Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Труп поросенка"

Отягчающим обстоятельством явилось то, что юноша был родом из одного горного аула, в коем гнилое яблоко считалось символом презрения. Так что прежде чем прокладывать путь к сердцу мужчины, неплохо бы убедиться, что он будет не слишком долгим.»Любовь — морковь — волнует кровь» и все «про это» от какого-нибудь Гильгамеша до Бриджит Джонс с ее дневниками. Тема любви в творчестве народов мира неисчерпаема. Считается, что из-за нее происходили войны (см. «Илиаду»), преступления (см. «Отелло») и трудовые свершения (см. «Светлый путь»). Жить без любви — значит жить напрасно; впрочем, быть влюбленным — значит выглядеть жутко глупо и вызывать у окружающих одновременно и умиление, и раздражение.
Словом, любовь — штука настолько важная, что для некоторых она стала практически профессией. Нет, я не о продажной любви, которая вовсе и не любовь, — я о чувствах, каждый раз подлинных, из тех, которые демонстрировали миру Дон Жуан и некто Виктор Михайлович. Честно говоря, про Дон Жуана я не в курсе, где там имя, где фамилия, — а вот Виктор Михайлович секунд через пятнадцать после знакомства с интересующей его дамой просил звать его просто Виктором (хорошо хоть не с ударением на последнем слоге, а-ля франсе) и тут же переходил на самоуверенно-интимный тон. Его шарм безотказно действовал на только что приехавших в Москву юных провинциалок, а также на разочаровавшихся в жизни матерей-одиночек средних лет и прочих поклонниц сериала «Семейные узы» (или «Семейное счастье», что, впрочем, одно и то же). Всех остальных женщин он сначала смешил, а потом невыносимо раздражал. И вообще, скажите мне, откуда берется такая невероятная самоуверенность у потасканного мужичка старшего среднего возраста, довольно невысокого, несколько пузатого, заметно плешивого и не слишком успешного в смысле карьеры? Женщины, даже самые роскошные и успешные, полны разных дурацких комплексов, а такой вот сомнительный Казанова третьего сорта полон самодовольства и уверенности в себе, временами больше похожими на нахальство. Наверное, именно этим мальчики и отличаются от девочек.
Ну так вот: актуальную даму сердца Виктора звали Аллочкой. Аллочка в одиночку воспитывала сына. Сын приближался к трудному переходному возрасту, и Аллочка все больше склонялась к мысли про то, что мальчикам непременно нужны отцы. Эту мысль она попыталась донести до сведения своего дорогого Виктора, между прочим, убежденного холостяка: к его пятидесяти с маленьким хвостиком он умудрился ни разу ни на ком не жениться, а на вопрос о детях остроумно, как ему казалось, отвечал: «Может быть, где-нибудь и есть».
Итак, будучи мужчиной опытным, Виктор почувствовал попытки покушения на свою свободу еще до того, как Аллочка только начала подумывать, как бы эти попытки предпринять. Приятный этап во взаимоотношениях закончился, пришло время напрягов, скандалов и претензий, что Виктору было совершенно ни к чему. Тем более что на горизонте замаячила некая юная Ксения из Кургана, существо природное, в смысле совсем необразованное и наивное. Виктор приводил ее в полный восторг, но его несколько смущала неопределенность положения девушки в Москве. Действительно — начнешь с такой дурочкой роман, а она возьмет, да и бросит снимать квартиру и переедет к Виктору, поди потом выставь такую из дома. Опять сложности и напряги. Зачем же это, когда жизнь так прекрасна? Да и, в конце концов, ну ее, Ксению из Кургана, мало ли женщин на свете? Женщин много, в том числе и таких, у которых решен квартирный вопрос, так что на век Виктора баб хватит. Но с Аллочкой в любом случае пора завязывать.
Разумеется, пускаться в какие бы то ни было объяснения по поводу завершения романа Виктор был не намерен. В конец концов, где вы видели мужчину, готового идти на всякого рода объяснения типа «кто виноват в том, что любовь прошла»? Все эти крики, слезы, уговоры и прочий надрыв — кому это нужно? Поэтому он просто по-тихому устранился, то есть перестал приезжать и звонить. А потом и вовсе взял отпуск и на три недели убыл в Сочи — глядишь, к его возвращению все как-нибудь само собой рассосется.
Отпуск был прелестным, спасибо Олечке из Нижнего, а потом — Танюше, которая из Пскова. Благодаря милым веселым дамам Виктор и думать забыл о какой-то там Аллочке и наивно полагал, что и Аллочка точно так же о нем забыла.
Но Аллочка ни о чем не забыла. Все это время она прилежно звонила Виктору, которого, естественно, не было дома, а в свободное от звонков время постоянно думала о том, что случилось и, главное, как ей его вернуть. В процессе засыпания она каждый вечер обдумывала, как они встретятся, а она сделает себе прическу и наденет красивое новое пальто, и как он будет потрясен, а она будет холодна, но постепенно растает, и тогда она ему скажет вот это, а он ответит так-то, а она ему на это… В общем, обычные женские бредни, из которых никогда никакого толку не происходит.
Одна многоопытная, четырежды разведенная подруга посоветовала Аллочке быть с Виктором строгой и загадочной. Хорошо советовать, но как прикажете быть загадочной заочно? Для того чтобы потрясти мужчину своей таинственностью, надо как минимум с этим мужчиной встретиться. И Аллочка в очередной раз безнадежно набрала номер любимого.
— Алло, — раздался в трубке родной голос. От неожиданности Аллочка бросила трубку. Потом обдумала план действий и набрала номер снова. Как можно более загадочным образом она назначила возлюбленному встречу. Виктор покобенился было, но вскоре сдался. Аллочка его заинтриговала, намекая на некий сюрприз и предлагая встречу устроить не на дому, как обычно, а в кафе.
На следующий вечер в кафе за столиком сидела немыслимо элегантная Аллочка и изящно пила белое вино из тонкого бокала. На полу рядом с ней стояла гигантская коробка, завернутая в нарядную бумагу и перевязанная лентой с бантиками.
— Это тебе подарок. — Аллочка ногой подвинула коробку навстречу Виктору. Его попытку немедленно узнать, что скрыто в коробке Аллочка пресекла на корню.
— Нет-нет, ты до дома не открывай, обещаешь? Ну целую, пока, прости, мне пора. — И она упорхнула, оставив ошарашенного Виктора в обществе загадочной коробки. Конечно, невзирая на обещание, он бы тут же посмотрел, что там внутри, но как-то неудобно было раздирать все эти бантики прямо в кафе, на глазах праздных любопытствующих.
Коробка была в меру увесистой: Виктор без особого труда погрузил ее в багажник и поехал домой, коротая время в пробках приятными размышлениями о том, что бы там такое в коробке могло быть и с чего это вдруг Аллочка вздумала дарить ему подарки. Неожиданно его посетила не самая приятная мысль: наверняка подлая баба просто решила ему отомстить! Елки-палки, она же химик по образованию! Он коробку откроет, а она как рванет! Месть покинутой женщины, знаете ли…
И чем больше Виктор думал, тем очевиднее становилось, что в своем багажнике он везет бомбу замедленного действия. Словом, завидев гаишников, он подъехал к ним и сообщил: в его багажник заложена бомба, и что с ней делать, он не может ума приложить.
Гаишники стали принимать меры: перекрыли улицу и вызвали специалистов. Пока одни специалисты спрашивали Виктора, почему он думает, что у него бомба, и за что кто-то мог ему ее подложить, другие специалисты занимались практической стороной дела, то есть показывали машину собаке и спрашивали ее, есть ли в багажнике что-нибудь опасное. Собака отвечала неоднозначно: с одной стороны, она говорила, что взрывчатки в машине вроде бы нет, а с другой стороны — что в багажнике есть кое-что необыкновенно интересное. Может быть, даже труп.
Насчет последнего собака оказалась права. Когда коробку все-таки вскрыли со всеми мыслимыми предосторожностями, глазам очевидцев предстала картина трупа молочного поросенка, отлично приготовленного и любовно завернутого в фольгу. Компанию поросенку составляли баночки с салатами, разнообразные, аккуратно порезанные колбасные изделия, французский сыр, всякие огурцы-помидоры и пара бутылок вина «Кот дю Рон». Очевидно, Аллочка вспомнила, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. В сладких мечтах она представляла себе, как Виктор приедет домой, откроет коробку, найдет кучу великолепных деликатесов — и бросится ей звонить с благодарностями. И скажет он, что обидно есть и пить всю эту роскошь одному. А она ему на это скажет кокетливое «ха-ха-ха, неужели же я поверю, что такому мужчине и покушать не с кем». А он ей скажет — да вот не с кем, и поговорить не с кем, так может Аллочка к нему приедет, они вместе выпьют-закусят. А Аллочка скажет — «ах, нет, нет», но потом, конечно, приедет, и они поедят, и поговорят, ну а там — понятное дело, чем все кончится, и все у них опять будет хорошо, а потом Виктор поймет, какое она сокровище, и, глядишь, появится-таки у сына отец…
Все вышло не совсем так. Над Виктором долго смеялись не только милиционеры, но даже их ученая собака, и напутствовали его словами: «Ну поезжай, кобель несчастный». Домой Виктор вернулся в жуткой ярости, немедленно позвонил Аллочке и грубо и безобразно на нее наорал.
А потом, чтобы успокоиться, пошел на кухню и стал есть и пить то, что она ему приготовила. Между прочим, даже не подумав о том, что еда могла быть отравлена, все-таки Аллочка — бывший химик. Впрочем, травить Виктора она не собиралась — хотя, на мой взгляд, стоило бы. Ну, не до смерти, а так, чуть-чуть.

ЛЕНА ЗАЕЦ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK