Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Славный малый"

Большими проблемами малого бизнеса озаботились сразу две ветви власти — депутаты и правительство поддались моде и решили попытаться перекроить законы под «малышей». В марте они вынесут свои предложения на суд парламентариев, но эффект от новшеств вряд ли позволит предпринимателям зажить на широкую ногу.Слегка опешив от не вполне впечатляющих экономических итогов минувшего года, российские власти, быстро сориентировавшись, нашли локомотив, который вытянет страну к вершинам удвоения валового продукта. Как заявил на недавнем заседании Совета Федерации глава МЭРТа Герман Греф, задача удвоения ВВП к 2010 году невыполнима без развития малого и среднего бизнеса, а потому долю этого сектора необходимо стремительно наращивать. Сейчас вклад малого бизнеса в ВВП весьма скромен — он составляет 10—12%, а в развитых станах этот показатель достигает 70%. Усилил PR-кампанию премьер Михаил Фрадков, заявивший на организованном совместно со Всемирным банком семинаре, что «создание бизнес-среды с более активной поддержкой малого бизнеса — это та задача, которую пытается решить правительство».

Попытка — не пытка, тем более что вроде бы скоро можно будет поздравить с первыми успехами. Например, комментируя разработанный правительством проект нового закона о конкуренции, и председатель комитета Госдумы по экономполитике Валерий Драганов, и вице-премьер Александр Жуков отметили, что этот документ в числе прочих своих достоинств способствует еще и развитию малого и среднего бизнеса. Словом, выражать заботу о «малышах» стало вдруг хорошим тоном. И вот в недрах правительства и Думы уже зреют пакеты законопроектов, призванных стимулировать этот не самый заметный пока сегмент экономики. Минфин совместно с рядом других ведомств готовится облегчить налоговое бремя, а депутаты кредитного комитета — процесс финансирования малых предприятий. Правда, сами предприниматели говорят, что готовящиеся налоговые поправки не учитывают их пожеланий, а за финансированием по-прежнему приходится обращаться на «черный рынок».

Ссудный счет

По данным исследования, проведенного по инициативе Германского кредитного института по восстановлению экономики (KfW-банка), по состоянию на июнь прошлого года в России действовало порядка 890 тыс. малых предприятий и около 5 млн. индивидуальных предпринимателей. Для увеличения доли малого бизнеса в ВВП хотя бы до 35—40% за пять ближайших лет количество малых предприятий должно дорасти до 5—7 млн., а «индивидуалов» — до 10 млн. человек. Между тем темпы прироста выпуска в секторе малого бизнеса впечатляют: по информации Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР), больше 30% в год за период с 2000 по 2003 год. Правда, по данным специалистов центра, в основном это обеспечено постепенным выходом бизнеса из тени. При этом доля продукции малого бизнеса в ВВП растет медленно — с 8,4% в 2000 году до 12,7% в 2003 году, то есть примерно по 1% в год.

Методы, используемые государством для исправления ситуации, революционными не назовешь. По словам Грефа, в этом году на поддержку малого бизнеса из бюджета будет выделено 1,5 млрд. рублей: 600 млн. рублей планируется пустить на создание бизнес-инкубаторов, 450 млн. рублей — на поддержку экспортно-ориентированного бизнеса, 300 млн. рублей — на микрокредитование, а 150 млн. рублей — на инновационный бизнес. В масштабах страны — не бог весть какие суммы.

Государство также освоило метод поддержки предпринимателей через свои кредитные структуры. Сегодня по указке чиновников почти все крупные госбанки завели модные программы финансирования малого бизнеса, большая часть средств выдается в регионах. Сбербанк кредитует «малышей» сразу по двум программам: в 2003 году банк выдал небольшим компаниям примерно 88,6 млрд. рублей кредитов, а к концу 2004-го нарастил портфель в два раза — до 189 млрд. рублей. По данным «Профиля», почти каждый десятый малоформатный заемщик является клиентом Сбербанка. С июня минувшего года на эту же стезю вступил Внешторгбанк, объявивший о намерении выделить под проект круглую цифру — $1 млрд. За прошедшие полгода банк выдал порядка 600 кредитов на 1 млрд. рублей, а в нынешнем году собирается довести объем кредитов до 6 млрд. рублей.

Уже два года кредитует малый бизнес из собственных средств и Российский банк развития (РосБР). Год назад правительство пообещало банку выделить гарантии на такие кредиты в объеме 3 млрд. рублей — специально на расширение финансирования. Произошло это лишь под занавес года, в конце декабря (см. «Профиль» №3, 2005), причем, по слухам, не без нажима со стороны Фрадкова. Теперь под госгарантии банк привлечет 2,5 млрд. рублей у нидерландского ING Bank и, не имея своих филиалов, раздаст эти средства заемщикам через банки-агенты (сейчас это 42 банка). По оптимистичному прогнозу, привлеченные на Западе деньги потекут в регионы уже в марте этого года (см. комментарий предправления банка Татьяны Рыскиной).

Однако и этих ресурсов недостаточно для масштабной поддержки малого бизнеса. Крупные коммерческие банки по-прежнему неохотно идут в малый бизнес, список игроков узок: Московский кредитный банк (МКБ), Международный Московский банк (ММБ), БИН-банк, «УралСиб», Росбанк, Первое О.В.К., Национальный банк развития. Импэксбанк, у которого до последнего времени не было отдельной программы кредитования, в прошлом году профинансировал малый и средний бизнес на 3 млрд. рублей, а в этом году планирует увеличить портфель кредитов в 3—4 раза. Большинство банков использует западные ресурсы — ЕБРР и Международной финансовой корпорации (IFC). Один из активнейших кредиторов малого бизнеса, КМБ-Банк (такие займы составляют около 80% его активов), тратит деньги своей материнской организации — того же ЕБРР.

Охотнее работают с «мелочью» небольшие местные банки в регионах — таким выбирать не приходится, поскольку крупной рыбы в свои сети им уже не поймать. Один из региональных банкиров на Интернет-форуме высказался так: «Не нужно нас заставлять любить малый бизнес. Малые банки уже сейчас вынуждены работать только с «малышами» — и те прекрасно себя чувствуют, если готовы раскрыть нам свои финансовые потоки. А оценку рисков ЦБ уже сейчас отдал на откуп банкам, честь и хвала ему за это». Впрочем, смягчить требования регуляторов, и в первую очередь Центробанка, банкиры все же призывают, по-прежнему продолжая рассчитывать на западные деньги даже в регионах. Например, ростовский банк «Центр-инвест» использует ресурсы KfW-банка, а Нижегородский банкирский дом — средства ЕБРР. Дело в том, что пока финансирование собственными ресурсами для банков невыгодно: «малобюджетные» кредиты обходятся слишком дорого из-за больших операционных расходов. Заемщика нужно тщательно проверять, к тому же ЦБ выдвигает жесткие требования к резервам на возможные потери по таким ссудам — при недостаточности обеспечения размер резерва может составлять 100%.

В результате объем малых займов, по самым оптимистичным подсчетам, не превышает 10% кредитных портфелей банков. По данным Объединения предпринимательских организаций России (ОПОРа), при ежегодной потребности в $20—25 млрд. финансовые организации пока готовы предоставлять только около 28% этой суммы. Так что основным источником получения денег остаются займы знакомых, родственников и ростовщиков — эти деньги покрывают 52% всех запросов. В остальных случаях (20%) предприниматели пользуются финансами фирм-партнеров.

Большие и малые потемки

Среди основных причин, по которым банки не стремятся в перспективный сектор, — «затененность» наших бизнесменов. По мнению экспертов, доля теневого оборота в российском малом бизнесе составляет от 30% до 50%. Необходимость менять законодательство, чтобы подтолкнуть бизнесменов к выходу из тени, а банки — к активной подпитке их ресурсами, назрела давно.

Свои предложения внесла группа законодателей под руководством зампреда банковского комитета Госдумы Анатолия Аксакова, подготовившая пакет законопроектов и поправок в действующее законодательство. В числе прочих — проект закона о кредитной кооперации и ряд поправок, в которых планируется уточнить регулирование деятельности небанковских микрофинансовых организаций (МФО). К таковым, в частности, относятся кредитные кооперативы и частные фонды поддержки предпринимателей. Во всем мире они являются основным источником финансирования «малышей» (см. «Профиль» №48, 2004), у нас же, по данным экспертов, обеспеченность МБ микрозаймами в суммах до $5—10 тыс. от некредитных организаций не превышает и 3—5% от потребности.

В России активно работает порядка 650 кредитных потребкооперативов (банков всего в два раза больше). Но сегодня деятельность таких организаций в законах четко не прописана — этот пробел создает не только препятствия для развития «касс взаимопомощи», но и почву для создания карманных кооперативов теми же банками — для ухода из-под контроля ЦБ. Кроме того, по словам Аксакова, зачастую деятельность оставшихся без присмотра кооперативов берется под контроль криминальными структурами. Согласно депутатской задумке, теперь правила игры для кредитных кооперативов будут установлены законом, а контролировать деятельность этих предприятий станут их ассоциации и объединения. К тому же «легализация» МФО позволила бы банкам в целях экономии кредитовать более крупные бизнес-единицы — кооперативы, а те в свою очередь выдавали бы привлеченные деньги своим членам под более высокие проценты. Как уточняет начальник управления кредитования МКБ Евгений Тотиков, банки смогут активно финансировать МФО в том случае, если будет создан правовой механизм по регулированию их ответственности. «Например, возможность рефинансировать кредитные кооперативы под залог прав требования по заключенным ими кредитным договорам», — говорит банкир. Пока становиться заемщиками банков МФО мешает отсутствие ликвидных залогов, требуемых инструкциями ЦБ.

Депутатами также предусматривается возможность создания несколькими товариществами своих кооперативных банков, в этом случае надзор за ними будет вести, как и положено, Центробанк. Входя в список учредителей банков (сейчас по российскому законодательству МФО лишены такой возможности), «малые» объединения могли бы аккумулировать в своих руках большие суммы и активно пользоваться этими деньгами на выгодных условиях. Такая система финансовой подпитки частников уже давно апробирована на Западе: множество крупных иностранных банков в свое время было создано кооперацией фермеров и коммерсантов, поддержанной государством. Среди них австрийский Raiffeisenbank, германский DZ Bank AG, голландский Rabobank, французский Credit Agricole, американский Farm Credit System.

Еще одна часть предложений касается рынка кредитования в целом. Так, предусматривается возможность в случае невозврата кредита изымать залог без суда — пока что для этого кредитор обязан получить согласие заемщика. Планируется также предусмотреть возможность исключения залога из конкурсной массы при банкротстве заемщика, в результате чего права требования банка заемщика будут удовлетворяться не в третью очередь, как сейчас, а в первую. Кроме того, планируется создание системы регистрации залогов движимого имущества, например автотранспорта, дабы клиент не мог избавляться от залога без разрешения кредитора. Банкиры соглашаются с тем, что создание такого реестра, может, и необходимо, однако в его появлении многие сомневаются. «Скепсис вносят отсутствие регистрации прав на соответствующее имущество и технические трудности, лежащие на поверхности, — считает начальник кредитного отдела управления розничных продуктов и услуг ММБ Андрей Матвеев. — Представьте, сколько забот сразу свалится на плечи какого-нибудь сельского удаленного отделения ГАИ: ведь для обмена запросами нужны дополнительные каналы связи, оборудование, обучение сотрудников».

Планируется еще одно изменение, сомневаться в принятии которого не приходится, — предложение было прописано в стратегии развития банковского сектора. Речь идет о разрешении выдачи займов до 300 тыс. рублей без открытия счетов в банке. Считается, что таким образом подешевеет и ускорится выдача бизнесменам небольших сумм. Сами банкиры придерживаются другого мнения. «Открытие счета никак не влияет на процедуры принятия решения по таким кредитам и их выдачу, — говорит начальник кредитного департамента МДМ-Банка Олег Машталяр. — Практически уверен — банки всегда будут требовать открывать счет, поскольку в большинстве случаев они контролируют расчетные операции после выдачи кредита». К тому же, как показывает практика, больше времени у банков отнимает не открытие счета, а обработка кредитной заявки.

Век налогов не видать

Правительство пошло по другому пути, создав условия для легальной деятельности малого бизнеса, что в свою очередь также будет способствовать получению банковской поддержки. Для этого Минфин и МЭРТ разработали поправки в Налоговый кодекс — кабинет министров рассматривал их на минувшей неделе. Среди принципиальных изменений — увеличение верхней планки годового оборота, при котором можно пользоваться упрощенной системой налогообложения, с теперешних 15 млн. рублей до 20 млн. При «упрощенке» предприятия платят либо 15% от прибыли, либо 6% — от оборота и при этом сразу избавляются от нескольких налогов, в том числе НДС.

По мнению экспертов, столь несущественное поднятие планки может сказаться разве только на микропредприятиях. Цифра в 15 млн. рублей была рождена два года назад, поэтому предлагаемые 20 млн. рублей можно рассматривать лишь как поправку на инфляцию. По мнению специалистов, реально цифра расчета должна лежать в диапазоне от 60 млн. до 100 млн. рублей, к тому же этот порог должен ежегодно индексироваться с учетом инфляции, что позволит перейти на «упрощенку» большему числу предпринимателей (в свое время даже обсуждалась возможность увеличить планку до 200 млн. рублей). «Это единственный в нашей стране механизм налогового режима, позволяющий компаниям, которые находятся в тени, переходить в легальную сферу деятельности и при этом оставаться конкурентоспособными, — рассуждает руководитель комитета по учету, налогообложению и финансовой политике ОПОРы Александр Паперно. — Помимо экономического здесь есть и политический аспект: компании, работающие в теневом секторе, являются «кормовой» базой криминала и терроризма, причем не всегда по собственной воле».

Среди изменений, которые, по мнению наблюдателей, пойдут скорее во вред, чем на пользу, — внесение в налогооблагаемую базу нематериальных активов, к коим может относиться, например, лицензионное программное обеспечение. Тем самым предпринимателей, и так не сильно заинтересованных в приобретении легального софта, вовсе избавляют от подобных мыслей. Плюс ко всему чиновников, видимо, чем-то обидели адвокаты — теперь их приравняли к нотариусам и запретили использовать «упрощенку».

В то же время список положительных, на взгляд экспертов, изменений не так уж велик, да и заявленные в них пункты не столь важны. Основной момент — предоставление возможности заявлять о применении «упрощенки» не сразу при регистрации предприятия, а в течение пяти последующих дней — то есть будет время подумать тем, кто плохо ориентируется в налогообложении и не успевает выбрать подходящий налоговый режим.

Между тем многие из долго отстаиваемых ОПОРой предложений никак отразились в министерских документах. Например, предприниматели борются за возможность в добровольном порядке уплачивать НДС при работе по упрощенной системе. Сейчас бизнесмены автоматически лишаются возможности платить такой налог, что заставляет уходить от «упрощенки» компании, работающие в производстве, — ведь значительная часть их потенциальных партнеров работает с НДС и, соответственно, хотела бы получать его в зачет.

Еще одно предложение, не нашедшее пока отклика, — отмена «избыточных» мер контроля за компаниями и ПБОЮЛ, которые работают на едином налоге на вмененный доход (ЕНВД), когда для расчета налогооблагаемой базы используются не бухгалтерские показатели, а материальные, например численность коллектива. К таким мерам в первую очередь относятся ведение полного бухучета и использование контрольно-кассовых машин. «Эти требования, не давая государству дополнительной информации, накладывают на микробизнес большую нагрузку и в результате отталкивают предпринимателей, желающих выйти из тени и перейти на «вмененку», — возмущается Александр Паперно. — Как налог ЕНВД не очень велик, но самостоятельно вести полный бухучет человек, торгующий картошкой на рынке, не может!»

Также бизнесмены мечтают расширить список расходов, которые могут вычитаться из доходов, например затраты на ведение бухучета и проведение аудита, обязательную сертификацию и экспертизу, которые необходимы для получения лицензий.

Пакеты законопроектов, разработанные депутатами и правительством, планируется рассмотреть на весенней сессии Госдумы. Если предложения законодателей банкиры принимают в целом благожелательно, хотя при этом просят не уповать на кредитный бум, то инициативы чиновников пока вызывают больше недовольства. Свое экспертное заключение и встречные предложения ОПОРа уже передала министерским служащим, но будут ли они учтены — неизвестно. Объединившиеся бизнесмены не намерены сидеть сложа руки. Как сообщили «Профилю» в организации, если не удастся договориться с чиновниками, они готовы продолжить борьбу за свои идеи в парламенте.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK