Наверх
20 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Стратегический поворот"

   После знаменитой поездки Дэна в 1992 году на юг страны китайское руководство не без колебаний согласилось с его предложением и провозгласило переход к экспортной ориентации экономики. Первые успехи воодушевляли.Цзян Цзэминь, тогда высшее лицо в партии и государстве, развивая идею Дэн Сяопина, выступил инициатором принятия стратегии внешнеэкономического наступления. Она получила известность под девизами «Идти вовне» и «Приглашаем приходить». Целью было в кратчайшие сроки догнать и перегнать США по размерам ВВП.

Как они догоняли США
   По расчетам китайских специалистов, за 1979—1997 годы увеличение экспорта позволило обеспечить не менее 21% прироста ВВП Китая. В эти годы среднегодовые темпы прироста составили 9,8%, из них 2,06% генерировались экспортом. В условиях дефляции, определявшей внутреннюю экономическую ситуацию в стране в 1997—2004 годах, экспортная ориентация приобрела особенно большое значение. Но при этом экономика страны стала все острее испытывать недостаток сырья, усугубленный дефицитом пахотных площадей, пресной воды и т.д.

   За 2001—2005 годы внешнеторговый оборот Китая вырос почти втрое. Абсолютный исторический рекорд! Появились расчеты, по которым к 2020—2030 годам Китай обгонит США по размерам ВВП и станет лидером мировой экономики.

   За годы «движения вовне» КНР привлекла $600 млрд. прямых зарубежных инвестиций! В то же время Китай вложил, по ряду оценок, $700 млрд. в американские ценные бумаги, защитив доллар и обеспечив свое присутствие на рынке США. Прямые зарубежные инвестиции только китайских предприятий (без учета финансовых организаций) за 20 лет составили $37 млрд., в том числе в 2002—2005 годы — $17,9 млрд. (среднегодовой прирост — 36%!). За пределами страны создано более 10 тыс. различных предприятий.

   Однако попутно возникли другие проблемы. Государство, обеспечивая форсированное наращивание промышленного потенциала, способствовало, с одной стороны, формированию демонстрационного эффекта процветающего урбанизированного общества, а с другой — сохранению и даже углублению региональной экономической и социальной дифференциации.

   Для реализации стратегии «Идти вовне» использовалась специфическая экономическая модель, основанная на максимальных инвестициях в основной капитал, форсированном расширении экспортного производства, использовании дешевой рабочей силы, недофинансировании сельского хозяйства, расходов на образование, здравоохранение, вообще социальные программы. Стратегия, ориентированная на решение задачи поскорее догнать и перегнать США по размерам ВВП, игнорировала насущные внутренние проблемы, связанные с экономией ресурсов, охраной окружающей среды, сбалансированным региональным развитием.

   В 2004 году на долю Китая пришлось уже 4% мирового ВВП. При этом страна потребила примерно 12% первичных энергоресурсов мира, 15% пресной воды, 25% алюминия, 28% стали, 50% цемента и т. д. Тем самым Китай прямо или косвенно способствовал усложнению многих ресурсных, а вместе с тем экологических и экономических проблем всей планеты.

   В стране — недостаток железной руды, марганца, меди, нефти, других полезных ископаемых. Дефицит покрывается за счет импорта. Но комплексное использование полезных ископаемых не достигает 20%, а вторичное составляет лишь 30%. Потребление ресурсов в 2,5 раза опережает темпы экономического роста, удельные их расходы — в 2—4 раза выше, чем за рубежом.

Пропасть остается
   Осуществление стратегии «Идти вовне» позволило КНР очень быстро увеличить экономический потенциал. Страна вошла в число 10 наиболее экономически мощных стран мира. Но мощный рывок на мировом рынке на протяжении почти десяти лет проходил в условиях практической стагнации внутреннего потребления. Парадокс: внутренний рынок, определяемый запросами пятой части населения земного шара, не создавал серьезного стимула для ускорения роста национальной экономики, сравнимого со спросом извне.

   Смена руководства страны на XVI съезде КПК (ноябрь 2002 года) и последующих сессиях китайского парламента сопровождалась анализом реальных достижений и тех проблем, с которыми она столкнулась. Уже упомянутый выше Хэ Чуаньци во главе группы авторов недавно подготовил доклад, где констатируется: несмотря на впечатляющие успехи в целом ряде сфер, между Китаем и развитыми странами сохраняется экономическая пропасть. По совокупной экономической эффективности Китай отстает от США и Великобритании на 100 лет, от Германии и Франции — на 80 с лишним лет, от Италии и Японии — на более чем 40 лет, от Бразилии и Мексики — на 30 с лишним лет.

   По показателям экономической динамики Китай перегнал США, но по абсолютным размерам годового роста разрыв пока огромен. В 2000 году среднедушевой прирост ВВП в Китае составил $58, в США — $851. То есть в 2000 году (более свежих данных нет) отставание Китая от США в размерах среднедушевого ВВП возросло на $793 (от Японии — на $914, от Великобритании — на $772).

   Выводы: китайская экономика влияет на мировую, но отличается низкой конкурентоспособностью. По показателям качества экономики, экономического уровня, эффективности и структуры КНР значительно отстает от развитых стран мира.

   По сути, провозглашение курса на формирование в КНР ориентированной на экспорт экономики, а затем — стратегии глобального внешнеэкономического наступления отражала интересы приморских, наиболее экономически развитых регионов страны. Развитие внутренних районов и внутреннего рынка представлялось малопривлекательным делом, требующим гигантских капвложений с длительными сроками окупаемости.

   В итоге в стране произошло обострение социальных противоречий. Развитие промышленности, благоустройство городов сопровождались ухудшением положения на селе, увеличением разрыва в уровне жизни горожан и крестьян.

   XVI съезд КПК (ноябрь 2002 года), 3-й пленум ЦК КПК XVI созыва и 2-я сессия ВСНП Х созыва (март 2004 года), а затем 4-й и 5-й пленумы ЦК КПК внесли в стратегию развития Китая большие изменения. Они приобрели четкие контуры на 4-й сессии ВСНП Х созыва, принявшей 11-й пятилетний экономический план.

   В КНР развернулся поиск разрешения комплекса реальных противоречий, сложившихся в результате осуществления стратегии «Идти вовне». Цель — форсированное увеличение ВВП — оказалась ложной. Количественное наращивание производства ориентировало страну на однобокий ее рост, предавая забвению реальный смысл социально-экономического развития. КНР оказалась в чрезмерной зависимости от внешней конъюнктуры.

   Далее. В стране за истекшее десятилетие сформировался крупный комплекс экспортного производства, состоящий из нескольких самостоятельных производственно-хозяйственных центров, возникли свои транснациональные компании, сложился механизм и структуры взаимодействия с мировым рынком. Но значительную долю экспорта образуют обычные товары, произведенные по заказам на переработку сырья, материалов, сборку изделий на базе импортных комплектующих и т.п. Доля высокотехнологичных и новых видов продукции, по официальной статистике, за 2000-2005 годы возросла в экспорте — в значительной мере благодаря предприятиям с иностранным капиталом — с 25% до 43%, в импорте достигла почти 41%. Способности создания собственных видов высокой и новейшей техники и технологии остаются ограниченными. В 2005 году доля инвестиций в основной капитал составила 49% ВВП! При этом инвестиции государства в образование едва превысили 2,3%. Только 5% населения получило высшее образование и, соответственно, за счет научно-технических достижений создается только 1,35% ВВП.

   В Китае развернулось формирование корпоративного государства, основанного на слиянии, взаимопроникновении, взаимодействии властных и предпринимательских структур, институционально закрепляющих многоуровневую систему разных форм собственности и усиливающих взаимодействие нормативных и различных теневых экономических образований. В результате возникли сложности в обеспечении сбалансированности функционирования территориально-производственных комплексов, прежде всего сельского хозяйства.

Обновленные приоритеты
   После долгих раздумий в КНР наконец осознали необходимость полного пересмотра модели экономического роста, применения комплексных мер по развитию аграрной сферы. Стало ясно, что многие проблемы деревни, где проживает абсолютное большинство населения, собственными силами крестьянству не решить. Было признано, что наступил период, когда город и промышленность должны сосредоточиться на подъеме сельского хозяйства. Объявлено, что период, когда индустриализация и строительство городов велись за счет деревни, закончился. Примечательно, что в китайском политическом лексиконе появились новые понятия: руководствоваться «научной стратегией развития», строить «гармоничное общество», построить «новую деревню» и другие. Первым шагом на этом пути стали меры по отмене социально-политического отделения города от деревни. В Китае развернулась интенсивная трансформация созданного государством сословного общества в регламентированную им социально-экономическую структуру, нацеленную на постепенное утверждение в жизни общества реального равенства горожан и крестьян. Начался поиск путей преодоления масштабной социально-экономической дифференциации регионов страны и резкой имущественной дифференциации городского и сельского населения. К этому поиску вынуждают увеличение и ужесточение социальных конфликтов, как следствие несправедливого распределения национального богатства, недостаточных размеров компенсаций за принудительное переселение и отчуждение пахотных земель, безработицы, попрания гражданских прав и т.д.

   Для решения сложившихся в стране противоречий намечено, прежде всего, изменить приоритеты экономического роста. С этой целью на 4-й сессии ВСНП сформулировано шесть стратегических задач: 1. Развернуть строительство «новой социалистической деревни». 2. Ускорить «структурное регулирование экономики и трансформировать формы ее роста». 3. «Стимулировать гармоничное региональное развитие». 4. «Всемерно повысить способности к самостоятельным инновациям» и с этой целью «ускорить темпы построения государства инновационного типа». 5. «Углубить реформы и расширить открытость». 6. «Интенсифицировать строительство гармоничного общества». Запланировано развитие ресурсосберегающих, экологичных производств, форсированное расширение внутреннего рынка, увеличение доходов сельского населения и улучшение условий жизни крестьян и горожан. Намечено модернизировать всю систему здравоохранения, образования, социального страхования и обеспечения.

   Простое перечисление основных показателей плана (см. таблицу) свидетельствует, что Китай совершает крутой поворот в политике. Если намеченное будут выполнено, в мире появится иная страна, несравненно более современная, обладающая комплексом качеств, действительно необходимых для соревнования с США.

   Иными словами, принятые в Пекине решения свидетельствуют о переходе Китая к новой стратегии, основанной на увязке внешнеэкономической экспансии с потребностями социально-экономического развития. Решение двуединой задачи, предусматривающей овладение новыми позициями на мировом рынке и одновременно максимальное расширение внутреннего рынка, модернизацию социальных основ общества, потребует гигантских капиталовложений и непреклонной политической воли.

   Властная вертикаль Китая нашла в себе силы совершить стратегический поворот. Теперь ей предстоит найти в себе — и в обществе! — силы и средства, способные осуществить его на практике.

ВИЛЯ ГЕЛЬБРАС, д.и.н., профессор ИСАА при МГУ, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK