Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Равное среди бедных Самоуправление на «Золотом кольце»"

У местного самоуправления в России две беды. Во-первых, мало денег, во-вторых, в системе сочленения с государственной властью что-то понапутано. Так ситуация видится с колокольни муниципальных глав. Однако их мнением мало кто интересуется, потому что колоколенка ростом не вышла.Суздаль — один из тех аномальных городков, где административный уездный статус уживается с громким историческим именем и славой культурного центра всемирного значения. Но даже в этом богатом туристическом центре на «Золотом кольце», где цены на недвижимость и прочие барские излишества — вплотную к московским, реформа местного самоуправления поскрипывает на тех же ухабах, что и в провинции менее именитой.

Здесь к уникальным памятникам старины и великолепным отелям надо, как и по всей Руси, добираться по раскроенным мостовым. Здесь бескомпромиссно меряются полномочиями районные и городские власти, а все вместе — с областными. Здесь глава города Сергей Годунин, тоскливым взглядом провожая уплывающие в государеву казну несметные туристические миллионы, с риском для бухгалтерии выстригает из подведомственных ему грошей новые кровли для муниципальных хрущевок и модернизацию теплотрассы.

И кстати, на таком безрыбье рождаются весьма незаурядные и эффективные решения — опять же, как и по всей Руси. Голь на выдумки хитра.

От Долгорукого до туризма

Туристическим центром Суздаль стал не сразу. Сначала-то он был стольным градом суздальских князей, один из которых, Юрий Долгорукий, между делом основал будущую столицу империи. За минувшие с тех пор столетия город словно застыл в средневековом состоянии. В новой столице о нем вспоминали в исключительных случаях — то жену цареву в местном монастыре заточить, то фельдмаршала Паулюса… Еще 50 лет назад здесь и водопровода-то не было, не говоря уже о прочей канализации.

Есть, однако, в застывшем средневековье и свои преимущества: например, множество бережно сохраненных исторических памятников, из которых, собственно, Суздаль и состоит. Еще в XIX веке крупно повезло — именно так оценивает давнюю историю нынешний мэр:

— Когда в этих краях строили железную дорогу, через Суздаль она не пошла. Владимирские купцы дали большую взятку и «перетянули» дорогу к своему городу. Следовательно, никакой промышленности в Суздале не появилось, все на себя Владимир взял — и доходы от индустриального прогресса, и минусы от него же. А нам зато достался город-музей. Очень потом пригодилось.

Городок тихо жил себе в своем средневековье, пока в 1965 году ответственные товарищи не привезли сюда Ротшильда — полюбоваться красотами русской старины. Тот оценил красоты по достоинству и стал выпрашивать Суздаль… в аренду: «Дайте мне его на 20 лет — и я удвою свое состояние!» Ответственные товарищи, даром что коммунисты, здраво рассудили, что: а) миллиардер дурному не научит и б) без него как-нибудь справимся. И с 1967 года специальным решением Совмина началось развитие Суздаля как международного туристического центра.

Как Ротшильд прописал

На крохотной территории (центральная часть города — 9 кв. км) расположено 276 памятников архитектуры, имеющих всемирно-историческое значение. Чтобы на них посмотреть, сюда едут толпы туристов со всего мира.

— До конца этого года мы планируем принять 1 млн человек, — говорит Сергей Годунин. — Для сравнения: в Питере — 3 млн в год. Но это Питер! А у нас-то всего 11 тыс. населения.

Всю эту миллионную ораву именно 11 тыс. суздальцев и обслуживают.

— Не могу привести точной статистики, — рассказывает Годунин, — но, скорее всего, по уровню развития малого и среднего бизнеса на душу населения Суздалю в России равных нет.

Гостиницы на каждом шагу — и фешенебельные центры, и маленькие частные гостевые дома.

— У нас 1800 единиц номерного гостиничного фонда — это больше, чем в миллионном Ярославле, — продолжает сыпать цифрами суздальский мэр. 

До кучи — рестораны, кафешки, торговцы сувенирами, таксисты, извозчики (самые настоящие, с лошадками; бешеные деньги с доверчивых иностранцев дерут).

В общем, весь город при деле. Это и есть суздальская экономика.

Но не вся. До эпохи тов. Ротшильда, пока туристов не понаехало, суздальцы какое-то количество столетий промышляли… огородничеством. Самый культовый суздальский овощ — огурец, невероятно вкусный и неповторимый. Хороший бизнес, если верить Годунину:

— Еще в советские годы у нас было 9 официально зарегистрированных миллионеров — по вкладам на сберкнижках. На огурцах и заработали. Один из них в 1990 году построил первую частную гостиницу в городе.

В память об этой народной традиции остался ежегодный День огурца. От 12 тыс. до 16 тыс. гостей, кстати, собирает — мелочь, конечно, в сравнении с остальным миллионом, но приятно. Да и копеечка от них в городской экономике не лишняя.

Итого в прошлом году Суздаль направил в бюджеты разных уровней налогов на 217,2 млн рублей.

Старик Ротшильд-то не дурак был.

«Где вы, где вы, расписные?»

Из всего этого богатства в городском бюджете Суздаля оседает 15,4 млн рублей. В год.

— Вот подходит ко мне горожанин, — сетует Годунин, — и спрашивает: я, мол, плачу налогов на 15 тыс. Что ты, глава города, для меня на эти 15 тыс. хорошего сделал? На 15 тыс. — не сделал. Потому что в городе из них остается не более 1,5 тыс.{PAGE}

Раньше, до принятия 131-го федерального закона «О местном самоуправлении», было вчетверо больше. Но новый закон разделил муниципальные образования на два уровня — районы и поселения. Вторые подчинены первым. И у них, соответственно, остается меньше денег.

— Весь Суздаль занят в мелком и среднем бизнесе, — продолжает мэр. — Деньги колоссальные, экономика развитая. И что? Мне-то в бюджет от этого ничего не достается. Так зачем мне им какие-то «условия для развития обеспечивать», как того требует 131-й ФЗ? Вон сувенирщики: налоги мне не платят, а я за ними убираться должен — это же городских властей обязанность. Или видите столбы вдоль дорог? На каждом — рекламные щиты. Опять же — городскому бюджету от них никакого проку нет. Но выдавать разрешения на размещение рекламы почему-то должен глава города.

По идее, городскому голове проще не заморачиваться какими-то торговцами и хозяевами частных гостиниц, а сосредоточиться на своих прямых обязанностях — на подметании улиц хотя бы. Все равно денег ни на что больше не хватает. Однако эти лоточники, каждого из которых (ходит в Суздале и окрестностях такая легенда) Годунин лично знает, — это и есть город. А нормативы, на бумаге написанные, они сегодня одни, завтра другие.

Закон-то, между прочим, допускает между уровнями муниципальных образований промежуточные звенья — в зависимости от того, кто с какой доброй волей его прочитает. Вот захочет владимирский губернатор назначить Суздаль не «поселением», а «городским округом», тогда совсем другое дело и другая доля в налогах. А не захочет — значит, не захочет.

Пока не захотел. Но обещал, по словам Годунина, подумать.

Пока начальство думает, в суздальском городском бюджете остается 7% налоговых поступлений.

А еще — 100% собираемых на территории города налогов на землю и имущество. Но с этими налогами вот какая коллизия получается. Даже две.

Первая — нетипичная. Суздаль — город действительно уникальный. Он практически весь состоит из музеев-заповедников и культовых зданий (то есть церквей и монастырей). А они от налога на землю освобождены. Сто процентов от ничего — это не так уж и много, если внимательно посчитать.

А вот вторая — вполне себе системная, общего муниципального пользования. Налоги на землю и имущество — самые тягостные в мытарском ремесле. И, благородно отдавая их местным самоуправлениям, государство одновременно укрупнило налоговые инспекции до уровня межрайонных. Это значит, что профессиональным налоговикам со всеми их полициями заниматься такой мелочовкой недосуг — у них другой уровень задач, на котором тоже забот полно. А муниципальные образования между тем лишаются инструмента в сборе налогов на свои нужды. Спасайся кто может и как может.

— Я понимаю: Минфин отвечает только за федеральный бюджет, — подытоживает Годунин. — Но когда Кудрин докладывает президенту, что денег в казне немерено и надо их отправить в Америку, — эти деньги откачиваются из муниципалитетов. Наш богатейший город не может ничего получить от своего богатства. Разве миллион туристов, с которых мы берем деньги, должен вот здесь ходить? — И мэр красноречиво указывает под ноги — на то, что лишь с большой натяжкой можно назвать тротуаром.

И все-таки они вертятся

Есть в Суздале старинная проблема — сильно затратная система теплоснабжения. С тех пор, как ее построили (как раз после Ротшильда), много воды утекло, и подавляющее большинство потребителей перешли на автономные системы.

— Вот мы сейчас едем по дороге, — поясняет Сергей Годунин. — Под ней теплоцентраль диаметром 400 мм. На ней сидят два жилых дома и контора лесхоза. Ремонт этой части теплосети обошелся нам в 90 тыс. рублей. Поставить в домах автономные котлы — ну, может быть, 300 тыс. Есть смысл проводить ежегодные ремонты таких сетей? Нет, конечно. Поэтому буквально в первую же неделю работы, как только наша команда пришла в администрацию, мы заказали проект модернизации системы теплоснабжения города.

Заодно и экономия получится. А вот на дороге не сэкономишь.

— В этом месте, — продолжает мэр экскурсию по родному городу, — 12 лет дороги не было. Вообще никакой. Мы долго думали, но все-таки рискнули решить раз и навсегда эту проблему. Что значит рискнули? Это обошлось бюджету в 3 млн. А он у нас за прошлый год весь 15 млн.

Зато проехать теперь можно.

Ну и традиционная для России проблема — жилье. Есть в Суздале микрорайон «многоэтажек». В кавычках, потому что этажей там не более трех — выше в городе строить нельзя. А так — обычные панельные хрущевки. Десятилетиями там текли крыши — и десятилетиями городские власти их терпеливо латали. После каждого дождя. Наконец у Годунина терпение лопнуло. Он просто взял и крыши новые покрыл. Были плоские — стали обычные, «домиком».

— Я считаю это нашим достижением, — гордится мэр, — за неполные два года 28 крыш покрыли. И все из своего бюджета, не имея никакой помощи со стороны.

С расселением ветхого и аварийного жилья даже до появления федеральной программы, о которой объявил первый вице-премьер Дмитрий Медведев, своими силами справлялись. По незамысловатой схеме.

— Аварийное жилье, оно же на земле стоит, — объясняет Годунин. — А она в Суздале дорогая — до $15 тыс. за сотку доходит. Так вот, мы жильцов переселяем, земельный участок выставляем на торги, получаем средства — и следующую развалюху расселять.

А уж теперь-то, когда из федерального бюджета деньги на эти цели пошли, вообще жизнь налаживается. К декабрю будет сдан новый микрорайон — несколько уютных трехэтажных домиков, которые строит частный инвестор. Часть квартир город планирует выкупить за счет федеральных средств.

Правда, и здесь без накладок не обходится. В этом году мэрия собралась было построить еще один жилой дом с долевым участием. И тендер провели, и с застройщиком договорились по принципу: половина квартир — ему, половина — городу. Только земельный участок получить не удалось.

— Потому что землей занимается район — другое муниципальное образование, — поясняет Годунин. — А району это неинтересно. И даже через арбитражный суд мы эту проблему решить не смогли. Вот так весь год и конфликтуем. У нас районный суд пестрит повесткой дня: «Суздальский район против города Суздаля». Это нужно кому-то? Что горожанам, что селянам — точно не нужно.

***

Вот такие мелочи — без масштабных свершений и громких сюжетов. Для таких мелочей сделано муниципальное самоуправление. С них-то страна и начинается — наша страна, в которой мы живем.

И еще. Мелкие проблемы суздальского муниципалитета — действительно мелкие. Город-то аномальный. Не все уездные города России такие богатые.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK