Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Шац навстречу"

Путь самой смешной телевизионной пары к общему дому был не самым веселым. Михаил Шац добивался руки своей партнерши по «ОСП-Студии» Татьяны Лазаревой долгих семь лет.Наталья Белоголовцева: Необыкновенно упорный у вас супруг. Что же вы так долго не отвечали на его чувства?
Татьяна Лазарева: В КВНе я была «звездой», имела огромное количество поклонников и романов. С Мишей из команды Санкт-Петербурга мы познакомились на пароходе в КВН-круизе. Для меня он был одним из многих. Спустя несколько лет я узнала, что, вернувшись из того путешествия, он рассказал маме о встрече с женщиной своей жизни, на которой хочет жениться. Шли годы. Так получилось, что мы стали вместе работать. Постепенно Миша приучил меня к мысли, что нет человека ближе и родней, даже вложил записку в Стену плача в Иерусалиме с просьбой, чтобы я вышла за него замуж. Как-то в сердцах сказал: «Дура ты, Лазарева. Неужели не понимаешь, что я всегда буду тебя ждать и всегда буду рядом?» Я вдруг поняла, что Миша не просто друг, а самый дорогой мне человек. И глупо это не оценить.
Н.Б.: Вы чувствуете себя роковой женщиной?
Т.Л.: Да. По крайней мере, я ею была. Была избалована Мишиным обожанием и привыкла к нему. Сейчас он порой ведет себя по-другому. Меня это злит. Иногда мы ссоримся и неделю не разговариваем.
Н.Б.: Понятно, вы ведь везде вместе. Устали, наверное, друг от друга?
Т.Л.: Наоборот, нам не хватает общения друг с другом. Один на один мы бываем очень редко. Я даже сплю чаще с детьми в их комнате, чтобы не бегать туда-сюда. Дочка до сих пор по ночам зовет меня. Еще, не дай бог, старший сын проснется и начнет возмущаться: «Как вы мне мешаете!»
Н.Б.: А почему папа не встает к дочери?
Т.Л.: Миша спит так крепко, что вообще ничего не слышит. Хотя он по образованию врач, работал анестезиологом в реанимации и должен бы вскакивать и бежать по первому призыву в любое время суток.
Утром я тоже собираю детей сама. Если папа поднимается, то злой и сонный путается у всех под ногами. Один раз я повела Степу в школу, а Миша остался собирать Соню в детский сад. Возвращаюсь: Сони нет, а вся ее обувь на месте. Первое, что пришло в голову: Миша отвел ее босиком. Потом выяснилось, что он обул ее в Степины ботинки. Он совершенно не понимает, где чья одежда.
Н.Б.: Миша, наверное, и бытом не занимается?
Т.Л.: Миша — человек без рук. Не понимаю, как он жил холостяком. Недавно провела эксперимент. В душевой кабине, которой никто, кроме Миши, не пользуется, перегорела лампа. Через две недели я его спросила: неужели он ничего не заметил? Он говорит: «А ты разве не можешь ее вкрутить?» Я возмутилась, объяснила, кто мужик в доме. Что, вы думаете, он меня спросил? «А где у нас вообще лежат лампочки?»
Н.Б.: Ну а отпуск-то вы вместе проводите?
Т.Л.: Да. Сейчас вот мы с детьми летим в Париж показать им Диснейленд. Оттуда отвезем их к морю в Испанию. Вернемся во Францию для участия в съемках программы «Форт Байярд», потом планируем небольшое автомобильное путешествие по Италии.
Н.Б.: Таня, правда ли, что рожать Степу вы уехали прямо со съемок?
Т.Л.: Да, мы снимали клип, в котором я пела и плясала. Отработав, помахала своим коллегам: «Счастливо, мальчики, я в роддом». Поскольку в тот момент у меня рядом не было ни тогдашнего мужа, ни денег, ни прописки, ни страхового полиса, я чудом договорилась с одной сотрудницей роддома, которая меня узнала. Заплатила последние сто долларов.
Н.Б.: Зато дочь вы рожали уже при непосредственной поддержке супруга?
Т.Л.: Мише просто некуда было деваться. В девять вечера, когда мы приехали, больница уже опустела и, кроме него, некому было поднять меня на каталке в родовое отделение. У меня начались схватки, и Мише неловко было развернуться и уйти. Ему выдали шапочку и халат, и он с ужасом слушал, как я орала. Кричала я не от боли, а от страха, что будет больно, потому что первые роды прошли тяжело. Кроме того, Миша должен был осознать, как я страдаю. Получился спектакль для одного зрителя. Когда мне делали наркоз, Миша как врач-анестезиолог даже что-то посоветовал. Потом взял новорожденную Соню на руки, ходил с ней по палате и рассказывал о футбольном матче, на который он из-за нее не попал. Дочь родилась именно в ту минуту, когда Илья Цымбаларь забил решающий гол мадридскому «Реалу», поэтому наши добрые друзья засыпали нас предложениями назвать девочку Цылей или Даздрапоспорой от «да здравствует победа «Спартака».
Н.Б.: У вас дружные дети?
Т.Л.: В общем, да. Соня, конечно, все повторяет за братом. Она стала чистить зубы, когда у нее ни одного еще не было. Достаточно долго мы одевали ее в Степины одежды. Однажды нас на улице спросили дети: «А он когда вырастет, его так и будут Соней звать?»
Н.Б.: Дети уже умеют шутить?
Т.Л.: Соня еще маленькая, ей четыре года. И смешна тем, что неумело использует русский язык. Когда Степа надел мои туфли, она строго сказала: «Мальчиках в туфлев не бывает!» А готовясь играть в футбол, закричала: «Я буду воротник!» Ну, на воротах.
Степа уже шутит специально и очень этим гордится. Просит меня пересказывать, например, его последнюю текстовую шутку: «Мне папа с мамой привезут подарок в пятницу или в воскресенье. Или в шкаф!» Мы с Мишей хохотали, он это запомнил. Из всех наших передач дети больше всего любят спортивную программу «Назло рекордам», где кричат кричалки. Когда я их куда-нибудь собираю, они вместо того, чтобы одеваться, садятся, обнявшись, перед зеркалом в коридоре, напяливают бейсболки и выкрикивают кричалки. Доводят меня иногда до исступления.
Н.Б.: Вы уже чему-то учите детей?
Т.Л.: Соня танцует в ансамбле «Журавушка» при ДК МАИ. Очень смешно. Когда мы водили ее на первые репетиции, по очереди с Мишей смотрели в дырку в занавесе и хохотали. Педагог говорит: «Дети, разложите свои подстилочки и ложитесь на спину лицом к зеркалу». Соня обязательно ляжет на живот и к зеркалу ногами. Поскольку это самая младшая группа, танцами то, что они делают, назвать сложно. Тем не менее они выступают. В Концертном зале им. Чайковского я в первый раз в жизни побывала на Сонином дебюте! Я иногда подумываю, не бросить ли нам эти занятия: слишком уж далеко приходится возить ее на концерты. Однажды они выступали где-то в районе Выхино. В десять утра начиналась репетиция. Для нас с Мишей, по долгу службы живущих ночной жизнью, это сильное испытание.
Н.Б.: Соне нравится танцевать?
Т.Л.: Не очень. Ее заставляют прыгать, двигаться, а поскольку она девочка полная, жалуется, что очень устает. Она у нас весит на килограмм больше, чем Степа, хотя он на три года старше. И походка у нее Мишина.
Н.Б.: А Степа чем занимается?
Т.Л.: Я, как ленивая мать, чтобы никуда не возить ребенка, организовала в его школе занятия по ушу. Нашла хорошего тренера, и уже сложилось две группы.
Н.Б.: А у вас со спортом какие отношения?
Т.Л.: Никаких. Однажды Миша нанял мне тренера и вынудил ходить в зал. Я делала это с такой ненавистью! Чудная девочка Марина мучилась вместе со мной. Как только она уехала в отпуск, я сбежала. Знаете, как в школе: «Ура! Училка заболела!» С гораздо большим удовольствием я занялась бы вокалом у хорошего специалиста. Или танцами, стэпом в частности. Но времени совершенно нет.
Н.Б.: Таня, вас что-то удивляет в вашей жизни?
Т.Л.: Конечно. Думала ли я, много лет назад работая гардеробщицей в джазовом кафе «Юность» в родном Новосибирске, что буду петь с биг-бэндом Игоря Бутмана?
Н.Б.: Вы ведь учились в институте культуры по классу саксофона?
Т.Л.: Четыре года заочно. Перевелась со специальности «режиссер массовых праздников». А до этого в пединституте учила языки — французский и немецкий. Но нигде не доучилась.
Н.Б.: Карьера сольной эстрадной певицы не прельщает?
Т.Л.: Нет. Я прекрасно знаю эту кухню: нужно вложить в раскрутку большие деньги, и ради чего? Чтобы потом «чесать» по стране. Или петь в Москве в ночных клубах. Во-первых, мы и так достаточно известные люди. Во-вторых, я абсолютно удовлетворена тем, что делаю в «О.С.П.» — и пою, и танцую, и играю характерные роли.
Н.Б.: Таня, вы часто выступаете перед деловой и политической элитой. Миша, наверное, мешает вам общаться с влиятельными господами?
Т.Л.: Как это — Миша мешает? Он мой муж. Да и не нужны мне эти господа. Недавно вот поехала одна в автосервис. Знойный мужчина издалека закричал мне с кавказским акцентом, что я его любимая женщина и это на всю жизнь. Он приехал на квадратном «мерсе», в спортивном костюме и нереально дорогих, из тонкой кожи туфлях. Подошел и говорит: «Дайте ваш телефон. Я поведу вас в ресторан». Я спросила, почему это он думает, что я пойду с ним в ресторан, и он очень обиделся. Мы договорились, что он меня все равно любит, но это будет нашей общей тайной. На том и расстались.
Н.Б.: Когда на супруга обращают внимание девушки, вы реагируете?
Т.Л.: Меня это страшно раздражает. Помню, на спортивной тусовке к Мише подошла девушка и начала томно щебетать. Я смела ее с лица земли одним взглядом. Потом муж объяснил, что это какая-то олимпийская чемпионка. Неудобно получилось.
Н.Б.: Как же вы его отпускаете вести конкурсы красоты, причем далеко от Москвы?
Т.Л.: Ужас! Недавно он ездил в один крупный город. Я пыталась запретить, но Миша прикрылся необходимостью зарабатывать деньги. Когда вернулся, утверждал, что все красавицы были несимпатичные, в доказательство даже привез мне каталог. Мы его вместе просмотрели, и я успокоилась.
Н.Б.: У Миши назойливые поклонницы?
Т.Л.: Нет, мы давно себя позиционировали как муж и жена. К тому же все знают, что Лазарева может откусить голову человеку, и очень боятся. Я не раз слышала разговоры о своем тяжелом характере. Наверное, люди так думают, потому что я не люблю давать автографы. Не проблема, если зрители подходят после выступления. Но когда ты в магазине выбираешь прокладки и при этом у тебя в руках сумки… Или на выходе из туалета у меня однажды пытались взять автограф. Я им сказала: «Что же вы постеснялись, надо было прямо туда зайти». Такие моменты, конечно, ужасно раздражают. На концерте Маккартни незнакомая дама, увидев меня, закричала на всю Красную площадь: «Лазарева! Сейчас буду с тобой фотографироваться!»
Н.Б.: Сергей Белоголовцев, ваш «муж» по сериалу «33 квадратных метра», рассказывал, что его часто спрашивают: «А где ваша жена Таня?»
Т.Л.: Это не страшно. В гораздо более неловкие ситуации я попадаю, когда меня спрашивают: «Как ваш сыночек?» Я рассказываю про Степу, что он пошел в первый класс, хорошо учится. На меня смотрят с недоумением и перебивают: «Ваш придурочный сынок Андрюша из сериала — в первый класс?» Мне, конечно, было бы гораздо приятнее, чтобы интересовались моим собственным сыном, которым я горжусь.

НАТАЛЬЯ БЕЛОГОЛОВЦЕВА, фото СЕРГЕЯ АВДУЕВСКОГО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK