Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "У самого Белого моря"

В Архангельской области главная статья доходов — лес. Переработал — заработал. Перевез по морю в дальние страны — опять заработал. А на заработанное и золотишка можно прикупить.«Олигарх»-стоматолог

Владимира Крупчака — хозяина холдинга «Титан» и председателя совета директоров Архангельского целлюлозно-бумажного комбината — называют по-разному. Враги — «дантистом», симпатизирующие — в шутку «олигархом». Архангельские же обыватели знают о нем только то, что в прошлом он был стоматологом, сейчас — «владелец заводов, газет, пароходов», и с любопытством оборачиваются, когда мимо проносится кортеж из трех бронированных крупчаковских джипов (бронированный Ford и две машины охраны Land Сruiser).
Владимир Крупчак родился в 1958 году в деревне Быково Архангельской области. С детства мечтал стать врачом — и после школы в 1975 году поступил в Архангельский мединститут. Уже на третьем курсе женился, поначалу жил с молодой супругой Галиной в разных общежитиях. Чтобы снимать комнату и как-то обеспечивать семью, приходилось постоянно подрабатывать. Зимой убирал снег, летом красил крыши.
Распределили его в гарнизонную стоматологическую клинику с зарплатой 110 рублей. Родилась дочь Полина. Опять подрабатывал дворником на двух участках, «стрелял» у прохожих «двушки», дескать, надо позвонить. Но как дворнику ему дали ордер на двухкомнатную квартиру.
С началом кооперативного движения появилась возможность поправить дела. Крупчак мастерил и продавал раскрашенные маски из гипса. Занимался видеопрокатом — появились первые деньги, которые можно было откладывать. На них Крупчак открыл частный стоматологический кабинет, но прогорел: клиентов было мало.
Тогда в ноябре 1991 года он с тремя друзьями: моряком, отставным военным и школьным учителем — решил, дабы не прогореть в очередной раз, найти беспроигрышное направление в узкорегиональном бизнесе. И нашел — снабжение лесопромышленного комплекса области. Новоявленная фирма «Титан» занялась поставкой так называемых балансов (это бревна, которые потом идут на целлюлозу) на Соломбальский ЦБК, гнала с нефтезаводов дизтопливо и другие ГСМ для лесников, отправляла целлюлозу в Молдавию, а оттуда на Север вагоны с продовольствием — снова для лесников. Стоит сказать, что поставки ГСМ в Архангельской области — дело весьма прибыльное и практически беспроигрышное, так как своих энергоресурсов у региона нет, газ — и тот привозной. А учитывая, что область всегда считалась всесоюзной лесопилкой, прогореть, работая на эту отрасль, при грамотном ведении бизнеса очень сложно.
Через некоторое время «Титан» уже поставлял уголь и мазут на Котласский и Архангельский ЦБК, вытеснив оттуда московских поставщиков (его мазут и сейчас самый дешевый в области).
Когда Крупчак рассказывает о приходе своей команды на упомянутый АЦБК, он называет это: «Просто вляпались». Крупнейший в стране комбинат был и крупнейшим должником: все счета арестованы, задолженность $200 млн., 98% расчетов за продукцию шли по бартеру (это при том, что целлюлоза на мировом рынке постоянно росла в цене), задолженность по зарплате — полгода. Кроме того, у АЦБК было 11 «дочек», занимавшихся снабжением и сбытом, которые последовательно перепродавали друг другу все — от сырья до целлюлозы, соответственно взвинчивая цены.
Крупчак вспоминает, что ситуация была такова: или он будет разорен (так как на АЦБК в долг его фирма поставляла огромное количество сырья и энергоресурсов), или случится чудо. Он пошел ва-банк, вложив колоссальные средства: в 1997 году на аукционе с помощью иностранных партнеров «Титана» купил выставленный государством на продажу 20-процентный пакет акций комбината. Теперь (то есть с осени 1997 года) у него «контроль», и АЦБК пережил настоящую революцию — новый хозяин поменял руководство, собрал «дочек» в единое предприятие, разорвал все заключенные ранее договоры, вплоть до поставки рабочей одежды, и заключил новые с другими партнерами. Крупчак вместе со всей командой практически переселился на комбинат, так как работать приходилось круглосуточно.
В итоге, если еще в 1998 году, когда комбинат уже потихоньку становился на ноги, балансовый убыток АЦБК составил более 42 млн. рублей, то в 1999 году комбинат получил прибыль около 500 млн. Задолженности по зарплате нет, средний заработок достиг 5,5 тысячи рублей (это приблизительно в два раза выше, чем в среднем по области). Задолженность по налогам тоже погашена. В 1999 году комбинат заплатил налогов 1,4 млн. рублей.
На вопрос, как им удалось поднять АЦБК, Крупчак отвечает: «Мы больные, пашем круглосуточно»,— что подтверждают те, кто с ним работает. Водители Крупчака от него сбегают, а те, кто остается, перешли на двухсменную работу. Менеджеры стонут и жалуются на бешеный темп работы и импульсивность «олигарха», но зубами держатся за свои места. Крупчак сам подает пример: в прошлом году, играя с директором АЦБК в теннис, он повредил ногу, но уже через день после операции выступал на рабочей группе Минэкономики в Москве.
В Архангельске существует некий собирательный образ человека из «команды Крупчака». Средний возраст менеджера 23—24 года. Ректор АГТУ Олег Соколов признается, что Крупчак снимает сливки с каждого выпуска, заранее подбирая лучших студентов и выделяя им свою стипендию.
Еще есть «квартал Крупчака» — современный бизнес-центр, выросший из некогда разоренного (с замороженной канализацией и выбитыми стеклами) старого корпуса гостиницы «Двина», фешенебельный супермаркет европейского уровня, кафе, названное в честь дочери «Полина», центральный универмаг.
Говорят, мэр Новодвинска, где расположен АЦБК, пообещал: если Крупчак спасет комбинат, город будет назван его именем — Крупчаковск. Обманул.
Что касается взаимоотношений с региональной властью, то Владимир Крупчак старается быть от нее подальше и все проблемы решать самостоятельно. Говорит, главное — чтобы не было врагов. Власть, в свою очередь, его тоже не трогает — боится осложнить отношения с самым крупным налогоплательщиком. Однако местные правоохранительные органы держат его в некотором напряжении, и если появляется повод осложнить Крупчаку жизнь, это делается. Так, года четыре назад Крупчак был задержан на три дня за ношение газового пистолета (хотя разрешение у него имелось) и помещен как был (в клубном пиджаке с блестящими пуговицами и при галстуке) в камеру. Милиционеры потом вспоминали, что такого кошмара они не помнят: Крупчак сразу потребовал у них несколько ведер воды и тряпки и вместе с сокамерниками отмывал место пребывания. Это задержание кончилось тем, что он попал в больницу с инфарктом.
После прошлогоднего покушения (самодельное взрывное устройство большой мощности было подброшено к воротам его дома в самом центре Архангельска, но хозяин появился уже после взрыва) Крупчак передвигается на бронированном джипе в сопровождении двух «лендкрузеров». О причине покушения в его команде туманно намекают, что происходит передел собственности в лесоперерабатывающей промышленности. В народе же уверены, что это «московские» решили заняться архангельским лесом.
У Крупчака двое детей. Дочь Полина семнадцати лет заканчивает школу, а сыну Даниилу 11 месяцев. Жена Галина, врач по образованию, сейчас хозяйка салона красоты. Они живут в небольшом двухэтажном доме довольно замкнуто, при этом «олигарх» объявил свое жилище зоной, свободной от бизнеса. Хотя известно, что Крупчак в принципе не умеет отдыхать. В первый раз за много лет в прошлом году поехал на неделю на Кипр полечить больную ногу.
Моряк, красивый сам собою

— Кравченко — это фигура! В любом смысле! — так говорят местные жители о гендиректоре Архангельского морского торгового порта. С виду импозантен, крепок, с аккуратной бородкой и усами и вечной трубкой — будто только что сменил белый капитанский китель на дорогой костюм. Дамы при виде такого душки должны падать в обморок. Впрочем, от него стонут и многие региональные чиновники: если что-то понадобится — не отстанет. Сергей Кравченко, по мнению коллег, один из самых агрессивных бизнесменов Архангельска.
В 1996 году бывший моряк, а в то время коммерческий директор порта, Кравченко на внеочередном собрании акционеров был избран гендиректором. Форум был инициирован одним из крупных акционеров порта — фирмой «Ленстройматериалы». Совет директоров (20% акций владеет администрация Архангельской области, 20% — Фонд имущества, у местной торговой компании «Ноарт» и «Ленстройматериалов» всего 25%, у самого Кравченко — 0,8%) решил тогда заменить старого гендиректора: порт катастрофически снижал объемы грузооборота, железнодорожные тарифы росли, увеличивались расценки на услуги порта. Стало выгоднее работать через Прибалтику, Мурманск и Финляндию.
Кравченко считал, что тарифы на услуги надо не взвинчивать, а хотя бы заморозить. Заморозили, но поздно. Тогда акционеры и прекратили полномочия старого директора. Когда Кравченко узнал о готовящемся собрании, то, дабы совесть была чиста, пришел к бывшему шефу и предупредил его. Тот, говорят, не поверил.
Сегодня возрождение порта связывают с именем Кравченко. Он разработал программу санации порта, включавшую ликвидацию убыточного подсобного хозяйства и отделение малорентабельных предприятий.
Рассказывают, что в 1996 году, сразу после своего назначения, на одном из совещаний губернатор Ефремов сказал: «Определяющая отрасль для области — целлюлозно-бумажная промышленность. Второе — ВПК. Напилим досок, наварим целлюлозы». Кравченко спросил: «Напилим-наварим, а как повезем?» Ефремов озадачился. Потом под напором Кравченко сдался — порту дали льготы по оплате электроэнергии, выделили компенсацию из областного бюджета за пригородные перевозки. Дали денег из бюджета на ремонт ледокола.
Неугомонный Кравченко продолжал трясти администрацию — таскал с собой губернатора и начальников департаментов по Белому дому и министерским кабинетам. В Министерстве транспорта сдались и сказали, что дарят Архангельскому порту 10-процентную скидку на железнодорожные тарифы для клиентов. Одновременно Кравченко установил гибкую систему скидок на услуги порта — до 45%.
Привлекли и гуманитарные грузы. В декабре 1998 года Минторговли распределяло, через какие порты пойдет гуманитарная помощь (для любого порта это очень выгодный заказ: гарантированная работа, которую оплачивает государство). Сначала Архангельску выделили «ноль». Через два месяца, после того как Кравченко замучил все министерства, которые могли бы повлиять на ситуацию, ему «скинули» четыре парохода. Два из них пришли в праздник — 1 мая. Объявили аврал. Разгрузили. С тех пор «гуманитарку» шлют регулярно.
Появились крупные клиенты, среди которых РАО «Норильский никель», который завлекли как раз скидками.
Причину успеха Кравченко местные чиновники видят в его управленческом даре и неугомонности. Многие морщатся: «Кравченко, конечно, молодец, и мы все рады ему помочь, но лучше бы его видеть пореже. Замучил».
В Архангельске Сергей Кравченко живет в двухкомнатной квартире, ездит на стареньком «Ауди-100» или на служебной «Волге». Отдыхает у матери в Литве. На работе — с восьми утра и до бесконечности.
Несколько лет назад Кравченко развелся с женой и теперь считается завидным женихом.
Ювелирная работа

Сначала вы попадаете в сказочный по роскоши ювелирный магазин, стилизованный под Древнюю Грецию. Путь в кабинет хозяина лежит через анфиладу — колонны, зеркала, раритетная коллекция камней. За массивным столом, упираясь взглядом в противоположную стену, разрисованную под древнегреческую площадь, вас встречает хозяин — 41-летний Дмитрий Таскаев. Он элегантен, взгляд его ироничен и слегка снисходителен. Он рад вас видеть — похоже, ему скучно в этих стенах, и он постоянно поглядывает на «древнегреческую площадь».
Между тем перед нами, как утверждают местные чиновники и бизнесмены, «темная лошадка». Про которую, однако, известно, что это один из самых успешных бизнесменов области. Он ведет свой бизнес очень грамотно, но понять, как именно, не может никто. Сам Таскаев на вопрос об этом отвечает любимой фразой: «А умище-то куда девать?» И хотя активы его компании по сравнению с теми, о которых было рассказано выше, невелики, стиль руководства Таскаева, по общему мнению, позволяют причислить его к ведущим бизнесменам области. Кроме того, Таскаев — заметная политическая фигура, руководитель местного отделения Союза правых сил.
В 1991 году школьный учитель Таскаев решил бросить школу и уйти в бизнес — зарабатывать на жизнь. Перевалочным пунктом послужил обком комсомола, где Таскаев четыре месяца трудился инструктором отдела, а заодно избрался депутатом городской думы.
В 1991 году, когда стало ясно, что развивается рынок коммерческого телевидения с доходом от рекламы, Таскаев с друзьями создал новую телекомпанию. Без проблем, говорит, получили частоту. Вероятно, определенную роль сыграл статус депутата горсовета. Рассуждая о становлении компании, Таскаев обходит тему финансирования: «Нам просто помогли». Видимо, друзья — комсомольские вожаки, многие из которых в то время оказались во главе различных банков. Когда компания в 1994 году встала на ноги — ушел. По его же словам, надоело.
После этого Таскаев открыл ломбард (учредителями выступили местные банки). Одним из направлений работы фирмы была ювелирка. Вообще, в то время у русского человека было два способа сохранить таявшие от инфляции сбережения: доллары и золото. А поскольку торговать заложенными ювелирными украшениями было нельзя, то со временем появилось и новое направление в работе Таскаева.
В 1994 году открылся первый ювелирный магазинчик в центре города, который и стал началом фирмы «Карат». На вопрос, почему он не решился торговать, например, продуктами питания, Таскаев говорит: «Мороки много. За одним сроком хранения не уследишь».
По книжкам изучал теорию управления (сейчас он уверен, что сможет руководить чем угодно). Налаживал связи с производителями — московскими фирмами «Адомас», «Лукас», «Аскор». Цены в магазине держал, как говорит, хоть на копейку, но ниже, чем в других местах. Сейчас фирма «Карат» — это восемь торговых точек плюс роскошный ювелирный магазин в центре города. Многие московские магазины кажутся куда скромнее, чем таскаевский.
В Архангельске конкурентов у «Карата» тем более нет. При относительно невысокой покупательной способности населения ювелирные украшения расходятся хорошо. Интерес постоянно подогревается рекламными акциями: «Подвески королевы» (конкурс «Ответы на вопросы», победитель которого получил золотые сережки) или «Золотая лихорадка» (несколько дней шла распродажа золота со значительными скидками). Говорят, что люди занимали очередь до открытия.
Иногда кажется, что Таскаев ищет развлечений. Ему явно скучно в роскошном древнегреческом кабинете. «Прямо массовик-затейник, постоянно в игрушки играет»,— говорит про него один архангельский предприниматель. В числе из его любимых «игрушек» — благотворительная акция «Волшебник Изумрудного города». В таскаевскую газету «Вечерка» приходят письма от детишек, которые просят волшебника Гудвина о подарках. Каждую субботу приятель Таскаева, актер, переодевается в Гудвина, Таскаев берет фотоаппарат, и они едут по адресам вручать подарки.
Живет Таскаев в «родовом гнезде» — трехкомнатной квартире, где прошло его детство. Передвигается на личном «пежо» или служебной «девятке». Трижды в неделю ходит в спортклуб, где хозяйничает его вторая жена Наташа.
Похоже, Таскаев довольно внимательно относится к своей интеллектуальной и физической форме. Многие в городе знают его по фотографиям с конкурсов красоты «Мисс Архангельск» — в белом смокинге лежащим у ног финалисток.

Рейтинг бизнес-лидеров Архангельской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Владимир Крупчак$250 млн.Холдинг «Титан», АО АЦБК, АО «Архбум» (сбыт)
2Сергей Кравченко$80 млн.АО «Архангельский морской торговый порт»
3Дмитрий Таскаев$7 млн.АО «Карат»

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK