Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Сирота страна моя родная"

Пообщавшись по делу или просто так с иностранцем, наш человек, как правило, охотно признает все его замечательные качества: безукоризненную вежливость, деловитость, точность, компетентность. Это в первой фразе. Вторая фраза начинается с большого «но», и в ней наш человек, иногда с сокрушением, а иногда и с превосходством, говорит: и все-таки нет в них нашей душевной открытости, и улыбки у них холодные, и глаза пустые. Делают все «от и до», никогда не выложатся на полную катушку — ни в работе, ни в общении. Этакие ходячие компьютеры-калькуляторы… Мы, конечно, живем бедно и безалаберно, зато душевно…Два порядка жизни

Скорее всего, наш человек ошибается, и пресловутой «душевности» в жизни иностранца ничуть не меньше, чем у него. Просто иностранец, воспитанный веками развития капитализма, живет в двух параллельных мирах, у него два порядка жизни.
Первый — макромир, он жесткий и даже порой жестокий: там работа, бизнес, конкуренция, тяжелый труд, эффективность, коллеги и партнеры.
Во втором, микромире, — семья, близкие, друзья, отдых, любовь и та самая «душевность», которую так ценит наш человек.
Эти параллельные миры живут по принципиально разным законам, и не дай бог перепутать! Нужно всегда знать, в каком именно мире ты сейчас, в данный момент находишься. Нельзя строить работу предприятия или фирмы по законам, которыми живет семья, — они обанкротятся; нельзя относиться к деловому партнеру как к доброму другу — он может обмануть.
Но нельзя также в семью, дружбу, любовь вносить дух конкуренции и меркантилизма — они погибнут.
Самый авторитетный либеральный философ ХХ века Фридрих фон Хайек писал незадолго до смерти: «Наши сегодняшние трудности возникают частично из-за того, что мы вынуждены постоянно приспосабливать нашу жизнь, наши мысли и эмоции к одновременному проживанию внутри различного типа порядков, сообразуясь с различными правилами. Если бы нам приходилось однозначно, ничем не смягчая и не корректируя, переносить правила микрокосма на макрокосм, к чему нас нередко подталкивают наши инстинкты и сентиментальные порывы, то мы разрушили бы макрокосм. Вместе с тем, если бы мы всегда применяли правила расширенного порядка (читайкапитализма.А.А.) в нашем более интимном кругу общения, то мы бы уничтожили его. Следовательно, мы должны научиться жить в двух мирах одновременно». Вот это искусство жизни в двух мирах западный человек постигает с детства.
Наши пастыри и наша жизнь учили нас совсем другому. Нам внушали, что мир един, едины законы, по которым он живет, мы усваивали, что все люди — братья, что рано или поздно человечество станет одной счастливой семьей, добро окончательно победит зло и воцарится бесконечная, всеобъемлющая любовь. Пусть реальная жизнь пока тяжела, безобразна, унизительна — не важно. Все впереди! Пусть я, нынешний, ленив, невежествен, лжив — потенциально я прекрасен, а как член общечеловеческой семьи — бесценен. Несмотря ни на что, вопреки всему я просто-таки обречен на счастье.
Вся мощь советской пропагандистской машины работала на то, чтобы наш человек просыпался утром от счастья — счастья родиться в такой стране, как Советский Союз. И та же машина с ревностью охраняла неокрепшие души советских подданных от всего ужасного, темного, злого — не случалось под советским солнцем никаких землетрясений, кораблекрушений, сходов лавин, серийных убийств и прочих трагедий. Это была принадлежность как раз другого, зарубежного мира: там убивали президентов, там падали самолеты, там кровожадный сатанист Чарльз Мэнсон зарезал несчастную голливудскую актрису Шарон Тэйт — двадцать одно ножевое ранение, с ума сойти, «их нравы»! А у нас — тишь да гладь, Божья благодать, мирные, не развращенные капитализмом народы, слившиеся в братской любви. Хотя (мало кто об этом знает) самое большое количество убийств было совершено на территории СССР в ничем не замечательном, «застойном», кондово-брежневском 1981 году.
Словом, идеологические наши наставники тех лет не очень-то ведали, что творили на всех уровнях, от детского садика до закрытого НИИ, — а творили они массового человека с психологией сироты.
В поисках любви

Кто такой сирота? Вовсе не обязательно ребенок без папы и мамы. Сирота — это человек, всегда алчущий любви и понимания, это Адам, изгнанный из рая счастливого детства и мечтающий только о том, чтобы туда вернуться. Без любви и понимания ему везде холодно, везде чужбина.
Предположим, он учится в школе: ему нужно не набраться знаний — ему нужно, чтобы его любили товарищи и учителя. На всю жизнь он запомнит не мегеру Марью Петровну, которая презирала его за тупость, но научила-таки насущно необходимому, а Марью Ивановну, которая его «просто любила» и все прощала. Дай бог только вспомнить, какой именно предмет она преподавала…
Он идет на работу — для него важнее зарплаты и карьеры любовь и понимание сослуживцев и начальства. Хорошая работа — это работа, где тебя понимают.
Он идет в магазин — ему хочется, чтобы кассирша не смотрела на него пустыми глазами, а любила бы его, которому это так необходимо. Он садится в поезд — и случайные попутчики просто обязаны немедленно оценить его нежную душу, жаждущую любви; поэтому он всю дорогу изводит их душевными, доверительными разговорами и потчует сомнительной свежести домашними пирожками.
За душевность, за тепло, за любовь и понимание он готов простить все что угодно, пойти куда угодно и за кем угодно. Поэтому самые душевные, ласковые и все готовые понять люди в нашей стране — это жулики, мошенники и бездельники. Они крепко усвоили: ничто не обойдется им так дешево и не принесет больших дивидендов, чем демонстрация всепонимания и душевного тепла.
В последние десять лет этот «сиротский ресурс» России на полную катушку используют политики. На фоне господства сиротских настроений политика у нас стала относительно легким хлебом: выигрывает не тот, кто тратит интеллектуальные силы на разумную и рациональную программу действий, выигрывает тот, кто широко и лучезарно улыбается, смотрит ясными синими глазами прямо в душу избирателю и всячески демонстрирует любовь и всепонимание.
Сирота-начальник и сирота-подчиненный — истинное наказание господне, ибо главная их забота — каждый день получать свою долю любви и понимания. Как идет дело и куда оно идет — проблемы второстепенные по сравнению со «здоровой атмосферой» на службе и формированием «сплоченного коллектива», то есть сообщества, которое принципиально смешивает законы макро- и микромира.
Сирота — решительный враг пресловутого «отчуждения», он ярый сторонник целостного, а не частичного подхода к человеку. Попробуйте сказать ему, что Иван Иваныч — дурак и лентяй и его нужно немедленно уволить, чтобы он не загубил порученный ему проект. О, как он возмутится! Он скажет, что нельзя относиться к человеку так узко-прагматически, он скажет, что человек не инструмент, а венец творения, образ и подобие Божье, а Иван Иваныч хоть и в самом деле не очень умен, но зато прекрасный семьянин, приятный собеседник и вообще душа-человек. Вы только гляньте, какие у него чистые, синие глаза!
Разумеется, при всем своем стремлении к свету сирота — самое несчастное на свете существо. Он ревнив и мнителен, как мавр, и сколько ни облучай его любовью — он остается вечно голоден, ему всегда мало. А потому любой коллектив, где есть несколько алчущих любви сирот, рано или поздно превращается в гнездо самых яростных склок, интриг и взаимной ненависти.
И никогда, никогда сирота не согласится разделить свою жизнь надвое (на те самые два порядка существования, о неизбежности совмещения которых писал фон Хайек) — ведь для него это значит потерять половину угодий, где он охотится за любовью. Для него, ищущего утраченный рай, это значит превратить половину своей жизни в сущий ад.
Все мы немножко сироты

Разумеется, рисуя портрет сироты, я утрировал. В чистом, беспримесном виде экземпляры этой породы встречаются, должно быть, не слишком часто. Зато очевидно другое — все мы в большей или меньшей степени заражены этим комплексом сиротства, все мы боимся остаться в холодном мире одни, наедине со своей жизнью и своим делом, да и дело тут же теряет всякий смысл, если не подпитывается энергией непрерывного поощрения со стороны.
Западный рациональный человек — хозяин обоих своих миров, а для нас и тот и другой — сфера вечной тревоги, сомнений, страхов, неуверенности, пустых надежд и наивных иллюзий. В этом неструктурированном пространстве царствует энтропия, в нем все становится зыбким — и семья, и частная собственность, и государство.
И часто непонятно, кто враг, кто друг, что добро, а что зло. Пьяный хирург «зарезал» пациента — это зло? Да, но у хирурга горе — жена ушла к другому. Очумевший от безделья и скуки подросток бросается на вас с железным прутом — он враг или друг? Ну что вы, разве можно так резко? Он ведь из неполной семьи, и вообще у нас в районе нет спортивной площадки… Сирота в нас готов понять и простить всех — в обмен на такое же понимание и прощение.
Но странно — почему же тогда в обществе не воцаряются всеобщая любовь, душевность и радость, а торжествуют злоба, жестокость и уныние?
Откуда мы родом

Понять, откуда у этого явления «ноги растут», не так уж сложно. Было в нашей истории время, когда комплекс сиротства насаждался сверху, всей мощью тоталитарного государства.
Много всякого разного происходило в Советской России в 20—40-е годы прошлого века — и культурная революция, и коллективизация, и индустриализация. Параллельно всем этим почтенным процессам шел еще один: жестокое смешение двух порядков жизни, в которых, вместе со всей Европой, уже вполне разбирался и дореволюционный русский человек.
Идеологически сомнительный микромир — частная жизнь человека в кругу близких людей, в семье — был целенаправленно и жестоко разрушен. Родители, воспитанные при капитализме, были, в общем, признаны не очень перспективным материалом для выработки «нового человека», достойного жить при коммунизме. Зато дети казались советским идеологам очень даже пластичной материей: если понадежнее изолировать их от реакционного влияния отцов и матерей, то из них вполне можно наштамповать борцов за прекрасное коммунистическое «завтра». С помощью предельно идеологизированной, подконтрольной государству системы образования советских детей «сиротили» духовно, внушая им недоверие к жизненному опыту отцов и матерей. Может быть, то был единственный в мировой истории случай намеренного разжигания конфликта поколений, и ведь нельзя не признать, что задача была выполнена с блеском: большевикам удалось и разделить, и повластвовать. От тех времен в нашей мифологии остался фантастический, чудовищный образ Павлика Морозова, предавшего собственного отца. Ну и карательная машина советского государства тоже не дремала — не зная ни сна, ни отдыха, увеличивала число реальных, физических, так сказать, сирот.
Поскольку настоящие отцы либо исчезли, либо тем или иным способом были скомпрометированы в глазах детей, место их в нравственном космосе советского человека занял вождь — «отец народов», «лучший друг детей», — в шинели, в сапогах, с трубкой, ночи не спящий в Кремле, размышляя, как бы сделать жизнь всякого советского ребенка «лучше и веселее».
Наверное, мы сейчас недооцениваем тяжести травмы, когда-то нанесенной национальному сознанию сначала эпохой сталинского владычества, а потом лицемерным, стыдливым и полуправдивым разоблачением «культа личности». Как к Сталину ни относись, каким кровавым убийцей его ни считай, но то, что сделал Хрущев в 1956 году, было типичным актом отцеубийства. Причем, что самое печальное, был символически убит «отец» нации, низведенной его же усилиями до полудетского самосознания. Взамен никого не дали, но и взрослеть не очень-то позволяли — вот истоки того комплекса сиротства, о котором мы размышляем.
Пока государство худо-бедно исполняло функции всеобщего отца, сиротская доминанта в национальном сознании не очень бросалась в глаза. Но когда оно в 1991 году отступилось, в России раздался мощный сиротский вопль: «Мы брошены!»
Вообще 90-е годы были каким-то апофеозом российского сиротства: сиротскими были и внешняя, и внутренняя политика. Наши лидеры и дипломаты ездили за рубежи не столько за деньгами и контрактами, сколько за пониманием и любовью: очень нужно было услышать слова одобрения от взрослых западных людей. Потому так ценилась личная будто бы дружба между Ельциным и Клинтоном, Ельциным и Колем. Собственно, чего просили, то и получали: снисходительное, сверху вниз, «понимание» вместо полноценного партнерства.
То же и внутри: власть откровенно боялась осиротевшего, лишенного любви и понимания народа, а потому по пути реформ продвигалась черепашьими шажками. Давление многомиллионных сиротских масс на власть и до сих пор многое определяет в ее политике. Путин пытается как-то переломить ситуацию, но, похоже, единственное, чего он пока добился, — это того, что две трети населения готовы признать его новым «отцом».
Чем гордиться будем?

Лечится ли сиротство? Да, но — только «шоковой терапией» и, как правило, в индивидуальном порядке. Чтобы сирота проснулся, чтобы очертания мира приобрели в его глазах необходимую для жизни резкость, нужно, наверное, чтобы «зарезанный» хирургом пациент был его брат, а обкуренный подросток проломил череп ему, сироте, а не случайному прохожему. Или чтобы «сплоченный коллектив», где все друг друга нежно любят и понимают, утопил в результате своих профессионально-слаженных действий пароход с сотней-другой пассажиров…
Но вернемся к двум параллельным мирам, в которых живет нормальный взрослый человек. Вряд ли кто-то еще сомневается, что впереди у нас, у страны, у общества — именно взрослая жизнь, называй ее хоть капитализмом, хоть «открытым обществом», по Попперу, хоть «расширенным порядком человеческого сотрудничества» — по Хайеку. В то же время мы знаем, что сирота органически не способен организовать себя в двух плоскостях существования. Что он будет делать в новой жизни? Кажется, я знаю что. Он радикально преобразится. И не будет человека более жестокого, холодного, беспощадного — и в деле, и в семье. А поскольку все мы немного сироты — уже заметно, как истощается в нашей атмосфере так любимая нами душевность. Скоро нечем будет гордиться перед иностранцами…

АЛЕКСАНДР АГЕЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK