Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Просто к слову: один эпизод из жизни великих держав"

Советская историография связывает начало холодной войны со знаменитой Фултонской речью премьер-министра Британии Уинстона Черчилля, прочитанной им во время вручения почетной докторской мантии в Вестминстерском колледже в США 5 марта 1946 года.Однако советские историки крайне неохотно вспоминают о том, что в том же 1946 году между США и СССР едва не разразилась самая настоящая, «горячая» война.

Бывший президент США Ричард Никсон в своей поучительной книге The Real War («Настоящая война»), которая, кажется, не переведена на русский язык до сих пор, цитирует президента Трумэна: «Гарри Трумэн, в то время президент, позже писал: «Советский Союз продолжал оккупацию до тех пор, пока я лично не проинформировал Сталина, что мною был отдан приказ нашему военному командованию быть готовым к движению наших наземных, морских и воздушных сил. Сталин сделал то, в чем у меня не было сомнений. Он вывел свои войска…» Что же послужило причиной столь драматического развития событий, которые, с учетом того, что к тому времени было создано и испытано ядерное оружие, могли ввергнуть мир в еще более кровавую схватку, чем та, из которой он только что вышел? Истинную причину кризиса 1946 года Никсон раскрывает в главе The Oil Jugular, название которой очень условно можно перевести как «Нефтяной кадык». Он так описывает этот «эпизод»: «Пушки Второй мировой почти замолкли, когда Сталин сделал свой первый шаг в сторону Персидского залива. После оккупации во время войны Северного Ирана Советы жестко отказались выводить свои войска оттуда и создали под их контролем «автономную» Республику Азербайджан и «Народную Республику Курдистан» и объявили о создании «совместного предприятия» для разработки нефтяных запасов в Северном Иране с (внимание! — С.Л.) 51% акций, принадлежащих СССР»…

Вот причина: 4 апреля 1946 года премьер-министр Ирана Ахмед Кавам ос-Салтан подписал в Москве соглашение о создании смешанного общества по разведке и эксплуатации нефтяных месторождений в Северном Иране». Хотя Фултонская речь была произнесена на месяц раньше, чем подписано соглашение, сомнений в том, что именно это событие и определило все, что происходило дальше, мало.

Смысл событий отчетливо проясняется, если сопоставить несколько дат: 22 февраля увидела свет так называемая «Длинная телеграмма Кеннана», в которой он сформулировал концепцию сдерживания СССР. 2 марта 1946 года США и Великобритания выводят свои войска из Ирана, «показывая СССР пример», а 5 марта звучит речь Черчилля. Сталин предупреждениям не внял, после чего и последовал телефонный звонок Трумэна и его заявление о готовности начать ядерную войну против СССР. В отсутствие собственного ядерного оружия и дальних бомбардировщиков, способных достичь США, новой войны СССР, разумеется, выдержать не мог. Сталин отступил и вывел войска. После вывода советских войск события в Иране развиваются стремительно. Осенью 1946-го на юге Ирана, полностью подконтрольном в то время Британии, начинается восстание полукочевых племен, требующих отмены договоренностей с иранскими Азербайджаном и Курдистаном. По просьбам «кочевых трудящихся» в декабре 1946 года в новые государства вводятся иранские войска, которые по-восточному жестоко расправляются с просоветскими элементами. 6 октября 1947 года Иран заключает соглашение с США о… военной миссии «в целях увеличения боеспособности иранской армии». Миссия США была наделена правом оказывать влияние на деятельность генерального штаба иранской армии и военного министерства. Через пару недель после этого, в том же октябре 1947-го, меджлис Ирана отказывается утвердить подписанное 4 апреля 1946 года правительством А. Кавама соглашение с СССР как не соответствующее Закону о нефти от 2 декабря 1944 года, запрещающему нефтяные концессии иностранцам… Впрочем, действие этого закона не распространялось на Англо-Иранскую нефтяную компанию, известную сегодня как «Бритиш Петролеум». Единственное, на чем могло настоять иранское правительство, — на некотором увеличении отчислений Англо-Иранской нефтяной компании в бюджет страны — до 4 шиллингов с тонны. Во всей этой поучительной истории, которая может быть развернута в первоклассный политический детектив, интересует, однако, только один вопрос: какие же объемы нефти едва не стали причиной атомной войны между США и СССР в 1946 году? Ответ: речь идет примерно о 5 (пяти) миллионах тонн в год, которые тогда добывались Англо-Иранской нефтяной компанией. Пять миллионов тонн нефти в год — это тот объем, ради которого начинают мировые войны. Поистине, «нефть — сок особый».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK