Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Стрельба по-македонски"

Международное посредничество в урегулировании Македонского кризиса предрешено. Вопрос, однако, в том, кто рискнет за это взяться.Взошла ОНА

В июле 1999 года, сразу после окончания косовской кампании, автору этих строк довелось побывать в Македонии. Страна привыкала жить в условиях мира: уходили домой сотни тысяч албанских беженцев из Косова, пришедших в соседнюю Македонию на время, пока контингент НАТО разбирался с сербской армией,— их содержание, кстати, македонским властям пришлось оплачивать за счет национального бюджета; выводил свои силы натовский контингент, использовавший Македонию в качестве плацдарма для атак на позиции сербской армии; освобождали номера дорогих гостиниц в македонской столице Скопье сотни корреспондентов ведущих западных средств массовой информации.
Впрочем, в Тетове, втором по величине городе Македонии, население которого наполовину состоит из этнических албанцев-мусульман, облегчения не ощущалось. Один из православных славян-македонцев (они составляют большинство населения страны), рассказывая про жизнь в городе, заметил: «Оружия у людей просто навалом. И после начала войны в Косове, как только здесь появились албанские беженцы-косовары, наши албанцы стали просто на глазах наглеть. Требуют больше прав и свобод, вступают в стычки. Чем это закончится — даже боюсь предположить. Может быть, однажды они начнут сражаться за независимость с оружием в руках — как это было в Косове».
Тогда, после трех месяцев войны, для окончания которой потребовались усилия почти всего мира, такой сценарий казался фантастическим, но факт остается фактом: ждать исполнения печального пророчества пришлось менее двух лет.
Как и всем большим балканским войнам, начало македонскому конфликту положил маленький инцидент: в македонской деревушке Терче, населенной албанцами, группа вооруженных людей, представлявших албанскую Освободительную национальную армию (ОНА), закидали гранатами полицейский участок, убив одного полицейского-македонца (даже в местах компактного проживания албанцев власть, включая полицию, состоит в основном из македонцев-славян). К концу февраля — началу марта подобные случаи стали происходить практически каждый день. Чаще всего столкновения наблюдались в районе «албанского» села Танушевци в 30 км от Скопье — как стало ясно, именно здесь находится опорный пункт ОНА.
В скором времени появилась информация о том, что представляет собой новое образование с нежной аббревиатурой ОНА. Выяснилось, что костяк новой организации составили распущенные по домам после косовской войны ветераны ОАК — Освободительной армии Косова, а также бойцы до сих пор действующей на юге Сербии албанской Освободительной армии Прешева, Буяноваца и Медведжи (ОАПБМ). Своей целью новая албанская организация объявила создание «Великой Албании» — гипотетического государства, которое объединило бы территории самой Албании, а также части Косова, Македонии, Сербии и Черногории, на которых проживают этнические албанцы. Для начала ОНА предъявляет вполне конкретные политические требования: ни много ни мало изменение македонской конституции, которое позволило бы «покончить с дискриминацией этнических албанцев в Македонии». Для этого, считает ОНА, Македонию нужно превратить в федерацию, полноправной частью которой станет населенная албанцами территория Македонии. Смысл ясен: равноправную республику в составе федерации потом будет проще превратить в часть если не «Великой Албании», то «Великого Косова».
Руководство страны в лице премьера Любчо Георгиевского твердо заявило, что готово обсуждать вопрос статуса албанской общины — но только не с пришедшими из Косова террористами, которые должны немедленно сложить оружие. О том, что нестабильность исходит извне, сказал и Арбен Джафери, лидер Демократической партии албанцев, одной из двух основных албанских партий Македонии, которая к тому же входит в правительственную коалицию: «Мы никогда не выдвигали сепаратистских лозунгов и не требовали федерализации Македонии».
Группировка македонской армии в районе Тетова растет, на улицах стоят танки — однако ощутимого эффекта это не дает. Главные сражения происходят в горах, где использовать тяжелую технику невозможно. Тем временем вооруженные группы албанцев уже нападают на правительственные силы в районе селения Грачани близ столицы Македонии Скопье.
Словно предчувствуя дальнейшее развитие событий, из албанской части Македонии уходят беженцы. Бегут не только славяне-македонцы (вглубь своей же страны, подальше от боевых действий), но и опасающиеся этнических чисток албанцы (они уходят в Косово) — общее число беженцев, по неофициальным оценкам, уже превысило 10 тысяч.
Самостоятельно решить албанский вопрос у македонских властей не получается: ультиматум руководства Македонии о немедленном прекращении огня боевики ОНА проигнорировали. В свою очередь, политический представитель ОНА Али Ахмети предложил объявить бессрочное перемирие и сесть за стол переговоров. Эта инициатива не нашла понимания у македонских властей: с одной стороны, правительство не хочет говорить с теми, кого считает террористами, с другой — совершенно не ясно, уполномочен ли Ахмети вести переговоры от лица всех сражающихся в Македонии албанцев.
Таким образом, получается, что международное посредничество в урегулировании кризиса предрешено. Вопрос, однако, в том, кто рискнет за это взяться.
Не та лошадь

Между тем уже понятно, что именно западные страны в любом случае станут главными политическими жертвами новой балканской войны. В Македонии НАТО оказалось в своеобразном цугцванге, когда все ходы плохие.
Обстоятельства вынуждают сегодня руководство западных стран признаться в совершенной ошибке: албанцы, которых Запад недавно поддерживал во время косовского кризиса, оказались плохими ребятами. Получив в свое время моральную (в американскую прессу просочилась информация, что тренировками боевиков Освободительной армии Косова занималось ЦРУ) и материальную (в виде оружия и денег) помощь, албанцы не стали платить за добро добром. Официально объявленный роспуск упомянутой ОАК стал формальностью: албанцы не сдали оружие и теперь пришли с ним в руках доказывать свою правоту в Македонии.
Признать, что два года назад НАТО поставило не на ту лошадку, альянсу очень не хочется — но и не считать себя ответственными за начавшийся кризис атлантистам уже не удастся. Ведь начав в свое время военную операцию в Косове без санкции Совбеза ООН, НАТО тем самым добровольно взвалило на себя ответственность за стабильность на Балканах. Никакие отговорки вроде того, что Македония не входит в зону ответственности миротворцев НАТО, уже не срабатывают.
Правда, к концу недели руководство Македонии не обратилось официально к НАТО за военной помощью. Однако, если ситуация будет развиваться по худшему сценарию, такой вариант совсем не исключен — и тогда НАТО придется-таки начать наземную операцию, которой удалось благополучно избежать два года назад в Косове.
Кстати, НАТО, которое будет предположительно сражаться завтра в Македонии, и НАТО, что воевало вчера в Косове,— это будут две совершенно разные организации. Если два года назад альянс предстал пред миром как мощный кулак, который всегда готов дать отпор диктатору и ставит защиту прав человека превыше даже норм международного права, то в Македонии, не замеченной ни в каких этнических чистках и прочих нарушениях прав человека, придется защищать ее суверенитет — и тут от былого единства не останется и следа. Союзники будут долго спорить, чьи именно солдаты должны воевать в новой горячей точке,— и США, безусловно, сделают все, чтобы не участвовать в этом. Возможно, Бушу придется откупаться от интернационального долга, как это сделал во время косовской кампании Билл Клинтон: Америка в основном финансировала операцию, Европа — воевала. Впрочем, нельзя исключать, что несильный в дипломатических нюансах Джордж Буш откажется и от этого: идея оплачивать непонятную ему лично интервенцию вряд ли входит в планы республиканца.
Разбирательство союзников будет проходить на глазах у всего мира и обещает стать громким. Уже одно это нанесет серьезный удар по престижу НАТО. Но удар будет еще сильнее, если Запад вовсе откажется обуздать очередных балканских сепаратистов,— это поставит под сомнение всю новую стратегическую концепцию альянса, согласно которой НАТО отводится роль гаранта безопасности и стабильности в Европе и даже в остальном мире.
Что американцу плохо, русскому хорошо

Зато для российской дипломатии новый кризис на Балканах стал настоящим подарком. События в Македонии фактически полностью подтвердили правоту балканской политики Москвы на протяжении последних десяти лет: Россия всегда поддерживала сербов, называла бойцов албанской ОАК террористами и утверждала, что именно от них исходит угроза миру в регионе. Западу остается только молча смотреть на то, как Кремль упивается локальной победой.
На прошлой неделе министр иностранных дел Игорь Иванов совершил турне по Балканам — он побывал в Югославии, Македонии и Албании. Министр был в ударе: назвал Запад виновником кризиса, высоко оценил желание Албании противостоять албанскому же этническому экстремизму, заверил македонское руководство, что Россия не бросит славянского брата в беде, а также пообещал, что Москва предложит Совету Безопасности ООН принять резолюцию, которая обязывала бы страны региона объединить усилия в борьбе с международным терроризмом на Балканах. Кроме того, каждый из собеседников министра получил от него российский план по урегулированию ситуации — подробности плана не разглашаются.
Сомнительно, чтобы этот документ стал панацеей от македонских бед: балканские войны такая же загадка для России, как и для Запада,— по-настоящему действенных рецептов выхода из македонского кризиса сегодня предложить не сможет, наверное, никто. Но для России в этой ситуации главное не это.
За последние месяцы давление Запада — в основном США — на Москву приняло невиданные за последние десять лет масштабы. Едва придя к власти, новая администрация Белого дома сразу расставила точки над i: Россия активно распространяет оружие массового уничтожения, нарушает права человека, противодействует Америке в создании противоракетной обороны — в общем, ведет себя чуть ли не как страна-пария.
Теперь мировое сообщество убедится (и вояж Иванова можно рассматривать в этом смысле как хорошую пропагандистскую акцию), что Москва понимает Балканы лучше Запада, ООН, отодвинутая было от балканских дел, снова на время превратится в центр международной дипломатии, а вероятная склока между членами НАТО насчет того, как поступать с Македонией, подтвердит всей Европе сомнения России, что альянс способен эффективно функционировать после окончания «холодной войны».
Впрочем, провести в одиночку военную операцию в Македонии Москве не под силу — да и вряд ли ей это позволит то же НАТО. Вбить клин между европейскими членами НАТО и Америкой тоже не получится: как показывает практика, подобные разногласия союзники преодолевают легко.
Пока Запад и Россия увлеченно решают свои политические задачи в регионе, обстановка в стране становится все более угрожающей. И никто сегодня не сможет гарантировать, что этот кризис не закончится так же, как все предыдущие,— суверенитетом мятежного района в той или иной форме.

ЕВГЕНИЙ БЕЛОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK