Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Спам уполномочен заявить"

Новая напасть — телефонный спам или незаконная реклама на домашний либо мобильный телефон — вездесуща, как коррупция. Проблему рекламного мусора можно свести почти к нулю, но этому мешают те, кто зарабатывает на спаме.По утрам, если работаю дома, отключаю домашний телефон, а в мобильном блокирую звук. Иначе нельзя. МТС после кризиса ударилась во все тяжкие: через день заваливает SMS, одно нелепее другого. Знакомит с подорожавшими тарифами, подавая их как «еще более доступные». Предлагает услуги «телефонной няни» для детей и собак и, наконец, вовсе балансирует на грани законности, зазывая на «викторины»-лохотроны или на «Евровидение». Но если звонок сотовому оператору с просьбой об отключении «информационной услуги» избавляет от этого хлама хотя бы на неделю-месяц, то со стационарным телефоном все куда безысходнее.
   Вначале по неопытности я не отходил от аппарата. То из салона красоты «Афродита» позвонят с предложением о «суперэпиляции», то медицинский центр «Филатовец» начинает бомбить: мол, выбирайте виды массажа, названия которых я до сих пор выговорить не могу. Теперь новая напасть. Компьютеризированное ателье «Иголочка» предлагает «евроремонт» одежды, а стоматологический центр — лечение в кредит с 50-процентной предоплатой. А на хитрецов, отключающих аппарат с утра, у них нашелся безотказный прием: звонят ночами. Вечером автоответчик как заведенный призывает лечить зубы в кредит. При этом хамству в стиле «ТАСС уполномочен заявить» нет предела — все «вежливо» предупреждают: «Во избежание повторных звонков не кладите трубку». Еще больше злит обреченность на безмолвие — сообщение произносит автоответчик. Бросишь трубку — перезвонят. И снова тот же механический голос начинает бить по нервам.
   Когда я успокоился и проконсультировался со знающими людьми, начал звонить в медицинские центры, ателье и салон красоты. Продумав каждое слово, порекомендовал им во избежание жалоб в вышестоящие инстанции исключить номер моего домашнего телефона из их «рассылок». Сначала на другом конце провода недоуменно удивлялись и вежливо говорили о том, что о спаме по телефону первый раз слышат. Советовали обратиться в МГТС. Потом, когда все повторялось, начали, не дослушав до конца, бросать трубку. Из рассылки мой номер исключили лишь стоматологи — и то под организованной угрозой: пятеро моих соседей и я пригрозили им обращением в милицию. Но в случае с ателье прием не сработал. Когда позвонил в Московскую городскую телефонную сеть, там развели руками. Главный оператор телефонной сети полагает, что это не его компетенция. А через несколько дней раздается звонок из МГТС. Бойкая девушка заученной скороговоркой представляется «социологическим центром МГТС» и просит ответить на «вопрос городской анкеты»: пользуюсь ли я Интернетом, и если да, то каким провайдером? Тут уж я, закаленный опытом общения со спамерами, прошу ее представиться и дать контакты. Девушка оказалась не лыком шита:
   — Я уже представилась.
   Мол, слушать надо, лох. И голосом, уже не терпящим возражений, предупредила:
   — Просьба не класть трубку. В рамках общегородской программы мы будем вынуждены повторять звонки.
   Надо отдать должное стойкому оловянному солдатику новой коррупционной схемы — она так и не представилась и телефон фирмы, которая наглеет, прикрываясь брендом МГТС, не дала. Такая изобретательность на грани фола — характерная черта набирающего обороты нового вида «бизнеса» — телефонного спама, который из-за бездействия властей и зияющей пустоты в законе постепенно перерастает в разновидность коррупции.
   Ту же проблему — телефонных спамеров — еще в 90-е годы успешно решили в странах ЕС и Китае. Причем не только с «бомбардировкой» номеров домашних телефонов, но и с номерами телефонов фирм, которые навязывают нелегальные услуги в метро и другом общественном транспорте, предлагая незаконные медицинские справки, поддельные регистрации или коррупционную помощь в получении водительских прав или их восстановлении.
   В Китае, например, на указываемый в рекламном объявлении номер телефона или на номер, на который пришла жалоба от жильцов домов, сначала раздается звонок-предупреждение. Если спам или незаконные рекламные объявления в метро продолжаются, их фиксирует как раз служба телефонных компаний (в Москве — МГТС и «Ростелеком»), и в наказание номер телефона-нарушителя блокируется. Первый раз — сроком на месяц-два, а потом и вовсе изымается у абонента, если спамеры или расклейщики «самопальных» объявлений продолжают свою деятельность под другими номерами. Так, в Европе и Китае проблема рекламного мусора почти сведена к нулю. Точнее, она, как и всякая коррупция, остается, но загнана в узкую нишу, в которой ее прессуют.
   В России все наоборот. Бездействие властей ведет к тому, что телефонный спам и незаконную расклейку объявлений в метро практикуют сами бизнесмены, рекламирующие собственные услуги. Схема, как пел Цой, проста. Сегодня в Москве базы данных частных абонентов можно купить на любом рынке. Дальше — дело техники: в компьютер загружается специальная программа, с помощью которой можно звонить по телефонам всех москвичей, если в этом есть коммерческая необходимость. Причем если абонент не берет трубку, номер заносят в листок автодозвона. И тогда от автоответчика просто не спрятаться. Причем услуга прозвона базы частных абонентов столь популярна в Москве, что ее рекламируют специализированные call-центры, размещающие свои объявления в СМИ.
   По одному из таких рекламных объявлений звоню в call-центр «Волна» на проспекте Сахарова, 10. Представляюсь совладельцем фирмы по оказанию бытовых услуг и прошу:
    — Могу я заказать телефонную рекламу для ателье «Иголочка», но только для Южного округа Москвы?
   — Конечно, — вежливо сообщает менеджер Светлана. — Но у нас есть ограничение услуги по времени. Автоинформатор работает с 9 утра до 8 вечера.
   По телефону менеджер отказалась обсуждать цены, но они ни для кого не секрет. Те же call-центры, конкурируя между собой, сами рассылают по Интернету спам-прайс. Стоимость услуг вполне доступна — месячный обзвон базы данных из 20 тыс. абонентов с двухминутным роликом обходится от 30 тыс. до 50 тыс. рублей. Аудитория в 50 тыс. абонентов обходится дороже — от 80 тыс. рублей.
   Кстати, с сотовым спамом все еще круче: за него платит потребитель. Ведь в зависимости от тарифного плана прием сообщений, тем более нежелательных, влетает в копеечку. Например, в МТС минута передачи данных стоит от 15 до 25 центов. Для спамера отправка таких сообщений, если они массовые, обходится в два и более раз дешевле. А обывателю помимо материальных потерь приходится нести моральные: мобильный спам, как и телефонный, не бесшумен. К тому же его удаление требует два-три и более действий. Наконец, трубкой невозможно пользоваться, когда в нее плывет спам.
   И самое тяжелое — воздержания оператора хватает на неделю-две. А потом SMS-хлам повторяется, и надо звонить снова, требуя «остановить это безобразие». Его остановят. Но опять — на время. И то не факт. Спамеры номера телефонов давно получают в обход операторов. Стоит, например, побродить по сети с WAP-телефоном — и абонент пропал. На многих сайтах номера элементарно крадут и продают. Дальше — больше. Имя пользователя, или User ID, требуется для работы с браузером Phone.com, который используется во многих телефонах для приема данных. Часто именем служит номер телефона, что еще один «крючок». Наконец, спамеры пользуются специальными программами для отправки рекламы на все телефонные номера с определенным префиксом (901, 902, например), охотясь за телефонами, способными принимать текстовые сообщения.
   Вот и получается, что рекламный нелегальный хлам распространяется вполне легально с сопутствующим технологическим сопровождением.
   — На такие компании можно и нужно подавать в суд, — убежден Дмитрий Янин, председатель правления Конфедерации обществ потребителей (КонфОП), — так же как и на фирмы, пользующиеся их услугами. Но закон таков, что для этого надо собрать массу доказательств: запись телефонных звонков, определить телефонные номера, с которых вам звонили, устанавливать, какой фирме принадлежит этот офис. То есть понимаете, закон столь несовершенен, что перекладывает на пострадавшего систему сбора доказательств, в то время как это должно делать государство. Несомненно, закон надо совершенствовать. А пока многие люди, как показывает наша практика, предпочитают не ввязываться в такие дела. Это дополнительно развязывает руки и фантазию телефонным спамерам и расклейщикам объявлений в метро.
   К тому же, как сообщили «Профилю» в Федеральной антимонопольной службе (ФАС), есть и юридическая тонкость, которую еще предстоит устранить. Так, закон о рекламе предусматривает защиту прав потребителей, но оговаривает варианты: «Реклама — это информация, адресованная неопределенному кругу лиц (ст. 3 Закона РФ «О рекламе»). А телефонные спам-звонки позиционируются как адресные. То есть уйти от ответственности для нарушителя — дело юридической техники.
   Выход и из юридического, и из обывательского тупика один — не надо сдаваться. В Германии, например, по настоянию миллионов жалобщиков принят закон, по которому фирмы, звонящие без разрешения абонента, могут быть оштрафованы на сумму от 20 тыс. до 50 тыс. евро. Это одна модель противостояния телефонному спаму. Другая — англосаксонская. Там на нем все стремятся заработать. Так, новое устройство TrueCall за 100 фунтов призвано отфильтровывать нежелательные звонки, как на мобильный, так и на стационарный телефон. Но пока МГТС, КонфОП и ФАС расписываются в своем бессилии, а законодатели раздумывают, какую модель противостояния выбрать, давая мошенникам зарабатывать на своем бездействии, обывателю приходится изобретать свои средства защиты. Мне пришлось купить радиотелефон с новой услугой. Он незнакомые и указываемые хозяином номера вносит в черный список и отбраковывает их как спам.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK