Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Телекиноплекс"

«9 рота» бьет все рекорды российского проката. Снимали фильм с помощью телеканала СТС. До этого рекорды били «Турецкий гамбит» и «Ночной дозор». Эти картины сняты с помощью Первого канала. Связка «телевидение + кино = успех» становится тенденцией. Кому выгоден этот симбиоз и кто от него страдает?Европейский путь

Кино и телевидение всегда шли рука об руку. Кино — пища для
телевидения, хороший способ заполнить эфир и поднять рейтинг.
Телевидение для кино — самый простой путь завоевать миллионную
аудиторию и добиться популярности. Но во всем мире это совместное
развитие шло разными путями. В Америке телевидение было ведомым.
Кинематографический рынок в США, полноценный и зрелый, сам повлиял на
формирование телевизионной индустрии. Бал тут всегда правили большие
киностудии. Они быстро поняли, что ключ к успеху — в способе проката
своих фильмов. Мейджоры (Wаrner, Universal) отличаются от очень крупных
производящих компаний (New Line, Miramax, Castl Rock) как раз тем, что
владеют многотысячными сетями кинотеатров и, главное, телекомпаниями.
Телеканал АВС теперь принадлежит Disney, телеканал NBC — Universal, Fox
— Twentieth Century Fox, WB Television — Wаrner Brothers. Американский
кинематограф сформировался как индустрия, построенная в первую очередь
на торжестве американского фильма. А дальше для реализации этого фильма
появились телевизионные и кинотеатральные сети как носители и
инструменты.
Европейский рынок складывался иначе. Европейский кинематограф
исходил из собственных культурных традиций и того, что Голливуд всегда
будет доминантой. Тут уже телевидение становится двигателем для
кинематографа. Так происходило, например, в Германии, где большую роль
сыграли телеканалы и государственная политика. Без телевидения не выжил
бы и французский кинематограф. У телеканалов там есть законодательно
предусмотренные обязательства перед кино. Скажем, они не могут ставить
в эфир кино в день, когда начинаются релизы, обязаны инвестировать
часть заработанных денег в производство нового французского кино.
В России у телевидения и кино свой путь взаимодействия, но в
настоящее время он больше напоминает европейский. Никто не заставляет
телеканалы вкладывать деньги в кино, они делают это самостоятельно,
заботясь прежде всего о себе. «В России все произошло очень быстро, —
считает гендиректор канала СТС Александр Роднянский. — Телевидение
развивается бурными темпами. Оно даже больше, чем просто телевидение,
оно как железные дороги в XIX веке. Их строили, и они тут же обрастали
городами и селами. Так и телевидение, вокруг которого образуется масса
сегментов культурной индустрии».

Выгода телеканалов

Одним из самых важных факторов кинотелевизионного слияния,
естественно, стали деньги. «На телевидение деньги есть, — говорит
кинопродюсер Илья Неретин («Каменская», «Курсанты», «Охота на
пиранью»). — Это отрасль, которая сразу пошла по правильному
коммерческому пути. Теперь оно вкладывает свои доходы в
близкопрофильные рынки. Прокат для телевидения вторичен, для каналов
важно копить свои библиотеки, которые в дальнейшем станут приносить еще
больший доход».
С этим доводом согласны и сами телевизионщики. «Вот почему нам
интересно кино? — рассуждает г-н Роднянский, сопродюсер «9 роты». —
Телеканалы работают на очень серьезном конкурентном поле. За границей
сезон можно выиграть одним-двумя проектами. (Телеканал АВС резко
поднялся с четвертого на второе место в рейтинге после того, как
поставил в эфир два успешных телесериала. — «Профиль».) А у нас
аудитория привыкла к огромному количеству новинок. Для этого надо
создавать кинополку, свою библиотеку фильмов. Ведь часть современного
программирования — это библиотека «Мосфильма», созданная еще 30—40 лет
назад. Пока удавалось держаться и на ней, но долго так продолжаться не
может».
То есть телевидение, занимаясь съемками кино, работает на свое
будущее. Работает, конечно, не бесплатно. Две последние большие
кинопремьеры Первого канала собрали в прокате $35 млн. («Турецкий
гамбит» — $18,5 млн., «Ночной дозор» — $16,5 млн.). «9 рота», в
создании которой принимали участие российский телеканал СТС и
украинский «1+1», за первые 20 дней проката принесла уже больше $20 млн.
Помимо создания кинобазы и заработка на прокате телевизионщики не
прочь войти в историю. Одно дело, если о тебе будут вспоминать как о
человеке, поставившем в эфир Евгения Петросяна и «Аншлаг», и совсем
другое — как о человеке, снявшем «Броненосец «Потемкин». Гендиректор
Первого канала Константин Эрнст всегда слыл человеком творческим,
амбициозным и креативным. Неудивительно, что он первым стал участвовать
в продюсировании кассового кино. Гендиректор СТС Александр Роднянский
вообще по образованию кинорежиссер, и свой интерес к кино
продемонстрировал недавно, купив вместе с Игорем Толстуновым фестиваль
«Кинотавр». В крупнейшем медиа-холдинге ВГТРК особого интереса к кино
никогда не проявляли, но теперь уже просто обязаны следовать за
коллегами. Для канала «Россия» Валерий Тодоровский и Илья Неретин
снимают фильм «Охота на пиранью», Петр Буслов — «Бумер-2» для канала
НТВ.

Выгода кино

Телевидение не просто пользуется слабостью развалившейся за
постсоветское время киноиндустрии. Оно помогает ей встать на ноги, но —
при этом формируя под себя. Телевидение создает бренды — от торговых
марок до политических решений. Оно формирует вкусы и стилистику.
Таковые, безусловно, будут отличаться от тех, что сформировало бы
«чистое кинопроизводство». Но это коммерческие реалии нынешнего
времени. Телепродюсеры ворвались на кинорынок, имея конкурентное
преимущество в виде денег и рекламной раскрутки. Но не только.
Понятно, что, ввязываясь в кинопроизводство, телевизионные продюсеры
предоставляют своим проектам имеющийся у них многомиллионный ресурс.
Все фильмы, снятые при участие Первого канала и СТС, имели колоссальную
телевизионную поддержку. На телерекламу «9 роты» было потрачено $1,2
млн., «Турецкого гамбита» — $733 тыс., «Ночного дозора» — $528 тыс.
Примечательно, что на фильм «Бой с тенью» потратили столько же — $528
тыс., но в прокате он собрал намного меньше «Ночного дозора».
Любопытный вопрос: во сколько встала бы раскрутка на телеканалах
фильмов, снятых не при участии самих телеканалов? Впрочем, точного
ответа на этот вопрос нет, поскольку нет точной информации о том, на
каких коммерческих (рекламных) условиях осуществляется, скажем,
реклама-анонсирование фильмов, сделанных при содействии самих
телеканалов.
«У телевизионных продюсеров есть большое преимущество, — считает
Александр Роднянский. — У них за плечами огромный опыт профессиональной
экспертизы и ежедневный адреналин от эфира. Они лучше других чувствуют
динамику и смену зрительских предпочтений, моду, сезоны. У
кинематографистов этого опыта меньше, ведь они снимают один фильм в
течение нескольких лет. В результате даже независимые продюсеры
приходят к телевизионщикам с вопросом, как им лучше позиционировать и
промоутировать свое кино». Г-н Роднянский говорит, что просто не
доверил бы снимать кино людям без телевизионного опыта. Ведь если в
Америке есть Стивен Спилберг, Джери Брукхаймер, собирающие сотни
миллионов зрителей, то наши независимые продюсеры могут обрадоваться и
ста тысячам зрителей, а телевизионные продюсеры каждый день работают с
миллионами.
У телевидения есть и кадровое преимущество. Именно вокруг
телеканалов в последние годы росли производящие компании, которые
снимали сериалы и телекино. То есть тут всегда можно найти
профессиональных и опытных операторов, сценаристов, монтажеров,
режиссеров. Многие из них пришли на телевидение из развалившегося кино
и теперь готовы вернуться обратно.
Телевидение решает и другую, пожалуй, самую серьезную на сегодня,
проблему большого кино — проблему с пиратами. «Пираты — это не просто
плохо с точки зрения морали, это не просто «они у нас украли кино или
два кино». Тут все намного серьезнее. Они украли у нас всю аудиторию
старше 35 лет. Молодежь в кинотеатры ходит с удовольствием, а остальная
часть населения пользуется пиратскими DVD», — считает Илья Неретин.
После того как «Ночной дозор» вышел на DVD, Константин Эрнст объявил
настоящую войну пиратам. Практически каждый день в новостях на Первом
канале показывали очередные рейды, рассказывая о том, как ведется
борьба за законность на рынке. Несомненно, гендиректор Первого канала
может задействовать не только телевизионный эфир, но и административный
ресурс. Подобным образом, пользуясь в свое время близостью к власти,
поступал Никита Михалков, борясь за свое кино. «Они заставляют
государство делать то, что оно и так должно делать, и это как раз
неплохо. Маленькие независимые продюсеры, конечно, не могут тягаться с
пиратами, у них для этого нет ни ресурса, ни сил, ни времени», — уверен
г-н Неретин.
Правда, некоторые участники рынка говорят, что телепроизводители
подчас ведут выборочную борьбу с пиратством, следя за тем, чтобы пираты
не подрывали бизнес именно по их фильмам, не беспокоясь о создании
общей системы противодействия пиратству. Впрочем, от бизнесменов любой
страны трудно требовать столь «общечеловеческого» подхода вообще — это,
скорее, задача государства и его соответствующих органов.
Пока сотрудничество кино и телевидения выгодно обоим. Но в какой-то
момент ситуация может измениться. Или телевидение обяжут финансировать
кино, как это происходит во Франции, или телеканалы монополизируют
рынок и без них получить кассу независимой картине будет крайне сложно.
Ну а до тех пор совместными усилиями кино и телевидение могут решить
две важные проблемы: победить пиратов хотя бы на одном участке битвы и
дать зрителям больше новых фильмов, которые они хотели бы посмотреть не
только лежа дома на диване, но и в современном киноплексе.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK