Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "СКОЛЬЗЯЩИЙ УДАР"

Цены на сырую нефть поднялись до заоблачных высот. А что будет с ее поставками, когда начнется война? И чего еще ждать рынкам?Нефтяной шок. На фоне развернувшейся подготовки администрации Буша к военной операции по отстранению от власти президента Ирака Саддама Хусейна (Saddam Hussein) именно нефтяного шока опасаются бизнес, потребители и политики. И на энергетических рынках налицо все его предпосылки. Мировые запасы опасно малы, а цена барреля сырой нефти за торговую неделю 24—28 февраля приблизилась к пугающему уровню в $40. На фьючерсных рынках в то же время отмечалась небывалая лихорадочная активность. Цены на мазут, бензин и природный газ в США едва не побили все рекорды, после чего немного снизились. «Это был настоящий хаос», — говорит Питер Жину (Peter A. Gignoux), руководитель отдела нефти в Citigroup в Лондоне.
Оправдана ли такая паника? Нет, если рассчитывать на оптимистический сценарий: США одним ударом нокаутируют Саддама, нефть стремительно дешевеет, с неопределенностью покончено. Победа США в Ираке мгновенно снизит цену на $5 за баррель, считают аналитики, а чуть позже баррель станет еще дешевле. «Я лично считаю, что цены упадут, — говорит Лео Дроллас (Leo P. Drollas), заместитель исполнительного директора и главный экономист лондонского аналитического центра Center for Global Energy Studies. — Война будет скоротечной и существенно не повлияет на рынок нефти, если только Саддам не пойдет на какие-нибудь из ряда вон выходящие, самоубийственные шаги».
Однако неразбериха на рынке нефти и рост нефтяных цен связаны не только с ожиданием войны. И поэтому все может разрешиться совсем не так гладко или быстро, как рассчитывают оптимисты. Есть проблемы с поставками нефти, и они могут еще более усугубиться из-за целого ряда факторов, которые инвесторы пока представляют себе довольно смутно. Клод Мандилль (Claude Mandill), директор International Energy Agency в Париже, отвечающего за то, чтобы страны—потребители нефти не сталкивались с ее недопоставками, кивает на Венесуэлу. После разорительной забастовки нефтяников она добывает намного меньше нефти, чем до нее. На то, чтобы выйти на прежний уровень, Венесуэле могут понадобиться месяцы, если не годы. Нигерия. Там грядут непростые выборы, и беспорядки могут перекинуться на нефтяные месторождения. Япония. Здесь недавно закрыли на профилактику несколько ядерных реакторов, и, возможно, потребность в нефти резко возрастет. «Слишком много «если», — говорит Мандилль.
Хорошо. А как же Саудовская Аравия и Россия? Разве они не качают нефть на полную мощность? Качают. Но страны ОПЕК работают в таком же режиме всего два месяца, а полный цикл переработки сырой нефти требует времени. Это особенно явно в США, где запасы сырой нефти, а равно и мазута и бензина — почти на рекордно низком уровне. Двухмесячная забастовка в Венесуэле и небывало холодная зима в США опустошили запасы сырой нефти в США, снизив их до 270 млн. баррелей — самый низкий показатель с 1975 года. Нефтеперерабатывающие мощности в США работают на 89%, что ниже средних сезонных показателей.
Даже при наиболее благоприятном развитии событий, когда крупнейшие мировые производители будут работать на пределе, на возобновление запасов потребуется несколько месяцев. А если события не будут развиваться по идеальной схеме? Увы, мировая система может выдержать не так уж много потрясений. Может возникнуть серьезная проблема: если война продлится больше нескольких дней, то нынешний поток иракской нефти в 2,4 млн. баррелей в день, скорее всего, иссякнет. «Резервы мощности по добыче есть, но они не намного больше возможностей Ирака», — отмечает Мандилль. Более пессимистичен Эдвард Морс (Edward L. Morse), исполнительный советник Hess Energy Trading Co. LLC, компании-энерготрейдера из Нью-Йорка. Он считает, что без учета Ирака и Венесуэлы ОПЕК может увеличить объемы производства нефти всего на 1,1 млн. баррелей в день. «Запас мощности ограничен, и «подушка безопасности» на случай чрезвычайных обстоятельств стала тоньше», — полагает Морс.
Во время прошлой войны в Персидском заливе все было по-другому. В июле 1990 года, до вторжения Ирака в Кувейт, незадействованные мощности стран ОПЕК составляли 5,2 млн. баррелей в день. Из-за нынешних сложностей с поставками такое же резкое падение цен, как в январе 1991 года (до $18 вскоре после того, как США нанесли удар по Ираку), представляется маловероятным. А вот если война пойдет по неожиданному сценарию, цены могут подскочить до заоблачных высот и поставить под угрозу мировую экономику.
Неудивительно, что из-за положения на рынке все внимание переключилось с Вашингтона на Эр-Рияд. 25 февраля министр энергетики США Спенсер Абрахам (Spencer Abraham) заявил, что, «если понадобится, в случае значительных перебоев в поставках» США могут быстро задействовать 559 млн. баррелей стратегических нефтяных резервов (СНР). Ряд аналитиков считает, что Буш откупорит СНР в первые дни войны с Ираком. «Я полагаю, что, когда будет дан приказ двинуть вперед танки, одновременно будет дан приказ начать качать нефть», — говорит У. Дэвид Монтгомери (W. David Montgomery), эксперт по энергетике в Charles River Associates Inc. в Вашингтоне. Но даже этого может не произойти, если война завершится быстро и серьезных перебоев в поставках не случится. Абрахам не стал высказывать никаких предположений о сроках использования СНР.
Между тем Саудовская Аравия уже делает для увеличения добычи все, что в ее силах. Это означает кардинальное изменение ее позиции. Три года министр нефти и минеральных ресурсов страны Али аль-Наими (Ali Al Naimi) всячески склонял производителей в ОПЕК и за ее пределами удерживать стоимость барреля нефти на уровне $25. Но не теперь. «Мы вносим большой вклад. И это не пропаганда, — говорит чиновник ОПЕК из одной страны Персидского залива. — Мы используем собственные мощности и подталкиваем ОПЕК к увеличению добычи».
По словам источников в нефтяной отрасли, Саудовская Аравия добывает 9—9,5 млн. баррелей нефти в день — максимум со времен войны в Персидском заливе. Инженеры Saudi Aramco, крупнейшего нефтедобытчика в мире, заняты расконсервацией скважин и проверяют состояние саудовских месторождений, чтобы в случае войны страна могла увеличить добычу до 10,5 млн. баррелей в день. Как утверждают руководители компании, Саудовская Аравия готова выполнить практически все заявки покупателей. «Любой, кто обратится за дополнительными поставками, их получит», — отмечает покупатель сырой нефти. Все крупные производители рады возможности пополнить свои сундуки с деньгами. Ежедневная прибыль Саудовской Аравии от продажи нефти — около $250 млн.
На случай проблем на их собственных месторождениях саудовцы загружают примерно 30 млн. баррелей сырой нефти в собственные танкеры и отправляют их в сторону Азии и Карибского бассейна. Весь остальной нефтяной мир — от Норвегии и России до Мексики — также наращивает объемы добычи. За пределами королевства свободными мощностями располагает всего несколько стран, главным образом Кувейт и ОАЭ. Что касается России, то, добывая 7,75 млн. баррелей в день, она может экспортировать лишь 4 млн. — из-за нехватки нефтепроводов и другой инфраструктуры. «Необходимо создавать новую инфраструктуру, чем больше, тем лучше», — считает Евгений Швидлер, президент крупной российской нефтяной компании «Сибнефть».
«Темной лошадкой» остается Венесуэла. Принадлежащая государству Petroleos de Venezuela (PDVSA) все еще не восстановилась после общенациональной забастовки. По некоторым оценкам, из-за повреждений оборудования и скважин компания утратила добывающие мощности в объеме 400 000 баррелей в день, и потери эти необратимы. Сейчас объемы добычи оцениваются в 1,55 млн. в день против 2,66 млн. до прекращения работы, а ведь кризис в Венесуэле, возможно, еще не миновал. В результате при чрезвычайных обстоятельствах Каракас, возможно, не сможет поставлять нефть в США. «Венесуэла становится не частью решения проблемы, а частью самой проблемы», — полагает Хосе Торо Харди (Jose Toro Hardy), независимый нефтяной аналитик в Каракасе.
Как поведут себя рынки в кратко- и среднесрочной перспективе, может зависеть от использования СНР в США и резервов в Японии, Южной Корее и Германии. Источники в нефтяной отрасли сообщают, что за счет резервов США и другие страны в течение трех месяцев могут получать до 8 млн. баррелей в день, что сопоставимо с объемом импорта США. Однако возможны задержки с поступлением нефти из СНР на рынок, а у нефтеперерабатывающих заводов могут возникнуть сложности с переходом на сырую нефть другого качества. 5 марта Ли Реймонд (Lee R. Raymond), председатель и гендиректор Exxon Mobil Corp., отметил на встрече с аналитиками, что предвидит период замешательства и неразберихи на нефтяных рынках после начала боевых действий независимо от ситуации с СНР. «По-моему, не стоит ожидать ясности в этом вопросе, — говорит он. — Будет слишком много «что», «если» и «когда».
Кроме того, война может угрожать месторождениям в Персидском заливе. Партия паникеров считает, что Кувейт и Саудовская Аравия могут подвергнуться ударам со стороны Саддама. Маловероятно. Энтони Кордсмен (Anthony H. Cordesman), военный аналитик, занимающийся регионом Персидского залива в Center for Strategic & International Studies в Вашингтоне, отмечает устойчивость нефтяной инфраструктуры стран Персидского залива.
Если иракцы или сторонники Усамы бен Ладена (Osama bin Laden), например, смогут повредить саудовский терминал в Рас-Танура, королевство легко перебросит экспортную нефть на более безопасные терминалы в Красном море. «А серьезно помешать экспорту нефти из другого государства региона Ирак не сможет, если только не использует для удара сразу все свои оставшиеся ракеты и штурмовики с одновременным массированным применением стойкого нервно-паралитического газа или биологического оружия, причем с большим успехом», — считает Кордсмен.
Однако возможны проблемы поменьше. Скажем, «пробка» из танкеров на выходе из залива. Или паника на рынках в результате ударов на Кувейт или Саудовскую Аравию даже при отсутствии реального урона нефтедобыче. Есть также вероятность того, что Саддам может сам уничтожить нефтяные месторождения Ирака. В таком случае на их восстановление потребуются годы и миллиарды долларов. Последствия войны долго могут давать знать о себе.

НАПРЯЖЕННОСТЬ С ПОСТАВКАМИ

СТРАНАТЕКУЩИЙ ОБЪЕМ ДОБЫЧИ* (миллионы баррелей в день)СВОБОДНЫЕ МОЩНОСТИ
САУДОВСКАЯ АРАВИЯ9,400,60
США8,500,00
РОССИЯ7,750,00
ИРАН3,600,00
МЕКСИКА3,290,00
НОРВЕГИЯ3,200,00
ИРАК2,400,40
ОАЭ2,200,15
НИГЕРИЯ2,200,05
КУВЕЙТ1,950,15
ВЕНЕСУЭЛА1,550,80

* оценки по сост. на февраль 2003 г.

Источник: Edward L. Morse, Hess Energy Trading Co., International Energy Agency. — Business Week

Экономику США ждет очередной спад? Недавний скачок цен на энергоносители встревожил многие умные головы. Тем более что история учит: за каждым скачком цен на нефть с момента первого введенного арабскими странами в 1973 году эмбарго следовал спад. Как пишет Стивен Роуч (Stephen S. Roach), главный экономист Morgan Stanley: «Так как Америке еще предстоит научиться держать подобные удары, не скатываясь в рецессию, трудно полагать, что на сей раз из этого правила будет исключение».
Скачок был резким — сырая нефть подорожала вдвое, примерно до $37 за баррель. Цена природного газа выросла более чем втрое. Бензин на заправках подорожал на 50 центов. Несомненно, цены на энергоносители тормозят рост экономики, и без того страдающей от нехватки инвестиций, огромного торгового дефицита, низкого уровня доверия потребителей и депрессивного фондового рынка. Однако при этом, если конфликт вокруг Ирака не перерастет в региональную войну, вполне возможно, что нефтяной шок будет не таким уж сильным. И ссылки на историю не имеют под собой серьезных оснований, отчасти потому, что США сегодня меньше зависят от нефти. С поправкой на инфляцию США используют вполовину меньше нефти на доллар произведенной продукции, чем в начале 70-х. Зависимость экономики от стоимости энергоносителей снизилась даже по сравнению с периодом до последней войны в Персидском заливе.
Чтобы причинить реальный вред экономике, цена нефти должна оставаться высокой долго. Между тем сырая нефть стала стоить больше $20 с чем-то за баррель — среднее значение за долгое время — только с декабря. А факторы, определяющие ее рост, в основном временные: от холодной зимы в некоторых районах США до забастовки в Венесуэле и связанных с войной опасений. Зима на исходе, а Венесуэла частично возобновила добычу. Если конфликт с Ираком разрешится в ближайшие несколько месяцев (конечно, это очень большое «если»), то, вероятно, уже к лету стоимость барреля будет менее $30. Некоторые эксперты считают возможным даже ее перепроизводство. По прогнозу нефтяного аналитика из Bear, Strearns & Co. Фредерика Лейффера (Frederick P. Leuffer), во втором полугодии 2003 года баррель будет в среднем стоить $18.
На фьючерсных рынках трейдеры чувствуют себя не так уверенно, но и они прогнозируют падение цен. На нью-йоркской товарной бирже нефтяные фьючерсы на август идут по $31 за баррель против $37 на апрель. Природный газ идет по $5,50 за миллион Btu, т.е. на $10 дешевле недавно истекших мартовских контрактов. С летними ценами на бензин ситуация сложнее, так как поставки будут ограничены. По мнению аналитиков, розничные цены будут колебаться от $1,65 до $2 за галлон (1 галлон = 3,78 л. — «Профиль»).
Все это не то чтобы хорошие новости, но спад кажется маловероятным. По расчетам ведущих специалистов, таких как компании Global Insight Inc. из Уолтэма (штат Массачусетс) и Macroeconomic Advisers LLC, рост стоимости энергоносителей «съест» полпроцента от темпов роста экономики в первом полугодии, но уже во втором полугодии решающим фактором быть перестанет. Это если баррель снова будет стоить около $25. Если же его цена будет такой, как сейчас, то темпы роста будут на полпроцента ниже чуть дольше — весь год.
Те, кто из-за высоких цен на нефть предрекают спад, плохо учили историю. Расчеты Merrill Lynch & Co. показывают, что за время после Второй мировой войны экономика переживала спад всякий раз, когда цены на нефть поднимались на 60% за год. Есть только одно исключение — 1987 год. Однако, как отмечает экономист из J.P. Morgan Chase & Co. Джеймс Глассман (James Glassman), в большинстве случаев спад был спровоцирован политикой ФРС, повышавшей учетные ставки ради борьбы с инфляцией. На этот раз инфляция в узде: за год, завершившийся в январе, потребительские цены выросли всего на 2,6%.
Разумеется, многое будет зависеть от реакции рядовых потребителей, покупающих две трети общего объема производства энергоносителей. Конечно, рост цен на топливо, добавившись к застою в экономике и безработице, заставит их быть еще более осторожными. Темпы роста потребительских расходов в IV квартале прошлого года упали до 1,5% с 4,2% в III квартале. А в январе, по данным Macroeconomics Advisers, они снизились на 0,3%. В Global Insight считают, что рост цен на энергоносители в I квартале приведет к снижению темпов роста потребительских расходов до 1,5%. При стабильных ценах на нефть они составили бы 2,2%.
Все же, если предположить, что нефть действительно быстро подешевеет, этот эффект не будет длительным. Недавний опрос Gallup показал, что 62% респондентов считают нынешние высокие цены на нефть «временным отклонением». Поэтому они могут меньше денег направлять на накопление и больше брать в кредит, сохраняя привычную структуру расходов. «А что делать? — говорит 30-летний Оскар Ривера (Oscar Rivera), менеджер компании грузовых перевозок. — Никуда не ходить? Не отапливать дом?»
Все это отнюдь не свидетельствует о том, что отдельные секторы экономики не пострадают. Из-за высоких цен на газ на 45% сократилось производство аммиака, компонента удобрений. Behlen Manufacturing Co. из Колумбуса (штат Небраска) отмечает, что в последнее время ее расходы на энергоносители выросли на 30% и их нельзя переложить на плечи потребителей, так как тогда те просто не станут покупать их продукцию. Удорожание авиационного керосина усугубляет проблемы авиакомпаний.
Однако экономика в целом остается устойчивой. Хотя глава ФРС Алан Гринспен (Alan Greenspan) и предупреждал, что экономисты часто недооценивают последствия нефтяного шока, он считает, что на сей раз экономика устоит. Как он однажды заметил, «предсказания кризисов… чаще не сбываются, чем сбываются, или уж, во всяком случае, сбываются не так часто и не в таком объеме, как об этом пишут авторы сенсационных прогнозов». Будем надеяться, что они ошибутся и теперь.

ПИТЕР КОЙ (PETER COY)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK