Наверх
2 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Ромео и Джульетта Брянской губернии"

Если бы шекспировские Ромео и Джульетта остались живы, у них была бы такая же семья, как у губернатора Брянской области Юрия Лодкина. С супругой, Евгенией Алексеевной, он прожил без малого сорок лет, и до сих пор у них не любовь, а прямо-таки африканская страсть. Ни дня без поцелуя. Ни одной командировки без горьких слез при расставании.Юрий Лодкин: Когда мы встретились в 1958 году, мне было двадцать лет, а ей четырнадцать.

Я окончил техникум в городе Дядьково Кировской области, собирался идти в армию. И вот накануне призыва -- а были как раз октябрьские праздники -- решил последний раз повеселиться. Пошел на демонстрацию, потом на танцы в родной техникум.

Смотрю: стоит девочка в школьном фартучке. Понравилась. Черненькая такая, на меня похожа. Пригласил ее на один танец, на другой. Видно, я показался ей слишком взрослым, и она стала от меня бегать. Ну все-таки я ее поймал и говорю: "Вот, ухожу в армию, но когда вернусь, обязательно тебя найду".

Я не знал ни ее имени, ни фамилии. В письме к приятелю описал ее портрет. Он мне ответил, что это Женя Мишина, учится в нашем же техникуме.

Я стал ей писать солдатские письма -- ни на одно не получил ответа. Только через два года мне дали отпуск (тогда ведь три года служили). Приехал домой, переоделся, только вышел на улицу -- она мне навстречу.

Маргарита Озерова: Евгения Алексеевна, вам не захотелось снова убежать?

Евгения Лодкина: Нет. Сразу его узнала. Растерялась от неожиданности. Мы еще раз познакомились и стали встречаться.

М.О.: Будущий супруг покорил вас своей настойчивостью?

Е.Л.: И настойчивостью тоже. Но вообще-то он был завидный жених, его в Дядькове все знали. В самодеятельности участвовал, стихи читал со сцены -- Пушкина, Блока, Есенина,-- его вызывали на бис. Кстати, сейчас он единственный в Совете Федерации член Союза писателей. У Юры несколько книг -- рассказы о дядьковских кузнецах и стеклодувах.

Юра остался без отца в 8 лет. Младший брат тогда только родился. Его мама всю жизнь проработала уборщицей. Жили очень бедно, отказывали себе во многом, но на последние копейки покупали книги. У Юриной мамы было всего три класса образования, но она до последних дней помнила роман "Евгений Онегин" наизусть.

М.О.: Ну а ваш собственный роман как развивался?

Е.Л.: После техникума Юра поступил в вечернюю школу. Каждый день я его провожала на занятия. Когда подходили к школе, я садилась в снег и говорила: "Если пойдешь на уроки -- я тут замерзну". Не потому, что такая взбалмошная была или дурака валяла. Не хотела расставаться.

А уж когда Иринка родилась, тут такое чувство к нему вспыхнуло... Казалось, посадила бы его подле себя и никуда не отпускала. Чтобы вообще из дома не выходил. Уйдет на работу -- жду не дождусь. Помню, тогда было плохо с детским питанием. Юра поехал как-то за ним в деревню, а обратно автобусы уже не ходили. Как я его ждала! На окне лежала и ждала.

М.О.: Так и не вернулся в тот день?

Е.Л.: Что вы! Он очень обязательный человек. Пешком пришел. Лишь бы я не волновалась. И сейчас, если задерживается, всегда предупреждает. А я его встречать выхожу и в три часа ночи, и в шесть утра. Одно время, когда его уже перевели на работу в Брянск, а мы еще жили в Дядькове, я каждый вечер на вокзале электричку встречала.

У нас такая вот семья. Он уходит на работу -- мы всегда целуемся. И чувства до сих пор, как в первый год совместной жизни.

М.О.: А были ли у вас тяжелые периоды?

Е.Л.: Я очень переживала, когда Юра ездил в Чечню. Корреспондент, который был с ним, каждые два часа выходил в эфир. Я не спала, круглые сутки слушала приемник. Однажды он передал, что машину депутатов обстреляли. После этого десять часов не было никаких сообщений.

А самое страшное мы пережили в 1993 году, во время октябрьских событий в Москве. Юра тогда был в Белом доме и от лица депутатов пытался договориться с правительством. Вышел с белым флагом, а его избили и забрали на Петровку, 38.

Я никаких подробностей не знала. Юра поехал в Москву вместе с зампредом Брянского облсовета. И тот ничего не нашел умнее, чем отправить ко мне шофера с Юриными вещами. Шофер сказал, что муж пропал около Белого дома.

О том, что муж арестован, услышала по телевизору. Я была в шоке. Начальником КГБ в Брянске работал наш земляк, сын маминого друга. Бросилась с мольбами к нему, но он даже не попытался помочь.

Собралась сама ехать в Москву. Областное руководство сформировало три группы, чтобы выручить Юру. Но вдруг позвонил водитель "скорой помощи" из Москвы. Он сидел в одной камере с мужем и передал, что с ним все в порядке. А на следующий день уже позвонил Юра. За это время я при своем небольшом росте потеряла семь килограммов!

Ю.Л.: Меня положили на асфальт и двадцать минут били сапогами по почкам. Рядом были открыты два люка. Солдаты клацали надо мной затворами автоматов и говорили: "Командир, что с ним цацкаться? В люк спустим, и весь разговор".

Только в камере немножко пришел в себя. Пальто грязное, в руках -- помятая шляпа, в которую я уткнулся, когда меня били. Вдруг открывается окошечко, и в нем появляется миловидное женское лицо. "Ну что вы,-- говорит дежурная,-- успокойтесь. Все у вас будет хорошо". У меня тогда спички отобрали, а сигареты оставили. Так она принесла мне кусочек серы и несколько спичек. А я-то думал, что в тюрьме одни садисты работают.

Через пару дней выпустили. Документы вернули, а вот деньги мои сгинули. К счастью, знакомый зампред правительства Мордовии забронировал и оплатил наперед номер. До гостиницы мы добирались закоулками. Боялись, что снова заберут в милицию. Купили по дороге бутылку водки и чипсы. Выпили -- и никакого эффекта. Как стеклышко. Такое нервное возбуждение.

М.О.: А чем занимался Юрий Евгеньевич, до того как пришел в политику?

Е.Л.: Юра окончил Высшую партшколу, работал собкором в "Брянском рабочем", потом корреспондентом ТАСС по нашей области. Его хотели взять к себе и "Правда", и Всесоюзное радио, и Центральное телевидение. Но обком был против.

М.О.: У вас такая крепкая семья. И вы совсем друг друга не ревнуете?

Ю.Л.: Нет. Но попытки вбить клин между нами были. Вокруг много умных, красивых и обездоленных женщин. Когда они видят нормальные отношения между мужем и женой, рассуждают примерно так: "Чем я хуже нее? Я и ростом выше, и ноги у меня подлиннее. Почему же у нее все хорошо, а у меня нет?"

Е.Л.: Я не ревнивая. Я в Юре на сто процентов уверена. Фальшь всегда чувствуется.

М.О.: Евгения Алексеевна, а вы всегда поддерживаете идеи мужа или иногда с ним спорите?

Е.Л.: Мы единомышленники. Иначе давно бы развелись.

Единственное, в чем я его не слушаюсь,-- когда он настаивает, чтобы я поменяла работу. Я до сих пор тружусь на заводе. Наша дочь учительница английского языка, зять -- врач. Так что о нуждах учителей, врачей и рабочих Юра знает не понаслышке.

М.О.: А вы так и остались "рабочим"?

Е.Л.: Да. Сначала работала на Дядьковском заводе электровакуумных приборов (я окончила высшие курсы по метрологии в Воронеже). Потом мужа перевели в "Брянский рабочий", мы переехали в Брянск, и я пошла на военный завод "Электроаппарат".

Зарплата 250 рублей. Только что получили за март. Юра переживает, что и пенсию мне насчитают с этих мизерных 250 рублей. Но я по-другому не могу. Как я буду смотреть в глаза своим подругам?

Ю.Л.: Какими только женами не хвастаются политики! Наверное, я единственный, у кого жена -- рабочий.

М.О.: Евгения Алексеевна, а как вы добираетесь до работы? На служебной машине мужа?

Е.Л.: На работу езжу в общественном транспорте, а машина у нас самая обыкновенная, советская. Единственная роскошь -- у мужа есть личный шофер, который по совместительству и охранник.

М.О.: Юрий Евгеньевич, вы берете жену в официальные поездки?

Ю.Л.: Конечно.,Если она поддерживает меня в трудную минуту, худеет из-за меня на семь килограммов, то почему не должна делить с мной радости?

М.О.: А как вы, Евгения Алексеевна, помогаете мужу в работе?

Е.Л.: Я в его дела не встреваю. Обеспечиваю моральную поддержку. И еще считаю, что на любой должности надо оставаться порядочным человеком.

Недавно мы переехали в новую трехкомнатную квартиру. Временно: просто в старой сейчас ремонт. Живем с моей мамой. Дочь с детьми и мужем -- отдельно..

Так вот, я попросила перевести в новую квартиру прежний номер телефона. Его все знают. Нам постоянно звонят. И как бы Юра ни устал, я зову его к телефону.

Как-то в Чечне пропал парень из нашей области. Юру попросили помочь. Он тогда еще не был губернатором -- числился депутатом. Решил позвонить Аушеву, а телефона никто не дает. Прорвался по своим тассовским каналам -- через Сибирь, Краснодар и Германию, и парня спасли.

Если речь идет о жизни человека, он встает и идет спасать -- хоть в Чечню. И я слова против не скажу, хотя потом буду сутками плакать.

М.О.: Евгения Алексеевна, говорят, муж приобщил вас к спорту -- водным лыжам...

Е.Л.: Да, мы очень любим кататься на водных лыжах. Когда-то Юра таким образом лечился от радикулита, потом пристрастился, и я с ним. Летом выходные мы проводим на Бутышском озере. Лыжи он сам мастерил еще в советские времена (теперь-то у него три пары отличных фирменных). И моторные лодки построил своими руками. Нашел помещение и целый год работал по субботам-воскресеньям. Лодкин -- он и есть Лодкин.

Когда приезжаем на озеро, вокруг нас собираются окрестные дети. Юра всех местных пацанов научил кататься на водных лыжах. Его там все любят, рыбу для ухи приносят.

Я всегда еду с удовольствием. Но боюсь ночевать в палатке. Сама не знаю почему, но заснуть никак не получается. Так Юра всю ночь сидит у костра, охраняет мой сон.

М.О.: Вы предпочитаете отдыхать в родных местах?

Е.Л.: Не только. В Сочи ездим. В прошлом году Юра с внуком сплавлялись по горным речкам на плотах. Но отдыхаем всегда вместе. Я даже купаться не люблю одна. Такая вот у нас жизнь общая.

М.О.: Юрий Евгеньевич на все руки мастер. А по дому вам помогает?

Е.Л.: Сейчас, конечно, нет. А раньше все делал. Вот эту дачу построил сам. Внутри все отделал деревом. Стол сам смастерил. Кровать с пологом -- его работа. Он и обед приготовить мог. Знает сто картофельных блюд. Даже яичница у него особая. Раньше в субботу и воскресенье говорил нам с дочкой: "Вы отдыхайте, а я завтрак приготовлю". Кофе мне в постель приносил.

М.О.: Евгения Алексеевна, у вас прямо идеальный муж. Ну хоть какой-нибудь недостаток у него есть?

Ю.Л.: Есть. Я очень горячий...

Е.Л.: То есть он хочет, чтобы было как он сказал. Но я всегда делаю как сама считаю нужным.

МАРГАРИТА ОЗЕРОВА

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
02.12.2021
01.12.2021