Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Учитесь плавать"

Даже самые богатые и влиятельные российские бизнесмены в условиях кризиса не могут противостоять финансовой нестабильности. В отечественном экономическом пространстве началась борьба за выживание. Правительственные кредиты при этом не являются для участников рынка гарантией спасения.    Миллиарды долларов, которыми сейчас государство щедро одаривает терпящих убытки бизнесменов, далеко не всем идут впрок. Только за прошлый месяц, когда некоторые производственные холдинги уже успели воспользоваться правительственными субсидиями, рост промпроизводства в стране сократился более чем в 10 раз и составил всего 0,6%. Предприятия металлургии и автопрома продолжают снижать выпуск продукции, а государственные кредиты лишь временно поддерживают на плаву катящиеся к банкротству предприятия. Такая ситуация сродни естественному отбору. Каждому из отечественных промышленных магнатов придется использовать все свои способности и доказать, что они добились своего положения благодаря личным качествам и эффективным методам ведения бизнеса, а не за счет сомнительного финансового состояния, случайно заработанного в неблагополучные 1990-е годы или административного ресурса в кремлевской администрации. Судя по всему, подобный марафон выдержат далеко не все, и некоторые звезды российского бизнес-олимпа будут вынуждены распрощаться со своими амбициями.
   Тачка на прокачку
   Одними из первых деньги у государства попросили и получили представители автопрома. Компании машиностроительного сектора, одного из самых отсталых в российской экономике, как никакие другие нуждались в поддержке правительства. До последнего времени ежегодный рост продаж авто на 20% обеспечивался в основном за счет лизинговых или кредитных схем. Когда резервы свободных средств на рынке истощились и большинство компаний столкнулись с проблемой дефицита ликвидности, процент машин, покупаемых в долг, упал почти до нулевой отметки.
   Российским автогигантам ничего не оставалось делать, кроме как обратиться к вице-премьеру Игорю Сечину с просьбой выделить средства для поддержания отрасли. «КАМАЗу» для спасения производства потребовалось 15 млрд рублей, а государственному АвтоВАЗу — 27 млрд рублей. Самыми значительными аппетиты оказались у группы «ГАЗ», глава правления которой Сергей Занозин попросил выделить не менее 45 млрд рублей. Долго ждать реакции со стороны государства не пришлось. «Останавливаться нельзя, иначе потеряем все, что восстанавливали последние 5—7 лет», — заявил президент Дмитрий Медведев.
   Впрочем, не всем отечественным автопроизводителям брошенный чиновниками спасательный круг в виде дотаций настолько необходим, как кажется. АвтоВАЗ, например, умудрился в октябре впервые за последние месяцы достичь положительной динамики продаж. «Калина» по сравнению с сентябрем прибавила 44%, а «Приора» — 2,3%. Сбытовые успехи дали повод руководству тольяттинского комбината увеличить собственные производственные планы на будущий год. В 2009 году с конвейеров АвтоВАЗа должно сойти на 15% больше «Калин» (всего 165 тыс.) и на 21,6% больше «Приор» (219 тыс.). Правда, как будет дальше изменяться спрос на отечественные авто, пока не ясно. Не исключено, что для стабилизации работы АвтоВАЗа чиновникам придется наложить некоторые ограничения на производителей иномарок, мощности которых находятся в России. Так, правительство уже запретило китайской корпорации Great Wall организовать в нашей стране промышленную сборку низкобюджетных машин, сохранив нижний сегмент рынка для АвтоВАЗа. Возможно, с некоторыми ограничениями столкнутся и существующие автокомбинаты, которые специализируются на сборке иномарок.
   Производители грузового автотранспорта оказались не в состоянии оперативно решить производственные проблемы. По оценке аналитика компании «ВТБ-Капитал» Елены Сахновой, производство грузовых автомобилей в октябре этого года упало сразу на 31%, что грозит стать антирекордом отечественной экономики. Более того, «КАМАЗу» пришлось сначала перейти на четырехдневную рабочую неделю, а затем вовсе отправить своих сотрудников в двухнедельный отпуск. По мнению эксперта ФК «Открытие» Кирилла Таченникова, в 2008 году завод в Татарстане по итогам года выпустит на 5% меньше автомобилей, чем годом ранее.
   Руководители ГАЗа также заявили о сокращении штатов. Они готовы пойти еще дальше своих коллег с «КАМАЗа». В октябре ГАЗ дважды останавливал производство на 10 рабочих дней, в результате чего недовыпущено 2 тыс. различных моделей «газели». С середины января на двух заводах ГАЗа — Нижегородском и Ярославском — рабочая неделя будет сокращена до трех дней. Столь радикальные антикризисные меры могут закончиться тем, что в будущем году еженедельный выпуск ГАЗа сократится с 1000 до 600 авто.
   Отрицательная динамика производства этих компаний может привести к тому, что чиновники, убедившись, что даже финансовые вливания не помогают отдельным автопроизводителям, откажутся помогать средствами отраслевым предприятиям. Так уже произошло в США. Американский Конгресс отклонил просьбу представителей «большой тройки» — General Motors, Ford и Chrysler — о предоставлении субсидий в размере $25 млрд, решив, что корпорации в силах самостоятельно преодолеть кризис.
   Молчание — золото
   Вслед за автопромом в карман государству решили залезть металлургические компании. Деньги металлургам понадобились, чтобы рассчитаться перед зарубежными финансовыми институтами по долгам, набранным задолго до кризиса. Отказ государства от помощи фактически означал, что владельцами крупных отечественных производств, российские акционеры которых заложили свои пакеты, становятся западные банки. Не желая передавать иностранцам предприятия стратегического назначения, правительство пошло навстречу бизнесу. В частности, алюминиевый гигант «РусАл», крупным совладельцем которого является Олег Дерипаска, получил от ВЭБа $4,5 млрд в качестве кредита для рефинансирования долгов, возникших при покупке блокпакета «Норильского никеля». Мера была экстренной. В ином случае «РусАл» не смог бы избежать дефолта по кредиту западного банковского консорциума и был бы вынужден отдать акции «Норникеля» иностранным инвесторам.
   Кредит владелец «Базового элемента» получил на год. Однако отсрочки на поиск средств для погашения государственного займа Дерипаске может оказаться недостаточно, особенно учитывая то, что привлеченные средства он не вложит в производство, а отдаст европейским и американским финансовым институтам. Будущий год и без этого ожидается более чем тяжелым. Причем металлургия, которая является крупной статьей дохода империи Дерипаски, рискует постарадать гораздо значительнее остальных отраслей российской промышленности. Уже сейчас крупные клиенты сокращают объемы закупок сырья на будущий год. Как следствие, металлургам приходится останавливать часть производства, чтобы избежать затоваривания складов. На встрече с вице-премьером Игорем Шуваловым совладелец «РусАла» даже предложил правительству выкупать у производителей излишки и направлять это сырье в специальную резервную копилку. Такая схема, по задумке представителей отрасли, должна стать альтернативой кредитам государственных банков под залог акций частных владельцев. Залоговый механизм пугает отечественных бизнесменов. Вопреки словам Дмитрия Медведева, пообещавшего не увлекаться реприватизацией, владельцы крупных промышленных заводов и комбинатов опасаются, что чиновники могут перевести на баланс правительства заложенные бумаги, если их собственники объявят дефолт по кредитам. Ответа от Шувалова или других представителей высшей власти страны Дерипаска пока не получил. По мнению экспертов, эта идея останется нереализованной. По словам аналитика ФК «УралСиб» Николая Сосновского, говорить о возможности государственного выкупа мало-мальски значительного объема производства металлургов не приходится: в стране не существует дополнительного рынка сбыта никеля и алюминия. Если правительство пойдет на уступку Дерипаске, процесс затоваривания складов остановлен не будет, просто мертвый груз в виде излишков металла будет принадлежать не бизнесменам, а государственным структурам. На их же плечи ляжет обслуживание нереализованных объемов. Залоговая схема гораздо проще — она не требует дополнительных расходов. Кроме того, акции, находящиеся временно в руках чиновников, послужат стимулом для бизнесменов, которые приложат все усилия для погашения долгов и сохранения своего имущества.
   До последнего времени относительно неплохая ситуация наблюдалась лишь в компании «Северсталь». Представители Алексея Мордашова говорили, что в условиях кризиса приостановят лишь программу по выкупу акций компании со свободного рынка. Экономия «Северстали» в таком случае должна была составить нешуточную сумму — $400 млн. Тем не менее даже такого резерва Мордашову не хватило для урегулирования финансовых проблем своего предприятия. В начале ноября «Северсталь» призналась, что без помощи государства не сможет расплатиться по еврооблигациям в феврале будущего года. На эти цели компания Мордашова хочет попросить у чиновников пока всего лишь около $250 млн. Вместе с этим «Северсталь» уже сократила на 25% свое производство в России, на 30% в США и на 35% в Италии. Аналитик Банка Москвы Юрий Волов уверен, что вынужденные меры, на которые пошли производители, окажут поддержку ценам, но сокращение производства, о котором было объявлено, по скорости и масштабности не имеет прецедента.
   Нефтяной дирижабль
   Конкретных прогнозов, помогут ли производству государственные кредиты, пока не стоит давать, пожалуй, лишь в отношении энергетической составляющей экономики. С одной стороны, Игорь Сечин уже дал понять, что только отечественная нефтянка нуждается в дополнительном финансировании на сумму в $100 млрд. Эти деньги должны быть направлены не столько на погашение долгов, сколько на реализацию новых проектов по добыче углеводородного топлива. Сверхприбыль, которую получают добывающие компании от роста цен на экспортном рынке, уже много лет оседает в правительственных фондах. Логично, если сейчас часть денег чиновники отдадут в распоряжение сырьевым холдингам, чтобы те справились со стагнацией в отрасли.
   С другой стороны, пока нефтяники не торопятся привлекать государственные доллары. Например, вице-президент и один из крупных акционеров «ЛУКОЙЛа» Леонид Федун назвал условия кредитования в ВТБ или ВЭБе «непонятными и невыгодными» и отказался от помощи чиновников. Из этого следует, что топливная промышленность надеется на собственные ресурсы. При этом увеличивать производство нефтяники не собираются — почти все компании заявили о пересмотре инвестиционных программ в сторону сокращения бюджетов. Ставить рекорды по добыче им нет нужды — все равно выручка от экспорта дополнительного сырья пойдет федеральным властям. Внутренние продажи топлива, ценообразование которых зачастую также регулируется чиновниками, начали падать, поэтому нынешних объемов выпуска горючего стране вполне хватит. Не исключено, что добывающие предприятия до конца кризиса впадут в некую спячку. Они не будут забрасывать правительство просьбами о помощи и не станут существенно увеличивать свои производственные показатели, что позволит им спокойно переждать общеэкономический коллапс.
   Крайне показательным в сложившейся ситуации выглядит девятимесячный отчет «Роснефти» по американским стандартам. Госкомпания в числе немногих счастливчиков рассчитывала обойтись без финансовой поддержки правительства под залог ее ценных бумаг. С одной стороны, это понятно — в ходе IPO «Роснефти» менеджерам холдинга, а также другим частным заинтересованным лицам, располагающим прямым влиянием на деятельность гиганта, не позволили приобрести более 1% акций компании. Правительство всячески подчеркивало, что намерено заставить своих представителей в правлении «Роснефти» по возможности придерживаться конструктивной, независимой точки зрения. С другой стороны, теперь у руководства нефтяного концерна фактически развязаны руки. На уровне межгосударственных отношений российский премьер-министр Владимир Путин приложил максимум усилий, чтобы выбить кредит на сумасшедшую сумму в $20—30 млрд у китайских банкиров для рефинансирования долгов «Роснефти». Однако даже когда переговоры с китайцами еще не подошли к логической развязке, «Роснефть» свободно пользовалась государственными дотациями, сохраняя при этом безупречную кредитную историю. По данным самой компании, в октябре—ноябре она «обеспечила привлечение краткосрочных кредитов от российских банков, контролируемых государством», на общую сумму в $4,5 млрд. Другими словами, когда кремлевская дружина пыталась заручиться поддержкой Поднебесной, она частично боролась за собственные бюджетные деньги — те, которые уже начала тратить «Роснефть». Руководство самой компании осталось в стороне — ему, в отличие от не скрывающих свои доли бенефициариев частных структур, не приходится рисковать собственными активами в виде акций, которые могли бы поступить в обеспечение государству. Более того, даже акции «Роснефти», находящиеся на балансе самой госкомпании либо ее дочерних предприятий, вероятно, не будут задействованы в процессе выдачи правительственных кредитов. Как заявила «Роснефть», около 10% бумаг, скопившиеся на депозитах ее аффилированных структур, должны пойти на листинг корпорации на одной из азиатских фондовых площадок. То есть это стратегический государственный ликвид, который будет разыгран среди инвесторов после преодоления кризиса. Будет странно, если примерно в середине следующего лета правительство объявит дефолт «Роснефти» и выставит на свободный аукцион пакет акций, находившийся в залоге. Отметим, что государственная нефтяная составляющая оказывается не только в более привлекательном финансовом положении по сравнению с тем же «ЛУКОЙЛом» или ТНК-ВР, но имеет еще и психологическое преимущество. Понимая, что в надежде на светлое будущее компании не придется рисковать собственными накоплениями, менеджеры «Роснефти» могут более свободно вести диалог с потенциальными западными кредиторами. Остальные участники нефтяного рынка, над которыми висит угроза возврата собственности государству за просроченные долги, вряд ли будут чувствовать себя комфортно, обсуждая условия кредита на обеспечение текущих расходов.
   Подводя итоги, можно отметить, что государственная финансовая поддержка может обернуться для ряда отечественных миллиардеров если не крахом бизнеса, то, по крайней мере, широким шагом назад. Многие предприниматели за последнее десятилетие в основном пытались добиться расположения политических кругов страны, забывая о насущных проблемах предприятий. Влиятельными игроками рынка им стать удалось, но в реальных эффективных менеджеров превратились лишь немногие. Например, Олег Дерипаска хотя и завоевал звание самого богатого человека России, по неофициальным данным, для предотвращения дефолта был вынужден обращаться к правительству. То же можно сказать и о Мордашове, и даже о считавшемся некогда «кремлевским кошельком» Романе Абрамовиче, один из российских активов которого — металлургическая группа «Евраз» — не так давно тоже попросила у государства $1,8 млрд для погашения долговых обязательств.
   Следующие три года будут для промышленности тяжелыми. В 2009 году, по базовому расчету Министерства экономики, стоимость барреля нефти в среднем не превысит $50. Из этого следует, что рост промышленности составит —2,4%, инвестиций в основной капитал —5%. Позитивных изменений стоит ожидать только в 2010 году, когда рост промышленности выберется за пределы отрицательных значений.
   В 2011 году ведомство Эльвиры Набиуллиной предполагает рост промышленных индексов на 2,4%. Правда, судя по всему, это оптимистический сценарий, рассмотренный ее министерством. Промышленные показатели могут оказаться еще ниже. Копилка государства, бережно охраняемая все последние годы от посягательств как частных бизнесменов, так и чиновников, ответственных за реализацию федеральных целевых программ, потихоньку истощается. По данным Банка России, объем золотовалютных резервов страны сократился с $600 млрд в августе до $453,5 млрд в середине ноября. Основная часть средств была потрачена на поддержание курса национальной валюты. За сентябрь—октябрь $57,5 млрд были израсходованы в рамках валютных интервенций, предпринятых в целях поддержки рубля. Еще на $30,1 млрд резервы снизились за счет переоценки, связанной с укреплением американского доллара, и $14 млрд составили средства, размещенные на депозитах во Внешэкономбанке для оказания поддержки коммерческим банкам, оказавшимся в сложном положении. Продолжая выдавать кредиты такими темпами и оказывая «гуманитарную помощь» крупным бизнесменам, погрязшим в долгах, государство довольно скоро может оказаться в ситуации дефицита свободных средств в своем распоряжении. Тогда канал поддержки чиновниками бизнесменов прекратится, и билета за доступ к казначейским резервам в виде залогового документа на переоформление правительственного кредита в обмен на акции предприятий будет уже недостаточно.
   «Абсолютно точно выйти из кризиса смогут не политики, а производственники, которые ни на месяц не упускали из виду реального положения вещей на собственных предприятиях», — полагает замгендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. По его мнению, если после завершения неприятных финансовых перипетий число отечественных толстосумов сократится в 2—3 раза, это будет только на благо экономике в целом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK