Наверх
21 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "“Путин -- наш “Билль о правах”"

Президент Центра политической конъюнктуры Константин Симонов уверен, что “все демократические системы, которые нам предъявляются в качестве образцов, являются классическими "разводками"-- У вас нет ощущения, что с каждым годом российская политическая элита становится все более конъюнктурной?

-- У меня на этот счет прямо противоположная точка зрения. Мне кажется, наша элита пытается быть все менее конъюнктурной, стараясь создавать (пусть и фрагментарные) картины будущего страны.

Сегодня в России можно говорить о формировании реальной двухпартийной системы, где главныероли играют номенклатурно-политические группы. Они все больше напоминают политические партии: ведут борьбу за власть, аккумулируют с этой целью активы, занимаются foundrising’ом -- это когда люди ходят по компаниям и собирают деньги...

Эти группы пытаются создавать альтернативную идеологию: конфликт между тем, что мы называем "силовой" и "либеральной" группировками во власти -- он ведь не только из-за того, что они не сошлись по поводу каких-то активов. Это конфликт еще и из-за того, что они по-разному понимают перспективы развития государства. Конечно, у них нет "сакральных" текстов на эту тему. Но по отдельным высказываниям, по политики тех компаний, которые контролируют представители этих групп, мы можем сформировать представление, насколько по-разному понимают политику государства эти две группы.

-- Например?

-- Самый простой пример -- извечный выбор России: Восток или Запад? это принципиальный выбор. Причем не столько мировоззренческий, сколько практический: кому мы будем поставлять энергоресурсы, если мы не можем поставлять их одновременно, в нужном объеме и в том, и другом направлении? Это вопрос о том, кто является нашим стратегическим энергетическим партнером. А я вас уверяю: тот, кто будет основным энергетическим партнером, тот будет и основным политическим партнером.

Как видите, ответ на этот вопрос вполне тянет на то, чтобы стать стержнем стратегии развития государства. Либо --"врастание в Запад": поставки энергоресурсов, обмен активами, объединение энергетических, а потом и политических пространств, либо -- ориентация на Восток. Здесь и проходит разлом. Так что, по моим ощущениям, на непубличном уровне номенклатурные группы все меньше занимаются решением локальных экономических проблем и все активнее предлагают альтернативные варианты развития страны.

-- Но почему этот процесс столь не публичен? Почему на поверхности обсуждаются темы "второго порядка", а о темах, касающиеся "судеб России", говорят исключительно "под ковром"?

-- Политика по всем мире становится все менее публичной. К тому же в России, в отличие от Запада, политика никогда и не была публичной.

-- А может быть, причина в том, что наши политики во всю стараются доказать свою лояльность “кремлевскому элеткорату”, а мнение остальных избирателей их просто не заботит?

-- Когда вы создаете партию при действующем президенте с 80-ти процентным рейтингом, вы неизбежно будете сталкиваться с тем, что партии будут создаваться не по идеологическому принципу: сначала вы должны получить "добро" на создание партии. Но рано или поздно все равно придется объяснять, в чем ваши отличия от других.

-- Для этого нужны разные идеологические платформы, а их нет!

-- Сейчас многие партии, и, в первую очередь, "Единую Россию" обвиняют в отсутствии идеологии. Но "ЕР" реализует ту модель, которую в Америке называют "catch all party" -- партией "хватай всех": вот они и хватают всех. Скажите, а в США демократы или республиканцы -- это, какие партии? Различий между ними давно уже никто не видит, каждая из них пытается "хватать всех". И борьба между ними -- это давно уже не борьба идеологий, а просто “политика”, шоу. Так происходит во всем мире. Другое дело, что у наших политических партий, как мы видим, с трудом получается создавать идеологический продукт...

-- Элита, состоящая из конформистов, способна, на ваш взгляд, вывести страну на новые рубежи?

-- Принцип лояльности чрезвычайно важен для России. Да и не только для нее: неужели вы думаете, что какой-нибудь член Демократической партии в США нелоялен своему лидеру?

-- Но там он может быть лоялен Клинтону, но не лоялен Бушу, и наоборот -- у них всегда есть альтернатива…

-- На самом деле, там тоже нет никакой особой альтернативы. Правда, там люди лояльны не персонам, а неким великим идеям, которые лежат в основе всей государственности. В Америке такие идеи есть: они сформулированы в "сакральных текстах" нации -- Конституции и "Билле о правах". И невозможно быть нелояльным по отношению к этим текстам. У нас же таких великих идей нет, нет у нас и "сакральных текстов". Проблема России заключается в том, что у нас все строится вокруг персоны…

-- Владимир Владимирович Путин заменяет нам сакральные тексты?

-- Конечно. И в ситуации, когда эта персона собирается уходить, возникает дискуссия на тему, что делать: отпускать -- не отпускать, и кто будет вместо? Если бы у нас была великая идеология, великие тексты, у нас были бы совершенно другие проблемы. Политика не была бы столь драматичной -- это была бы всего лишь публичная игра, все было бы не так серьезно.

Кстати, и наша контрэлита -- Касьянов и др. -- также строит свою риторику вокруг персоны: "Путин -- плохой и все плохо", но какой-либо великой идеи они не предлагают. “Поход Касьянова” против Путина можно сравнить с ситуацией, как если бы кто-то в Штатах создал бы партию за отмену "Билля о правах". Однако там все знают, что, если ты не лоялен "сакральному тексту", тебе под звездно-полосатым флагом не стоять. У нас примерно тоже самое: если ты не лоялен Путину, то какой ты вообще гражданин страны?

-- Да здравствует Путин -- наш "Билль о правах"!

-- На сегодняшний день так оно и есть!

-- Но что будет с такой элитой в ситуации "после Путина" или даже "без Путина"?

-- Как говорит Глеб Павловский, "нация Путина не отпустит" (смеется).

-- «Нация»-то, может, и не отпустит, но элите, видимо, придется менять один "Билль о правах" на другой...

-- Очень многое зависит от того, каким образом пройдут выборы преемника. Причем это вопрос не персон, а вопрос проектов. Готов ли Путин не просто передать президентский пост верному человеку, но и выбрать один из проектов? Судьба элиты во многом зависит именно от этого -- будет выбран проект или нет. Если проект не будет выбран, то следующий президент, как и Путин, будет синтетической фигурой, которая по инерции будет развивать ту модель, которая существует сейчас. В этом случае Россия по-прежнему будет страной ситуативных решений, в которой по-прежнему конкурируют разные проекты развития, поскольку выбор между ними опять отложен.

-- Это подтолкнет элиты к очередному этапу борьбы за ресурсы, а вовсе не к поиску идеологических ориентиров?

-- Если возобладает инерционный сценарий, то я не исключаю такого развития событий. Начнется ресурсно-технологическая борьба за нового президента. И вряд ли номенклатурно-политические группировки будут делать ставку на интеллектуальное превосходство своих проектов. Скорее всего, начнется борьба за ресурсы, чтобы в нужный момент выкладывать их на стол и тем самым влиять. По приниципу "за нами лес, нефть и газ - пусть будет по-нашему". Да, такой риск существует. Особенно, если новый президент будет промежуточной, нейтральной фигурой.

-- Но если выборы станут конкуренцией проектов, возникает угроза раскола элиты, борьбы одной ее части против другой. Или же степень лояльности такова, что подобные эксцессы исключены?

-- Нет, такая опасность существует. Но важно, чтобы такая конкуренция носила цивилизованный характер. В этом случае мы получим не только нового президента и новый -- формулируемый им самим -- проект развития страны, но и новую -- абсолютно реальную оппозицию. Не старушек с кастрюлями и не бывшего премьера -- любителя “тонких настроек”, а реальную силу, у которой вряд ли удастся изъять все ресурсы, и которая сможет формулировать и отстаивать свой альтернативный проект. И вряд ли проигравший проект можно будет полностью изъять из экономических процессов (не думаю, что произойдет жесткое отсечение альтенативных проектов, как это было при Путине).

В итоге у страны появится шанс получить вполне цивилизованный механизм ротации элит. Будет, как в США, где элиты регулярно меняют друг друга. А ведь американская модель (я не считаю ее демократичной -- скорее, наоборот) -- наиболее эффективна с точки зрения управления.

-- Долгое время "творцом истории" принято было считать "народные массы". В последнее время массы играют роль голосующих статистов, а “подлинную историю” во всю творят "элиты". Насколько адекватно такое перераспределение ролей?

-- С тезисом о роли народных масс я принципиально не согласен. Не вижу ни одной современной политической системы, где бы население что-либо определяло. Все демократические системы, которые нам предъявляются в качестве образцов, являются классической "разводкой". На самом деле, это олигархические системы, где экономические элиты устраивают "праздники демократии", убеждая население в том, что от него все зависит, что они творит и управляет. Реально же население давно и везде отсечено от управления: элиты используют население и не более того.

Где-то шоу научились устраивать интереснее, где-то -- нет. И если в США эффективная элита управляет неэффективным, но счастливым населением, то в России не совсем эффективная элита управляет неэффективным и несчастливым населением.

Беседовал Владимир Рудаков

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
21.10.2021
20.10.2021