниями.

   

   Рейтер открыл бюро в виртуальном мире

   Как сообщает Би-би-си, в освещении событий, происходящих в мире многопользовательской онлайн-игры «Вторая жизнь» (миллион игроков), отныне участвуют профессиональные журналисты. Персонал для информационного бюро во «Второй жизни» набирает Адам Пэйсик (в игре — Адам Рейтер), журналист, специализирующийся на новостях технологий и медиа. Теперь в его задачу будет входить освещение событий, интересных тем, кто играет во «Вторую жизнь».

   Во «Второй жизни» все чаще открываются офисы настоящих компаний. Toyota вскоре собирается продавать в этой игре виртуальную версию своего фургона Scion, а одна из радиостанций Би-би-си взяла в аренду виртуальный остров, который будет использоваться для проведения концертов. По словам Адама Пэйсика, в качестве Адама Рейтера он будет работать как обычный корреспондент. «Как бы странно это ни выглядело, это не слишком отличается от репортерской работы в реальном мире, — говорит он. — Когда привыкаешь, это превращается практически в ту же работу, которой я занимаюсь на протяжении многих лет».

   Игровая валюта, называющаяся линден-долларом, может обмениваться на настоящие деньги, и многие пользователи, играя, неплохо зарабатывают. Каждый день во «Второй жизни» продается товаров и услуг на общую сумму более 400 тысяч реальных долларов.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK