Наверх
20 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Тень многих других"

XX «Ника» поставила нас нос к носу с проблемами дня — от пофигистских настроений «электората» до вопроса о том, где конкретно находится наше кино.Когда в театре нужно изобразить шум толпы, статисты вразнобой повторяют фразу: «О чем говорить, если не о чем говорить» — и получается активная общественная жизнь. Когда в искусстве нет шедевров, их лепят из того, о чем громче кричат.

На церемониях обеих кинопремий — «Золотого орла», а теперь и «Ники» — лучшим фильмом признан «Остров» Павла Лунгина. Трезвые голоса критиков, своего «Белого слона» отдавших «Свободному плаванию», потонули в сиянии крылатого золота.

Иррациональное время рождает иррациональность в выборе. Если главный лауреат всех национальных конкурсов, как говорят, поможет массам осознать, что за преступлением (грехом) должно следовать наказание (искупление) — значит, он нужен заблудшему времени. Но, как сказал мне известный социолог, это также свидетельствует и о том, что общество серьезно болеет. Оно словно не читало Достоевского и не знает главного завета русского совестливого искусства, если открывает для себя базовые истины цивилизации через произведение столь скромных художественных достоинств.

Павел Лунгин уже потерял счет своим крылатым трофеям, но, принимая «Нику», уверенно заявил, что «бывают годы одного фильма». То есть согласился с оценкой своего творчества, отодвинув в небытие всю прочую экспонированную кинопленку года. Он даже не захотел хоть на секунду уступить лавры недавно ушедшему оператору Андрею Жегалову, который, собственно, и придал картине черты искусства, и на слова Юрия Роста о том, что в кино первый — оператор, возразил: «Мы оба первые!» Вот до чего доводит человека слава.

Остается пожалеть, что в непроницаемой тени «Острова» оказались фильмы, обозначившие долгожданный приход новой генерации режиссеров, думающих не только о себе, но и о времени, — Бориса Хлебникова («Свободное плавание»), Александра Велединского («Живой»), Кирилла Серебренникова («Изображая жертву»). Что остались недооцененными работы актеров Андрея Чадова и Виталия Хаева. Что прокол случился в номинации «Лучшая музыка»: Айдар Гайнуллин — одаренный баянист-виртуоз, но каждый, кто слышал музыку Астора Пьяццоллы, с первых звуков узнает в саундтреке «Эйфории» его, а не Гайнуллина, ноу-хау. Вероятно, MTV так приучило к минимализму в музыке, что оперно-симфонические полотна, созданные для фильма «Андерсен» Алексеем Рыбниковым — по-моему, безусловным лидером в талантливом квартете композиторов, оказались академикам не по зубам.

В остальном выбор «Ники» возражений не вызывает. Она имела дело с тем кино, какое сложилось к 2007 году, с тем кино, которое, похоже, хочет взять кассу не столько качеством, сколько количеством. Не случайно главным аргументом в его защиту глава Роскультуры Михаил Швыдкой избрал внушительное число из 219 картин, которые сегодня в производстве. Еще чуть поднатужиться — и, так и не став Голливудом, мы превратимся в Болливуд.

Спор пернатых

Непосвященным напомню, что «Ника» — последняя общественная институция, которая объединяет содружество кинодеятелей. Союза кинематографистов, можно считать, больше нет — там выстроена «вертикаль власти», которая любому содружеству по идее противостоит, всегда шумный Дом кино опустел, его все время хотят закрыть, построив на его месте что-то более отвечающее коммерческим запросам времени. Общаться творцам теперь негде — и «Ника» стала островом киношной демократии, некогда задававшей тон всей российской перестройке. Ее церемонии теперь — редкий случай собраться по-свойски. Поэтому в кулуарах люди так радостно обнимались и подолгу хлопали друг друга по плечу — бойцы вспоминали минувшие дни. Под песню Юрия Шевчука помянули великих мастеров, ставших лауреатами «Ники» в разные годы и оставивших нам свои шедевры. Чествовали новых почетных лауреатов: Эльдара Рязанова, получившего премию «За честь и достоинство», аксакала анимации Федора Хитрука, удостоенного приза «За выдающийся вклад в отечественный кинематограф». «Не мог я один наделать столько шума!» — словами своего Пятачка ответил коллегам создатель «Винни-Пуха». И поблагодарил своих учеников: «Объясняя им, что такое анимация, я и сам стал кое-что в ней понимать».

Старейшая в России кинопремия, созданная 20 лет назад с вполне благородной целью дать новым работам профессиональную оценку, теперь подвергается наскокам «Золотого орла», который, как показало время, вылупился из яйца с единственной задачей — заклевать «Нику». Ибо никакой иной научной работы пернатый не ведет, хоть и широковещательно ее обещал. Но заклевать — не может быть конструктивной целью. В результате мы имеем две дублирующие друг друга премии, из которых каждая должна доказывать, что она главнее. И важно помнить, кто в этом споре первым сказал агрессивное «э-э!».

Вот почему права актриса Нина Усатова, вышедшая к переполненному залу и воскликнувшая вполне искренне: «Только на «Нике» можно увидеть столько милых и дорогих сердцу людей!»
Рекогносцировка Покидая пост президента «Ники», Рязанов заявил, что по поводу нашего нового кино у него нет эйфории: оно «жестокое, необаятельное, натуралистичное, забыло о мастерстве и художественности». Эту мысль, уже в стихах, продолжил Дмитрий Быков, вышедший вручить премию за «Открытие года». Из стихов следовало, что вот сейчас кто-то из номинантов получит «Нику» и вольется в ряды ньюсмейкеров: толпу заинтересует, с кем он спит, кто его стилист и носит ли он кальсоны. Вот что волнует нынче людей, а никакое не искусство (в этот момент лица номинантов на экранах мониторов окаменели). Поэтому и «Ника», которую он сейчас вручит одному из обнадеженных, ровно ничего не стоит, и если обнадеженные с ним согласны, он готов порвать конверт, не вскрывая. Таким в общих чертах был смысл поэмки, которую стоило бы издать в качестве приговора нашему кино на обозримое будущее, но которая была не вполне уместна при вручении приза победителю.

На защиту нового кино бросился ветеран режиссуры Андрей Смирнов. Он сказал, что и раньше для людей снималось три фильма в год, а остальные делались «для начальства». Но аргументы типа «сам дурак» срабатывают редко, и образ долгожданной свободы творчества, приведшей к невиданному расцвету, опять не сложился.

Масла в огонь подлило выступление нового президента академии «Ника» Алексея Баталова: «Как только рухнули решетки и барьеры соцреализма, мы оказались в новых сетях — телевидения. И наши проблемы сменились новыми. И молодым людям не менее трудно найти свое место в искусстве».

Соломоново решение предложил Михаил Швыдкой. Он призвал уважать прошлое, но и понимать реальность: пришло новое поколение режиссеров — других. Таким образом, обе спорящие стороны остались при своих, а дислокацию нового кино точно не установили.



Лауреаты «Ники-2007»:
Лучший игровой фильм — «Остров», реж. Павел Лунгин
Лучший фильм стран СНГ и Балтии — «Два в одном», реж. Кира Муратова (Украина).
Лучший неигровой фильм — «Зощенко и Олеша: двойной портрет в интерьере эпохи», реж. Евгений Цимбал.
Лучший анимационный фильм — «Моя любовь», реж. Александр Петров.
Лучшая режиссура — Павел Лунгин («Остров»).
Лучший сценарий — «Живой» (Игорь Порублев при участии Александра Велединского).
Лучшая мужская роль — Петр Мамонов («Остров»).
Лучшая женская роль — Евгения Симонова («Многоточие»).
Лучшая мужская роль второго плана — Виктор Сухоруков («Остров»).
Лучшая женская роль второго плана — Лия Ахеджакова («Изображая жертву»).
Лучший оператор — Андрей Жегалов, посмертно («Остров»).
Лучшая музыка к фильму — Айдар Гайнуллин («Эйфория»).
Открытие года — Иван Вырыпаев («Эйфория»).

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021