Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "В долгу у всех"

В 2003 году Европейский суд по правам человека вынес первое решение по иску вкладчика Сбербанка СССР и обязал Россию выплатить солидную компенсацию. Несмотря на созданный прецедент, российские суды по-прежнему отказывают в удовлетворении подобных исков и россияне вынуждены вновь и вновь обращаться в Страсбург. В скором времени к ним могут присоединиться и граждане Украины.

Выплата значительного внутреннего долга — дело затратное. А нельзя ли сделать так, чтобы и с долгами рассчитаться, и бюджет страны при этом не сильно нагрузить или, вообще, заставить платить другую страну? Оказывается, можно. По крайней мере, можно попробовать, решили в Киеве, особенно учитывая четкую позицию Европейского суда по правам человека относительно задолженности перед бывшими вкладчиками Сбербанка СССР.



Киевский дивертисмент
В середине января информационные агентства распространили следующие слова украинского премьера Юлии Тимошенко: . Комментируя слова Тимошенко в , представитель Министерства финансов России заявил, что никаких переговоров не ведется и, вообще, нет никакого повода об этом говорить. Однако сложно представить себе, что Украина откажется от попыток компенсировать затраты своего бюджета. Если переговорный процесс все же начнется, то, по мнению некоторых экспертов, России выгоднее согласиться с требованиями украинской стороны и перевести урегулирование этого вопроса с политических на экономические рельсы.
Очевидно, что в этом случае Сбербанк России не сможет остаться в стороне от требований, даже несмотря на то, что он не является правопреемником Сбербанка СССР, поскольку последний был не реорганизован, а ликвидирован. Украина в своих требованиях может заявить иск о признании ликвидации Сбербанка СССР притворной, имеющей в своем основании лишь желание уклониться от выплат по вкладам. По последним данным, возможные претензии украинская сторона оценивает в $26 млрд. Это составляет около 14% активов, 106% собственного капитала и 31% рыночной капитализации Сбербанка России. Денис Попов, аналитик компании , так комментирует возможные экономические последствия: . При желании сохранить контроль над банком, продолжает Денис, Сбербанк был бы вынужден значительно и надолго повысить долговое бремя (заимствовать ресурсы для покрытия претензии). Последствия этого были бы не смертельны, но очень болезненны (в частности, падение котировок акций). Учитывая специфику банковской деятельности и размеры банка, подобная ситуация могла бы спровоцировать ажиотажное изъятие сберегаемых в банке денег и финансовый кризис в стране. А в случае привлечения инвестиций возникли бы проблемы иного характера: сложности с поиском долгосрочного инвестора, потеря контроля над системообразующим банком страны. Однако аналитик подчеркивает, что все эти рассуждения сугубо гипотетические: . И действительно, как утверждают в Московской юридической корпорации, юридических оснований для требований к России о компенсации банковских вкладов у Украины на данный момент они не видят.
Чем же так опасна политическая составляющая возможных требований? Дело в том, что, если имущественный спор не будет разрешен мирно, в ходе переговоров, Украина может обратиться с иском в международный суд. Уже сейчас бывшая союзная республика заявляет свои претензии на 16,37% зарубежной собственности бывшего СССР, ссылаясь на то, что ею не был ратифицирован . Тяжелые переговоры между нашими странами идут не первый год, а не так давно Украина пригрозила обратиться с иском в суд ООН. Если же угрозы по поводу взыскания с России компенсации за банковские вклады не останутся просто аргументами в переговорах о цене на газ, то это может создать опасный прецедент.
Сейчас сложно предположить, на чью сторону встанет суд ООН. Но если он поддержит украинские требования, Россию ждет волна исков от бывших союзных республик, и в первую очередь от Прибалтийских государств. Эти страны неоднократно заявляли о необходимости компенсации за годы советской оккупации. Подсчет ущерба (в том числе и морального) еще не окончен, но уже сейчас суммы требований составляют десятки миллиардов долларов. Экс-президент Литвы, Витаутас Ландсбергис, являющийся сейчас членом Европарламента, в частности, заявил, что Россия должна компенсировать его стране средства, затраченные на выплаты вкладчикам Сбербанка СССР. Вслед за Прибалтикой о претензиях к России заявила и Грузия — она требует компенсировать стоимость военной техники и материальных ценностей, вывезенных с ее территории после развала СССР. России, официально признанной правопреемницей Союза, придется отвечать за действия своего предшественника. А это грозит обернуться серьезными проблемами как для экономики, так и для внешней политики страны.



Как мы докатились
Своеобразные — Беловежские соглашения, подписанные в декабре 1991 года, — помимо союзных государств определяли и имущественные отношения сторон. Так, 5 декабря 1991 года было опубликовано Заявление по внешнему долгу СССР, подписанное Межгосударственным советом по наблюдению за обслуживанием долга и использованием активов. Россия как правопреемница Советского Союза брала на себя обязательство выплатить все суммы по этому долгу, освободив бывшие республики СССР от каких-либо финансовых обязательств. При этом Россия становилась владельцем всего зарубежного имущества СССР. Отметим, что Украина отказалась ратифицировать данное соглашение, или, как еще называют этот документ, протокол о .
Однако помимо внешнего долга существовала и существует проблема долга внутреннего, а именно задолженность перед вкладчиками Сберегательного банка СССР. То есть, увлекшись процессом передела Союза, государства чуть не забыли о своих гражданах, которых было немало — порядка 260 млн человек, по данным последней союзной переписи населения. И в 1992 году бывшими союзными республиками было подписано Соглашение о принципах и механизме обслуживания внутреннего долга бывшего СССР. В Соглашении указывалось, что вновь созданные государства принимают на себя обязательства по погашению внутреннего долга СССР пропорционально остатку задолженности, числящейся на балансах учреждений Сбербанка СССР на территории этих государств. Предполагалось, что все расходы по погашению долга лягут на соответствующие государственные бюджеты. Все было бы хорошо и просто, если бы не одно : Соглашение было принято с одной оговоркой. Оговорка эта была инициирована Белоруссией и поддержана Украиной. Суть этого замечания в следующем: задолженность перед населением образовалась только потому, что союзные органы изъяли средства Сбербанка СССР из филиалов и отделений на территориях бывших республик СССР. Результатом подписания этого документа явилось то, что Россия фактически признала свою задолженность перед всеми вкладчиками Сбербанка СССР, если учесть, что — это в первую очередь Москва.
Следующий судьбоносный документ, призванный решить проблему возврата вкладов, был принят в 1995 году и назывался федеральным законом . Этим законом российское государство гарантировало восстановление и сохранение денежных сбережений, размещенных в Сбербанке СССР, и признавало их внутренним долгом Российской Федерации. В рамках исполнения данного закона Министерством финансов РФ была проведена инвентаризация вкладов и объявлена сумма долга: порядка 345 млрд рублей СССР. Из них на вкладах в Сбербанке — около 315 млрд рублей, на вкладах в организациях государственного страхования — около 29 млрд рублей и в государственных ценных бумагах — 800 млн рублей. Примечательно, что в целом на погашение задолженности российский бюджет выделил 410 млрд рублей, из которых в период с 1996 по 2007 год выплачено около 200 млрд. Получается, что за 1 советский рубль граждане России получат по 1,2 постсоветских рубля. Если же перевести эти цифры в понятные и близкие населению доллары, то выяснится, что на погашение задолженности выделено около $19 млрд, или, другими словами, установлен курс компенсации 18 советских рублей за доллар. Однако не стоит забывать, что упомянутые 315 млрд — всего лишь сумма долга, не учитывающая накопившиеся проценты, инфляцию, деноминацию, потерю покупательной способности и т.д. По различным оценкам, реальная сумма задолженности составляет от 11 трлн до 15 трлн рублей. В самом Сбербанке России предоставить информацию по объемам долга отказались.



Соседи тоже платят
Бывшие союзные республики также озабочены вопросами выплаты компенсаций по советским вкладам. Но на сегодня только две из них — Казахстан и Литва — полностью рассчитались со своими гражданами. И если Казахстан, выпустив для погашения долга специальные государственные ценные бумаги, заплатил лишь по $100 за 15 тыс. советских рублей, то Литва оказалась не в пример щедрее. На компенсацию вкладов было направлено почти 80% средств, полученных от прошедшей в стране приватизации. Таким образом, максимально литовские вкладчики получили по $2 тыс., а в среднем — по $960 на каждого кредитора.
Остальные же экс-республики СССР пока не спешат рассчитываться по старым долгам. Схема расчета размера компенсаций везде примерно одинакова и определяется исходя из первоначальной суммы вклада. Самый оптимистичный план выплат принят в Киргизии: там проблему долга планировали решить за 6 лет, уже к следующему году. Однако вследствие нехватки финансирования эти планы могут быть скорректированы. По сравнению с Азербайджаном, установившим для себя планку в 8 лет, и Молдавией, решившей растянуть выплаты аж на 15-20 лет, такой срок действительно не кажется очень долгим. В Азербайджане процесс грозит затянуться еще больше — там до сих пор окончательно не определены источники финансирования погашения долга. Белоруссия еще в конце 90-х пыталась расплатиться с вкладчиками, но смехотворно низкий курс обмена не позволил реализовать это благое начинание. Результатом должен стать новый указ президента Александра Лукашенко, который будет приближен к реальности. Совсем плохо дела обстоят в Грузии — там программа выплат компенсаций не смогла быть начата из-за отсутствия средств.
Наряду с Литвой одним из самых государств планирует стать Украина. Общая сумма долга вкладчикам Сбербанка СССР на Украине превышает $24,6 млрд. Эту сумму премьер-министр Юлия Тимошенко в ходе предвыборной гонки пообещала выплатить за 2 года. Однако возникают существенные сомнения в том, что эти сроки будут соблюдены. В 2008 году правительство выделило на компенсации 20 млрд гривен ($4 млрд), увеличив под эту цель расходную часть бюджета. Но в бюджете-2008, подписанном президентом Виктором Ющенко, собственно на компенсацию вкладов планируется потратить только около 8 млрд гривен. Причем 2 млрд из них будут направлены на погашение долгов по ЖКХ (такой способ компенсации предусмотрен законом). Недостающие 12 млрд гривен правительство рассчитывает получить от приватизации. Но в самом бюджете доход от нее запланирован в размере около 8,6 млрд гривен. Вот тут и пригодится Украине многолетнее бездействие российского Минфина, не предпринявшего абсолютно никаких шагов, чтобы заранее обезопасить отечественную экономику от возможных претензий.





Дождались


Правовой основой, гарантирующей восстановление сбережений граждан, в Сбербанке СССР, является одноименный федеральный закон, принятый в 1995 году. Понятно, что ни материальных, ни институциональных инструментов возвращения этих долгов на тот момент российское государство не имело. При этом хочу подчеркнуть: российское государство неукоснительно обслуживало и возвращало внешние долги СССР. В том числе долги, являющиеся продуктом циничного сговора между недееспособным и, по сути, сдающим собственную страну позднесоветским политическим режимом и его зарубежными кредиторами, заинтересованными максимизировать свои дивиденды от агонии этого режима. Стоит заметить, что государство, неукоснительно соблюдающее обязательства перед внешними кредиторами, сильно похожими на потенциальных противников, и пренебрегающее обязательствами перед собственными гражданами, вызывает сомнения в своей суверенности. На память приходит исторический пример: это называется . Притом, что ее обязательства перед населением не были столь явно юридически оформлены, а обязательства перед внешними кредиторами были результатом капитуляции в войне:
При этом, опять же, принятию закона 1995 года не было реальной альтернативы. Нельзя строить отношения собственности на реквизиции трудовых сбережений большинства населения. Даже если эти сбережения в условиях финансовой катастрофы государства. Иначе уж слишком бросается в глаза, что не вполне трудовые сбережения действующих элит в процессе этой катастрофы не сгорели, а даже некоторым образом умножились. Другое дело, что существуют инструменты, позволяющие не выплачивать эти сбережения наличными, раздувая бессмысленную инфляцию, а превратить их в некие ценные бумаги, деривативы, с помощью которых граждане (и их наследники) смогли бы участвовать в инвестиционном процессе, а государство получило бы возможность обоснованной инвестиционной эмиссии. Другое дело, что псевдолиберальные догматы руководителей нашего экономического блока не допускали использования таких инструментов, однако позволяли открыто радоваться тому, что наша судебная система успешно блокирует робкие попытки отдельных граждан добиться реализации своих законных прав.
В результате мы дождались пока еще только угрозы исков со стороны наших наиболее упертых противников. Которые получат как минимум политические дивиденды от самого процесса. Заметим, что по сравнению с демагогическими требованиями , под которыми всякая международно-правовая основа отсутствует, в нашем случае как минимум для подачи такого рода исков и бесконечной исковой пытки по отношению к Сбербанку, а в конечном счете — к российскому государству такие основания имеются. Ожидать милости к нам от этой публики не приходится. Все нынешние адепты радостно конвертируют свою политическую демагогию в формальные претензии к Сбербанку СССР. Опять же, если обязательства перед украинцами составляют треть от текущей капитализации Сбербанка, то обязательства перед россиянами, соответственно, не могут быть менее 120%. А если прибавить сюда еще казахов, белорусов, литовцев, узбеков?.. При этом признать обязательства перед украинцами и не признать их перед собственными гражданами не представляется возможным ни юридически, ни морально. То есть ситуация, с которой мы столкнулись, является результатом фантастической безответственности и авантюризма наших чиновников, обязанных по должности отвечать за обслуживание внутреннего долга. Это отношение к внутреннему долгу — генетическая основа мировоззрения наших постсоветских либеральных реформаторов, для которых — это не экономическая концепция, а геополитическая ориентация. В результате мы теперь получим иски от их единомышленников по геополитической ориентации. Неужто опять пронесет?
Михаил Леонтьев, главный редактор





Частное с минусом


Алексей Голубович, председатель совета директоров компании :
Во-первых, присвоил ли Сбербанк РФ вклады (или их часть), принадлежавшие вкладчикам Сбербанка СССР — гражданам Украины?
Во-вторых, если Сбербанк РФ фактически присвоил некоторую часть украинских вкладов (без , а вследствие принудительного раздела баланса Сбербанка СССР на и части), то можно ли определить, кому и в каком объеме Сбербанк РФ должен вернуть средства, чтобы не нанести ущерб тем вкладчикам, которые потеряли сбережения в части советского Сбербанка?
Ответ на первый вопрос лежит в основном в сфере бухгалтерии: из разделительных балансов Украинской и Российской республиканских контор Сбербанка СССР следует, что после разделения баланса Сбербанка СССР между его подразделениями, ставшими впоследствии Ощадбанком и Сбербанком РФ соответственно, не существовало никаких обязательств российского Сбербанка перед украинскими вкладчиками, открывавшими во времена Украинской ССР счета в Украинской республиканской конторе Сбербанка СССР.
Прямых обязательств перед Ощадбанком у вновь образованного Сбербанка РФ после раздела Сбербанка СССР также не было. Никакие средства украинских вкладчиков в российские подразделения союзного Сбербанка не перетекали. Кроме того, прямых обязательств Сбербанка РФ перед украинскими коллегами после раздела (1992 год) просто не могло быть, исходя из существовавшей в начале 1990-х системы межбанковских расчетов, основанной на МФО (межфилиальных оборотах), которая осталась со времен СССР и не предполагала наличия корреспондентских счетов республиканских контор Сбербанка друг у друга. Если бы долг и существовал, он мог бы быть оформлен только по цепочке Сбербанк РФ — Центробанк РФ — Национальный банк Украины — Ощадбанк — украинские граждане. Ни один из этих банков у себя в балансе такого долга пока найти не смог. Весь период после 1992 года это не вызывало никаких вопросов у профессионалов (включая профессионального банкира, бывшего главу Национального банка Украины В. Ющенко), поэтому возникновение претензий сегодня выглядит странно. Тем более что такой бухгалтерски нигде не зафиксированный Сбербанка РФ перед Ощадбанком через 15 с лишним лет не может быть оспорен в арбитражном суде.
Ответ на второй вопрос связан с применимостью к ситуации 1991-1992 годов методик финансово-экономических расчетов, с помощью которых можно определить, сколько потеряли украинские вкладчики из-за блокировки и последующей девальвации их вкладов в Украинской республиканской конторе Сбербанка СССР. Предположим, я жил в Украинской ССР и имел крупный вклад в советских рублях в отделении Сбербанка СССР Украинской республиканской конторы. Если в 1991 году, до распада СССР, эта контора мой вклад заблокировала, я не смог его снять до появления на ее месте Ощадбанка, а потом обнаружил, что вместо советских рублей на моем счете возникли украинские гривны, то кто и как может посчитать и доказать в суде объем моих потерь? Ведь Сбербанк РФ не имел со мной никаких отношений и не мог получить выгоды за счет моего вклада. Советские рубли превратились в гривны в 1992 году исходя из курса, установленного властями независимой Украины (естественно, безотносительно к обменному курсу российского рубля). Девальвация моего вклада на Украине (в 10, 20 или 100 раз — я пока не знаю точно) никак не соотносится с девальвацией средств вкладчика Российской республиканской конторы Сбербанка СССР, то есть я не могу претендовать на такую же компенсацию, как мои российские товарищи по несчастью. Единственным банковским учреждением, в которое я могу направить свои претензии, является Ощадбанк, юристы которого могут послать меня (при хорошем отношении с их стороны) только в Национальный банк Украины, у которого, по-видимому, еще нет даже методики для оценки экономической обоснованности моих претензий.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK