Наверх
28 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "В нашем доме поселился замечательный сосед"

Деньги к деньгам, метры — к метрам (это я к тому, что жилплощадь по наследству получают те, у кого этих квартир — как у нас бывших премьеров), машины одного цвета группируются на стоянках по неведомому закону притяжения вместе, ну а истории о соседях тянут за собой новые байки о наших ближних по лестничной клетке.Только в прошлом номере я рассказал историю, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем из-за скважины и собачки, как вот уже на подходе очередная драма.
Все проблемы сводятся, собственно, к одному: соседи всегда делают что-то такое, чего вы себе позволить не можете. Какие, к чертям собачьим, гости и танцы до трех часов ночи, если завтра вам в девять надо быть в офисе. А сейчас вы лежите и прислушиваетесь к немелодичному исполнению народной песни «Шумел камыш» на вечно живую тему, а именно — утрата девицей невинности. У меня над головой упало что-то тяжелое, женщина рассмеялась, и песня грянула с новой силой. «А поутру они проснулись, кругом примятая трава…» Лично мне кажется, если уж случился грех — то его лучше бы скрыть. Но именно об этом наши девушки и голосят громче всего: «Ах не одна коса примята, примята девичья краса!»
Я повернулся на бок и крепко зажмурился. Казалось бы — приличный дом, консьержка с вязальными спицами и колбасой. Но кто его знает, что придет в голову этим пчелам. Днем они изображают европейцев с иномарками (тут в мощном хоре сверху прорезался бас моего соседа, менеджера по продажам в известной фирме), а вечером лопают селедку «под шубой» и поют народные песни. Тут наверху начали быстро бегать и двигать мебель — похоже, решили поиграть в салочки, сшибая на бегу стулья. Я вспомнил, как много лет назад мой бывший начальник Игорь Бельков жаловался своим подчиненным, что не может спать — за стеной каждую ночь кричит женщина. «Вашей жене плохо?» — участливо спросил он как-то утром соседа, из квартиры которого и доносились душераздирающие вопли. «Да что вы, ей очень хорошо!» — заверил тот. Кстати, выгнали Игоря Анатольевича за то, что он заснул в кабинете главного, когда тот объяснял коллективу, что пришло время бороться за дисциплину.
Тем временем наверху затянули песню про бродягу, бежавшего из тюрьмы. Причем тюрьма парнишку не исправила — сразу по выходе он спер чужую лодку. «Бродяга к Байкалу подходит, рыбацкую лодку берет, унылую песню заводит, про родину что-то поет». «Он еще и патриот», — изумился я. Далее следовал эпизод про встречу с маманей. Выясняется, что брат героя тоже давно в тюрьме, а батя странным образом помер. Ну семейка… Ну народ-богоносец… С этими мыслями я отчалил в страну грез.
Утром, когда я уже пил кофе и слушал новости, в дверь позвонили. На пороге стоял сосед с верхнего этажа — злой человек в вафельном халате. «Ты что, ошалел — в семь утра включать телевизор на полную мощность?» — заорал он.
Ну что вам сказать… Каждый из нас — слишком хорош для этого мира.
Тут я вспомнил замечательный учебный фильм о правилах хорошего тона в Англии. Одна и та же ситуация разыгрывалась дважды. Первый раз герои вели себя так, как им было естественно себя вести. Второй — действовали по правилам английского этикета. Сюжет крутился как раз вокруг слишком громко включенного телевизора. «Нельзя ли потише?» — рявкал хмурый тип в первом варианте. Сосед злобно захлопывал дверь у того перед носом. Зато реплику во втором варианте, которая произносилась со сладчайшей улыбкой, я долго не мог понять. Наконец осилил: «Не находите ли вы, что разделяющая нас стена слишком тонкая?» Чего-чего? «Не находите ли вы…» При чем тут тонкая стена? А-а, туго сообразил я. Осталось только заявиться с такой фразой к соседям и постараться, чтобы вас не сдали в Кащенко.
У одной моей знакомой соседи хранили со стенкой — как раз рядом с ее кроватью — неразорвавшийся снаряд. Зачем — неизвестно. У других моих друзей дедушка перепутал штепсель от кипятильника со штепселем от чайника. Чаю дед не дождался, заснул. Из пылающей кухни его вынес на руках зять в дымящейся тельняшке.
Все соседи плохи, но верхние хуже нижних. У Гаврикова долгое время наверху жил гражданин, зарабатывавший разведением и продажей рыбок. С пола до потолка его квартира была заставлена аквариумами. В один роковой момент его бросила любимая девушка, парень принял на грудь и от отчаяния раскокал все аквариумы. Затопил три этажа внизу.
Роковое событие случилось недавно с товарищем по работе Злыдниковым. А ведь началось все с тихого вечера и кино по видаку. Неожиданно в дверь позвонили. Злыдников распахнул дверь и обнаружил неизвестного ему гражданина в защитного цвета шортах и тапочках на босу ногу. Гражданин был отчаянно пьян. «Я вш-ш новй с-сед», — глотая гласные, сказал он и упал в злыдниковскую прихожую. Тот не стал говорить: «очень приятно», а поставил гражданина вертикально и грубо спросил: «Чего надо?»
Чего-чего… Надо.
Надо сказать, что с соседями Злыдникову не везло, как и большинству из нас. До этого у Злыдникова в соседях был горький пьяница, чреватый бытовыми катастрофами: наводнениями, пожарами, газовыми атаками. Потом он исчез. Некоторое время за стеной было тихо. И вот — пожалуйста. Заноси, дубль два.
— Вт ты с-с-спршвшь, отчего я пью! — неожиданно длинно высказался сосед.
— Я не спрашиваю, — злобно сказал Злыдников.
— А вдь у мня бртик сгрел. Младший. Когда мне три гдика бло.
Злыдников вывел соседа на лестничную клетку и закрыл дверь.
Через минуту звонок заголосил снова.
— В дм п-сть не могу, — объяснил сосед, показывая на закрытую дверь.
— А я при чем? — поинтересовался Злыдников.
— Пзвнить!
Минут десять сосед колдовал над телефоном. Дрожащий палец не хотел встречаться с кнопкой. Злыдников замучился смотреть на это жестокое зрелище и, оставив соседа в комнате, вышел заварить себе чаю.
Когда он вернулся в комнату, сосед смотрел его телевизор и вообще пребывал в хорошем настроении.
— Позвонил? — грубо спросил Злыдников.
— Ну вот, счс нчнутся уреки, пдзренья… —Сосед начал щелкать пультом телевизора, но тот отчего-то не поддавался.
— Я спрашиваю — позвонил?
— Щс прдут, — сказал сосед и направился к телевизору.
— Эй! Стоп! — заорал Злыдников.
Но поздно, как говорила девушка Маша из повести «Дубровский». На подходе к телевизору сосед споткнулся и повалился на дорогостоящий экран «метр десять на восемьдесят». Экран плавно соскользнул со столика…
Злыдниковский вопль смешался с грохотом падающей дорогостоящей техники.
Главное, этот гад в майке даже не порезался. Мускулистой рукой Злыдников извлек его из-под осколков стекла и обломков трубочек, проводочков, пластика.
— Бывает! — развел тот руками, вися над горой, которая еще недавно была дорогостоящей импортной техникой.
Мог ли Злыдников не дать ему в глаз, скажи, читатель?
Нет, конечно, не мог. Этого требовала если не логика, то хотя бы отчаяние и жалость к телевизору.
Он вынес соседа на лестничную клетку, прислонил того к двери и…
И ничего не случилось. Потому что сосед забился в руках Злыдникова, как золотая рыбка, и неожиданно отчетливо закричал:
— А только тронь! Я ваш новый участковый.
Злыдников опустил кулак. И правильно сделал. На улице завыли сирены. И скоро в подъезд влетел наряд милиции.
С веселым криком: «Опять захлопнулся, Леха?» — милиционеры начали ломать дверь.
Через пять минут они занесли заснувшего на лестничной клетке соседа в квартиру.
— А вы так и оставите дверь открытой? — осторожно спросил Злыдников.
— А кто ж туда сунется? — резонно ответили менты.
Все-таки какая взаимовыручка и поддержка, подумал я, когда Злыдников, чуть ли не плача, рассказал мне эту историю (тем более что деньги на телевизор он занял у меня). И уж совсем непонятно, куда делся алкаш из этой славной квартирки на «Соколе», в которую потом заселился участковый Злыдникова.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK