Наверх
24 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Траст, который не лопнул"

На российском рынке, похоже, найдена красная цена любому банку — за $100 млн. можно купить маленький, но чистый или большой, но с нефтяным пятном на репутации. Пока вся страна морально готовится к продаже сырьевого «сердца ЮКОСа», финансовая составляющая империи Ходорковского ушла за бесценок в руки банковских клерков.Если аукцион по «Юганскнефтегазу» еще под вопросом, то судьба принадлежащих группе «МЕНАТЕП» банков определилась на прошлой неделе — новые владельцы дождались разрешения Центробанка и раскрыли подробности сделки. Похоже, государство — не единственный интересант, готовый по дешевке приобрести имущество хозяев, находящихся в местах не столь отдаленных. Банки ИБ «ТРАСТ» и «МЕНАТЕП СПб» (недавно переименован в Национальный банк «Траст») обошлись их топменеджерам примерно в три раза дешевле, чем могли бы стоить при иных обстоятельствах. С другой стороны, летом этого года крупнейший иностранный игрок — General Electric — ровно во столько же раз переплатил пусть за скромный, но абсолютно безупречный с точки зрения репутации ДельтаБанк. Таким образом, цена доброго имени на финансовом рынке определилась опытным путем.

Эту информацию стоит принять к сведению владельцу одного из самых привлекательных банковских активов Владимиру Потанину — в последнее время он значится в тройке лидеров «на вылет» из круга благополучных олигархов (в собственном рейтинге рисков «Профиля» глава «Интерроса» занял 2-е место после фактически «эмигрировавшего» Романа Абрамовича, см. «Профиль» No44, 2004). Напомним, что ранее представители входящего в потанинский холдинг Росбанка заявляли о возможности продать кредитную организацию не раньше, чем ее стоимость вырастет до $1,5— 2 млрд., — для этого нужно завершить консолидацию активов приобретенной в прошлом году Группы О.В.К. Однако обстоятельства заставляют торопиться, и, возможно, недавняя публикация в СМИ о скорой сделке с иностранным инвестором появилась не случайно. Весь вопрос лишь в том, не поздно ли.

Классика жанра

Передовики производства в инвестиционном банкинге, которым на рынке славится «ТРАСТ», банкиры не преминули подвести научную базу и под собственную сделку — она прошла по классической схеме management buy-out (MBO). Информация о том, что совет директоров банков во главе с председателем Ильей Юровым выкупает пакеты акций «ТРАСТа» и питерского «МЕНАТЕПа», появилась еще весной этого года. Все это время длилась процедура согласования сделки в Центробанке — так уверяют в самих банках. Новым хозяевам — пяти членам совета директоров этих кредитных организаций — два банка достались за $106,8 млн. (в том числе $6,8 млн. — дивиденды за 2003 год). В обмен на эту сумму принадлежащая менеджерам кипрская компания TB Holding Co. приобрела у группы «МЕНАТЕП» 82% акций «ТРАСТа» и 99,35% акций «МЕНАТЕП СПб». Самому Юрову, уже имевшему в активе бумаги этих структур, теперь принадлежит 39,7% акций Инвестбанка и 27,2% акций Нацбанка. Платеж разбит на два периода: первый — $26,8 млн.— был перечислен почти сразу, оставшаяся сумма в $80 млн. должна поступить на счет продавца в течение года. Произведя простейший расчет без учета различий в размерах долей, получаем, что каждый из пяти совладельцев выплатил сразу порядка $5,5 млн. и $16 млн. отдаст в течение года. Спрашивается: откуда такие деньги у господ директоров?

Илья Юров сообщил корреспонденту «Профиля», что для покупки акций банкиры использовали исключительно собственные средства. В свое время на рынке появилась информация о том, что большая часть денег взята взаймы у третьих лиц, которым в качестве обеспечения заложена часть акций. «Возможно, это были заемные средства, — рассуждает аналитик группы «ЦентрИнвест» Анастасия Андронова. — В ноябре 2003 года «ТРАСТ» привлек кредитные ноты (CLN) объемом $300 млн., а в августе 2004 года этот заем был погашен. Я почему-то думаю, что именно на эти средства были выкуплены банки». Некоторые наблюдатели даже предположили, что покупателей через эти CLN прокредитовала сама группа «МЕНАТЕП». Впрочем, учитывая особое пристрастие, с которым государство относится теперь к наследию нефтяного магната, такая точка зрения кажется сомнительной. Центробанк при намеке на «серые» схемы вряд ли бы дал добро на сделку, да и разжигатель летнего банковского кризиса — Финмониторинг — не дремлет.

На цене не настоим

Появление весной этого года информации о сделке участники рынка восприняли как попытку вывести бизнес из-под удара со стороны силовых ведомств. По сути, менеджмент претворил в жизнь классическое «спасение утопающих — дело рук самих утопающих». При этом мягкотелости банкиры не проявили, надавив на занятых более серьезными проблемами бывших хозяев.

Обе кредитные структуры в свое время вообще являлись одними из бесспорных лидеров. По данным «Профиля», на июнь прошлого года по размеру собственного капитала ИБ «ТРАСТ» занимал 14-е (6,6 млрд. рублей), по размеру активов — 12-е место (45,8 млрд. рублей), в то время как банк «МЕНАТЕП СПб» — 19-е (4,1 млрд. рублей) и 11-е (50 млрд. рублей) места соответственно. Однако не успел Илья Юров принять на себя в сентябре прошлого года управление питерским «МЕНАТЕПом», как через несколько дней в этом банке был проведен обыск, а вскоре арестованы находившиеся на балансе «ТРАСТа» акции ЮКОСа. В итоге сейчас показатели у бывшей звездной пары куда скромнее: «ТРАСТ» — 29-е место по капиталу (4,6 млрд. рублей) и 37-е по активам (20,99 млрд. рублей), «МЕНАТЕП СПб» — 36-е (3,8 млрд. рублей) и 21-е (26,85 млрд. рублей) соответственно. Илья Юров потери «ТРАСТа» в активах объясняет переводом всего корпоративного банковского бизнеса — кредитных операций и расчетных счетов юрлиц — в Петербург. Кроме того, сказалась «осторожная финансовая политика» банка накануне и во время летнего банковского кризиса. «Мы в течение всей первой половины года просто сидели на деньгах», — заявил банкир. Однако банки все еще сохранили свое лицо, присутствуя в top-50 российских банков.

ИБ «ТРАСТ» — один из лидеров на инвестиционном рынке, а бывший «МЕНАТЕП СПб» может похвастаться еще и приличной филиальной сетью (58 филиалов в 47 субъектах). Тем не менее продажная цена оказалась невысока. Банки с совокупным капиталом $300 млн. ушли всего за $100 млн. Эта сделка резко контрастирует с покупкой General Electric Consumer Finance, заплатившей этим летом тройную цену — тоже $100 млн. — за ДельтаБанк с капиталом $25,5 млн. на момент объявления о сделке (см. «Профиль» No29, 2004). Незадолго до этого банк «Русский стандарт» с капиталом в $183 млн. был оценен примерно в $550—600 млн. — покупка 50% его управляющей компании обошлась французскому BNP Paribas в $250 млн. «Только совокупная чистая прибыль банков, по прогнозам менеджмента, по МСФО за год составит $25—35 млн.», — удивляется старший аналитик Русского экономического общества Иван Литвинцев. Впрочем, отмечает специалист, с учетом возможных рисков можно рассматривать цену сделки как вполне адекватную. «Конечно, спустя какое-то время можно было найти и сторонних покупателей, продав им банки подороже, — рассуждает директор аналитического центра «Русрейтинг» Ольга Еременко, — однако цена не поднялась бы выше 10% и сделка наверняка содержала бы массу оговорок с привязкой к ситуации на рынке».

Впрочем, кое-какие оговорки в свершившейся сделке все-таки присутствуют. Согласно дополнительным условиям в случае продажи банков в ближайшие два года за более значительную сумму разница будет делиться между старыми владельцами и новыми в пропорции 70 к 30. Аналитики считают, что таким образом прежние владельцы решили предупредить появление спекулятивных настроений у новых собственников или хотя бы поучаствовать в дележе будущих прибылей.

Тени исчезают в банках

При удачном развитии событий банкиры могли бы найти покупателей и из числа иностранцев. Однако для этого потребуется окончательно отряхнуть прах со своих ног и смыть нефтяные пятна с вывески. Собственники вовсю спешат отмежеваться. Илья Юров заявил журналистам, что с банками в случае возможного банкротства ЮКОСа не произойдет, «как мы думаем, ничего». По его словам, денег нефтяной компании в банках почти нет. «Мы выдержали существенно большее количество проверок со стороны заинтересованных органов, чем любой другой российский банк», — подчеркнул Юров. Эксперты считают, что дело опальной нефтяной компании еще будет некоторое время витать над банкирами. По мнению аналитика по финансовым рынкам ИК «Проспект» Игоря Лавущенко, через полгода «ТРАСТ» полностью освободится от этого ига, несмотря на любой исход юкосовской агонии. Кстати, у петербургского «МЕНАТЕПа» уже есть опыт возрождения из пепла — хотя одноименный материнский банк не пережил кризис-98, петербургская структура превозмогла дурные ассоциации с этим брендом. Вселить надежду может и Группа О.В.К. с ее широкой региональной сетью, созданная Александром Смоленским на руинах еще одной жертвы дефолта — банка «СБС-Агро». Ольга Еременко из «Русрейтинга» приводит другой пример: серьезно пострадавший после кризиса 1998 года Автобанк претерпел существенный отток вкладов населения, но, получив кредитную поддержку со стороны ЦБ, восстановил свои рыночные позиции и капитал. Какая страшилка окажется сильнее — призрак дефолта или карающей длани государства, покажет время.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK