Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Старуха — извергиль"

Если вы снимаете квартиру и думаете, что ваши обязательства ограничиваются ежемесячными выплатами, соблюдением тишины в ночное время и бережным отношением к потолкам соседей снизу, вы сильно ошибаетесь.
Если вы никогда не жили на съемной квартире, вам, конечно, незнакомо множество маленьких радостей безответственного квартиросъемщика. Вы не знаете, как это не стоять каждый месяц в очереди в сберкассе, чтобы заплатить за свет, газ, воду и антенну. Каково это — устроить целую неделю «вечеров при свечах» (потому что в один прекрасный день, придя домой, вы обнаружили, что вас отрезали от электричества. Поскольку ответственный квартиросъемщик уже полгода забывал заплатить за свет, о чем он вас, конечно, в известность не ставил). Вы не знаете, зачем, уходя из дома, надо вставлять маленький листочек бумаги между дверью и косяком. (Чтобы, возвращаясь вечером, аккуратно вынимать его и быть уверенным, что в ваше отсутствие в жилище не проник кто-нибудь из прежних квартиросъемщиков или же — не дай боже! — сам арендодатель.) Вы не знаете еще много чего: что отвечать приходящему участковому, как вычислить среди соседей того, кто назначен хозяином квартиры за вами «присматривать» и на какие ухищрения можно пойти, чтобы выяснить, что же все-таки лежит в этом чертовом запертом шкафчике, который уже год стоит напротив вашей кровати и который должен быть «со дня на день» увезен.

Впрочем, признаемся честно, без всех этих знаний и маленьких радостей жить легко и приятно. При определенных обстоятельствах. То есть если вы не снимаете квартиру. Если же вы снимаете квартиру, то и этих знаний вам будет явно недостаточно.

Молодая семья москвичей без детей и животных (Маша и Витя) квартиру снимала. Они, понимаете ли, не хотели жить с родителями.

Полтора года назад Маша и Витя очень радовались, когда им удалось найти двухкомнатную квартиру недалеко от метро всего за $200. Это было фантастически дешево — просто подарок! Молодым специалистам, только что закончившим институт и поступившим на службу в НИИ (да, еще остались такие пережитки советских времен!), подходили и цена, и квартира. Да и бабушка, сдававшая квартиру, тоже не внушала отвращения. Старушка решила покинуть суетную столицу и отправиться к каким-то там родственникам на Украину. Где на эти самые $200 намеревалась неплохо устроиться. Баба Валя внушала тем большее доверие, что проявила разумную подозрительность: переписала паспортные данные арендаторов, заключила договор с описью имущества, отключила выход на межгород и не выдала Маше и Вите ключ от почтового ящика.

— Захотите по межгороду — тут почта рядом. Письма будет соседка вынимать. Она же и счета за квартиру оплачивать будет, — заявила бабушка, демонстрируя знание жизни.

Маша и Витя счастливо зажили, раз в месяц отправляя деньги в самостийную Украину маниграммой.

Поначалу их, конечно, смущала несовременная обстановка жилища. Всякие там полированные шифоньеры из ДСП, пружинистый диван «времен Очакова и покоренья Крыма», малиновый коврик с желтыми ромбиками на стене, старинное радио величиной со стиральную машину, картинка с выпуклыми котятами в туалете и тарахтевший, словно трактор во время посевной, холодильник «Минск». Но когда наведавшиеся на новоселье товарищи сказали, что все это очень прикольно, молодожены успокоились. Окончательно они смирились с интерьером после того, как одна из их модных знакомых предложила сменять радио-тумбочку на современный музыкальный центр. Маша и Витя гордо отказались и на всякий случай перестали накрывать радио длинной скатертью.

Неприятности начались где-то через полгода. В силу ли того, что Маша и Витя были молодожены, или в силу того, что ничто не вечно под луной, у старой доброй трехскладной софы подломились ножки. Замаячила явная необходимость купить новое супружеское ложе.

Уже на следующий день молодожены вызывали по межгороду Украину.

— Баба Валя! — кричала в трубку Машенька. — Тут у софы, которая в спальне, ножка сломалась. Мы хотим ее выкинуть и купить новую. Мы ее вам оставим, когда уезжать будем. Да, новую софу оставим! Можно?

Баба Валя дала добро.

Новое супружеское ложе, конечно, было не ореховым произведением испанских мебельщиков, как мечталось молодоженам, но вполне приличной сосновой кроватью отечественного производителя.

Вторая неприятность нагрянула еще через полгода. Вначале в холодильнике перестала загораться лампочка. А потом температура в нем сравнялась с комнатной. Прибывший по зову Маши специалист уверил ее, что запчастей к древнему агрегату теперь днем с огнем не сыщешь. А если и сыщешь — то по цене антиквариата.

Снова звонили на Украину. Снова баба Валя высказала твердое согласие на замену — с условием, что новый корейский холодильник поступит в ее полную собственность. Молодожены согласились. «Минск» с ужасающим грохотом переместился к мусорным контейнерам. Потом Маша и Витя с любопытством наблюдали за тем, как соседка сверху с еще более ужасающим грохотом закатывает этот агрегат в коляске назад в подъезд. Позднее «Минск» был замечен у нее на балконе.

А еще через пару месяцев нагрянула новая беда: баба Валя рассорилась с родственниками и решила вернуться к месту постоянного проживания. Маша и Витя спешно паковали вещи, с тоской смотрели на оставляемые кровать и холодильник и предвкушали ужасы совместной жизни с родителями. Как выяснилось, нынче даже относительно пригодная к жизни «однушка» вне прямой видимости от метро стоит как минимум 300 стремительно обесценивающихся американских дензнаков в месяц.

И вот настал тот самый день — со слезами на глазах. Маша, расчувствовавшись, бродила по первому семейному гнездышку. В кухне под полотенцами (дабы не остыли) томились сковородка с шарлоткой и кастрюлька с картошкой. Баба Валя, предусмотрительно привезшая из добровольной ссылки пузырек горилки, благодарила жильцов за обновки. Ключи вернулись законной хозяйке.

Через пару месяцев, когда Маша и Витя уже обживали новую квартиру ($300 показались ничтожной суммой уже через две недели совместного проживания с тещей), у них раздался звонок. Звонила мама Вити.

— Сынок! — недоумевающе сказала она. — Тебе тут повестка к следователю пришла.

Буквально через пару минут позвонила и мама Маши. Машу тоже, представьте себе, приглашал следователь. Следователь у молодоженов оказался одним на двоих.

— Ребят… эта-а… — перекладывая какие-то бумажки на столе, как бы невзначай спросил следователь. — Вы тут случайно не выносили софу и холодильник из дома номер семь по 7-й улице Строителей?

Маша и Витя облегченно вздохнули. В голове у них пронеслась не очень-то стройная гипотеза: по всей видимости, кто-то из соседей не узнал их и принял за квартирных воров.

— Да, — беззаботно кивнул Витя.

— Да, но это из нашей же квартиры — в смысле из квартиры, которую мы снимали. Это старые вещи, на помойку!

— Чудненько! — кивнул следователь. — Дело, считай, закрыто. Давайте составим протокольчик.

Так молодые люди оказались участниками уголовного преступления под названием «кража группой лиц по предварительному сговору» (158-я статья УК). Статья, между прочим, предусматривает за крупную кражу (более 2000 рублей) до десяти лет с конфискацией. Машу и Витю обвиняли как раз в такой крупной краже. Потому что в 9000 рублей оценила свои исчезнувшие холодильник «Минск» и софу без ножки баба Валя.

Маша и Витя, естественно, тут же бросились по своему прежнему адресу. Баба Валя дверь не открыла. Но в замочную скважину сказала, что холодильник и софа дороги ей как память. И что она будет биться до последнего за большую компенсацию моральных страданий от потери реликвий…

Когда супруги нервно курили у подъезда, тусовщицы преклонного возраста с лавочки доложили им, что у бабы Вали поселился троюродный иногородний племянник-студент. Очень интеллигентный молодой человек. Маша и Витя неинтеллигентно выругались, достали по второй сигарете и задумались.

Шокированные тем, что все эти повестки — не глупая шутка, супруги бросились искать адвоката. Юрист подтвердил, что колония общего режима — вполне реальная перспектива, а не страшный сон. Благо, что договор с описью имущества у старушки на руках. Да и добрые соседи наверняка видели, как Маша и Витя вытаскивали мебелишку из подъезда. И оставленные ими взамен кровать и холодильник не играют в данном случае никакой роли.

Маша и Витя хотели было выкупить у соседки этажом выше сломанный «Минск» и разыскать аналогичный экземпляр софы. Они даже были готовы в придачу осчастливить бабу Валю новой стиральной машиной-автоматом, чтобы она забрала свое заявление из милиции.

Их паника и щедрость объяснялись еще и тем, что, по секрету говоря, работали Маша и Витя в таком НИИ, в котором любая судимость, даже условная, перекрывала им все дальнейшие пути к карьерному росту. Такая небольшая неприятность лишила бы их возможности участия в загранкомандировках, симпозиумах и конференциях. О чем они честно и намекнули юристу.

Но юрист отчего-то тяжко вздохнул и заявил, что все попытки задобрить бабу Валю бесполезны. Она уже не в силах остановить пришедшую в движение машину правосудия путем согласия на «мировую». Потому что, компенсировав убытки пострадавшему, государство все равно ставит себе в обязанность защитить общество от воров и упечь их за решетку. Разве что баба Валя признается в заведомо ложном доносе и согласится посидеть годика два…

Так что в ближайшее время одно НИИ имеет все шансы лишиться двух молодых специалистов. Ну если, конечно, юристу не удадутся переговоры с жильцами подъезда и судьей, для каковых уже закуплены различные продовольственные и непродовольственные товары.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK