Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Толлинг еще будет"

Противники толлинга утверждают, что из-за него бюджет ежегодно теряет $300 млн. Сторонники считают, что, отменив толлинг, государство должно будет найти от $1,5 млрд. до $2 млрд. кредитов для производителей алюминия. Убедительность аргументов обеих сторон не может скрыть того обстоятельства, что в России, по словам президента Международного союза металлургов Серафима Колпакова, началась борьба за передел алюминиевого рынка.Толлинг — широко распространенная в мировой практике и узаконенная Всемирной торговой организацией (ВТО) работа на так называемом давальческом сырье. Один из самых известных и широко применяемых видов толлинга — внешний, или классический. Он заключается в том, что иностранная компания перерабатывает на российских заводах импортное сырье (глинозем), а затем экспортирует уже готовый металл. При этом «иностранец», естественно, платит российскому заводу за производство конечного продукта.
Наиболее распространено применение толлинговых схем в алюминиевой промышленности: за счет толлинга производится свыше 90% продукции (практически вся она идет на экспорт).
Коммерческая привлекательность толлинга и для трейдеров-посредников, и для самих алюминиевых заводов очевидна. Ведь толлинг и по российскому законодательству, и по правилам международной торговли (ВТО) считается экспортом не продукции, а услуг. И потому не облагается НДС (вернее, уплаченный налог на добавленную стоимость возвращается производителю в момент пересечения границы составов с алюминием). К тому же работающие по толлинговой схеме алюминиевые комбинаты не платят некоторые региональные налоги (прежде всего на содержание социальной сферы), освобождены от сборов в дорожный фонд.
Толлинг в России появился не сейчас и не год назад. Он начал активно применяться в начале 90-х годов по двум причинам.
Первая — дефицит сырья. Ежегодно предприятиям алюминиевой промышленности для полной загрузки мощностей и обеспечения занятости 110 тысяч рабочих (а все эти предприятия градообразующие) требуется 6 млн. тонн глинозема, тогда как разработанные российские месторождения могут обеспечить не более 2,5 млн. тонн (разведанных запасов гораздо больше, но на их освоение требуется минимум $2 млрд., которых, естественно, у добытчиков и производителей нет). Следовательно, 3,5 млн. тонн нужно приобретать за границей. Стоит также отметить, что отечественный глинозем дороже импортного. Так, добыча одной тонны руды на лучших по качеству сырья Североуральских рудниках обходится в среднем в $30, а аналогичные австралийские бокситы стоят $5 за тонну с учетом доставки.
Вторая причина появления толлинга — недостаток у алюминиевых комбинатов оборотных средств. После обвала цен в 1992 году им попросту не на что было приобретать исходное сырье — глинозем. Этим немедленно воспользовались посредники (или, как их еще называют, трейдеры), которые не только обеспечили комбинаты сырьем, но и платили им живые деньги за его переработку в алюминий. Сбыт и доставку продукции посредники брали на себя. Естественно, не из возвышенных, а из вполне меркантильных соображений. Они извлекали и извлекают из толлинговых схем весьма ощутимую прибыль.
Тонна алюминия на Лондонской бирже (основной центр реализации этого металла) стоит около $1500. При этом российским комбинатам за переработку глинозема платили в зависимости от качества получаемого алюминия от $400 до $500 за тонну. Таким образом, с учетом накладных расходов (закупка бокситов, транспортировка, создание сбытовой сети) посредники зарабатывали на каждой тонне металла не менее $50—100.
Сейчас заводы-переработчики получают за металл не фиксированную сумму, а оговариваемый в контракте процент от стоимости алюминия на Лондонской бирже. И хотя этот процент, понятно, является коммерческой тайной, можно предположить, что прибыль посредников если и снизилась, то незначительно.
Рыжий алюминий

Очевидно, что такое положение более чем устраивает трейдеров. Устраивает оно и алюминиевые комбинаты. Своих оборотных средств за «толлинговую эпоху» у них появилось немного.
По оценкам экспертов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, толлинговые операции способствовали привлечению краткосрочных иностранных инвестиций на сумму около $1—1,5 млрд. в год. Инвестиции необходимы для закупки импортного сырья, его транспортировки и доставки готового алюминия покупателю. Можно сказать даже точнее. Толлинг позволил сэкономить названную сумму оборотных средств, необходимую для работы предприятий. Полностью эту сумму, по словам президента Международного союза металлургов (а эта организация объединяет ведущие предприятия России и некоторых стран СНГ) Серафима Колпакова, российские металлурги ни раньше, ни сейчас самостоятельно выложить не могут (впрочем, как и государство, которое так или иначе должно будет решать, как сохранить льготы для экспортеров алюминия и как обеспечить их недостающим сырьем). А потому они также выступают за сохранение толлинга. Причем вне зависимости от того, с какими посредниками работают.
Единственный крупный производитель алюминия, который присоединился к начавшейся антитоллинговой кампании,— это группа «Сибирский алюминий». По словам ее президента Олега Дерипаски, у группы теперь достаточно собственных оборотных средств и привлечения кредитов не требуется, а значит, и посредники ей не нужны.
Правда, и «Сибирский алюминий» выступает против толлинга, скажем так, весьма условно. Дело в том, что, по словам экспертов Международного союза металлургов, отказаться от услуг и денег посредников сибиряки могут только при соблюдении двух условий. Во-первых, если состоится слияние предприятия с Саяно-Шушенской ГЭС, в результате чего «Сибирский алюминий» получит электроэнергию по более выгодным ценам и, соответственно, сможет снизить себестоимость своей продукции (ведь в себестоимости металла электроэнергия занимает большую часть).
Вторым условием отказа сибирской группы от толлинга, как утверждают в МСМ, должен стать кредит правительства или РАО ЕЭС. Ведь пока собственными средствами алюминщики могут оплатить лишь 20% сырья.
Таким образом, посредник-финансист не исчезнет, а просто поменяется. Им станет РАО ЕЭС. Именно компанию Анатолия Чубайса металлурги в частных беседах называют одним из основных инициаторов антитоллинговых выступлений. По их словам, алюминиевые комбинаты, лишившись кредитов, предоставляемых посредниками, окажутся перед выбором: либо перейти под «крышу» РАО, либо разориться.
Против толлинга выступают глиноземные (обогатительные) комбинаты. Правда, здесь стоит отметить, что переработка давальческого сырья максимально загрузила эти предприятия (российских глиноземов для полной их загрузки недостаточно). За последние четыре года они, по данным гендиректора НП «Алюминий» Игоря Прокопова, увеличили свое производство на 25,2%, благодаря чему их годовая валютная выручка выросла на $175 млн.
С другой стороны, толлинг — это сырьевая и экспортная зависимость от иностранных фирм и государств. Отсюда вывод: его нужно перевести в режим обычных экспортно-импортных операций, а заодно развивать свою сырьевую базу. Глиноземные комбинаты рассчитывают, что и им, как и энергетикам, достанется доля от алюминиевой выручки: лишившись денег посредников, алюминщики вынуждены будут создавать холдинги с глиноземщиками.
Еще одним инициатором антитоллинговой кампании выступает государство. По словам главы Министерства по налогам и сборам Александра Починка, отмена толлинга позволит ежегодно получать дополнительно в бюджет $300 млн. налоговых платежей (для сравнения: в 1999 году алюминщики перечислили в бюджет 6,5 млрд. рублей, то есть с учетом скачка курса около $500 млн.). Ведь помимо того, что по толлинговой схеме алюминщики не платят НДС, они снижают отчисления в бюджет путем занижения стоимости продукции (поставляемый по толлингу глинозем не входит в себестоимость конечного продукта). Тем самым уменьшается выручка от реализации товара и, соответственно, начисляемые с оборота налоги.
Впрочем, получит ли государство эти деньги после отмены толлинга, сказать невозможно. Ведь если за кампанией по его отмене действительно стоит Анатолий Чубайс, то подобное решение будет действовать лишь до тех пор, пока алюминщики не перейдут под контроль РАО ЕЭС. И вот тогда про толлинг снова вспомнят. Он будет нужен опять — только уже другому хозяину.

ЕКАТЕРИНА ТИТОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK