Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "«В свободном падении»"

Бывший представитель США в ООН Джон Болтон о слабости президента Джорджа Буша и адекватной неоконсервативной внешней политике.

До конца 2006 года 59-летний Джон Болтон был представителем США в ООН. В правительстве Буша он считался одним из лояльных «ястребов». Его книга Surrender is not an Option («Капитуляция — не решение») вызвала в Соединенных Штатах большой резонанс.



«Шпигель»: Г-н Болтон, вы были одним из доверенных лиц президента и «ястребом», выступавшим за войну в Ираке. В своей книге вы с чрезвычайной резкостью критикуете Джорджа Буша. Почему?
Болтон: Его внешняя политика находится в свободном падении. Действует президент вопреки собственным оценкам и инстинктам, под влиянием госсекретаря Кондолизы Райс. Ее голос доминирует, он практически единственный, который слышно, когда в этом правительстве речь заходит о внешней политике.
«Шпигель»: Но большинство специалистов оценивают ситуацию иначе: в Вашингтоне Кондолизу Райс считают, скорее, слабым и не очень-то эффективным политиком.
Болтон: Вот в это я не верю. Райс превратилась в рупор либералов из числа карьерных дипломатов в МИДе. И поскольку президент занимается исключительно Ираком, он допустил, чтобы чиновники смогли поставить Райс под свое влияние. Он недостаточно контролирует ее — и в этом ошибка.
«Шпигель»: Может быть, дело в том, что президент не очень прислушивается к неоконсерваторам, к числу которых относитесь и вы?
Болтон: Но ведь вице-президент Ричард Чейни еще на месте. А вот представление, будто неоконсерваторы были уж настолько влиятельны, — это легенда. Нас было человек пять или шесть. Я себя, например, к неоконсерваторам не причислял бы. Я — за Америку.
«Шпигель»: Вы утверждаете, что новая, сдержанная внешняя политика угрожает безопасности Америки.
Болтон: Конечно, ведь, к примеру, Северная Корея сможет сейчас свое ядерное оружие сохранить. А иранцы от наших собственных спецслужб получили сигнал, что они могут делать, что пожелают…
«Шпигель»: …Вы имеете в виду тот отчет спецслужб, согласно которому Иран в 2003 году приостановил свою программу разработки ядерного вооружения…
Болтон: …Именно его, и всего спустя 12 часов после обнародования этого отчета стала известна реакция Тегерана. Они, оказывается, сидели и напряженно размышляли: какой такой хитрый трюк выдумали американцы на этот раз? Они сначала и поверить не могли, что спецслужбы написали такое. А потом, конечно, объявили себя победителями.
«Шпигель»: Прежде вы высказывались за военную интервенцию в Иране. Она по-прежнему остается, на ваш взгляд, одним из вариантов?
Болтон: Да, потому что у меня нет такой уверенности, как у спецслужб, что Иран остановил свою программу ядерного вооружения. Здесь произошло нечто совершенно обратное тому, что постоянно утверждалось в отношении Ирака: что якобы вице-президент Чейни вынудил бедные спецслужбы исказить информацию. А тут получилась политизация с другой стороны. Люди из спецслужб, имеющие политические убеждения, принялись делать свою собственную политику.
«Шпигель»: И где при всем этом находится президент? Он что, марионетка?
Болтон: Ну посмотрите хотя бы на нашу политику в отношении Кореи. Северная Корея совершенно явно была причастна к созданию атомной установки в Сирии, которую разбомбил Израиль. Пхеньян нарушает свои обещания, а США продолжают вести с ним переговоры.
«Шпигель»: Ну и какова альтернатива? Сбросить бомбы на Пхеньян?
Болтон: Я не бегаю по миру в поисках возможности начать войну. Решением было бы воссоединение Кореи. Влияние на Северную Корею мог бы оказать Китай, поскольку он поставляет туда 80% всей потребляемой энергии. Значит, нужно, чтобы США посильнее нажали на Китай, чтобы Китай нажал на Северную Корею.
«Шпигель»: Вы когда-либо сомневались в том, что война в Ираке — верное решение?
Болтон: Верным было решение свергнуть Саддама. Режим сам по себе был угрозой. Но нам следовало намного быстрее вернуть страну в руки иракцев и сказать им: это ваша страна, так что думайте сами, как ею управлять.
«Шпигель»: Как по вашему мнению, увеличился ли уровень безопасности в мире в результате войны в Ираке?
Болтон: Да, у Ирака оружия массового уничтожения не будет никогда. И был еще побочный эффект, состоявший в том, что Муаммар Каддафи отказался от собственной ядерной программы. Когда он увидел, что произошло с Саддамом, он — конечно, ошибочно — подумал, что следующим будет он.
«Шпигель»: Как видно, вас не мучают сомнения в пользе решений Америки, принимаемых без согласования с кем-либо, хотя авторитет США в мире от этого заметно пострадал. Это не ослабляет позицию США?
Болтон: Да нет, уже в 50-е годы французы резко отрицательно относились к нашим решениям — в частности, когда мы претворяли в жизнь щедрый план Маршалла. Потом на США наклеили ярлык злодеев в связи с Вьетнамом, а позже — из-за размещения в Европе ракет среднего радиуса действия в эпоху Рейгана. Свою внешнюю политику президент не должен ставить в зависимость от опросов в США и тем более от опросов за рубежом.
«Шпигель»: Какую внешнюю политику будет проводить следующий президент США?
Болтон: Если президентом у нас будет Хиллари Клинтон, то, скорее всего, Америка из Ирака уйдет, как и из Вьетнама ушла, и изолирует себя от мира. И через пару лет европейцы станут об этом громко сожалеть. Давайте посмотрим, на сколько лет американские солдаты еще останутся в Европе, если Америка захочет вернуть войска домой.
«Шпигель»: Это что — угроза?
Болтон: Нет, но ЕС теперь заявляет нам, что он в состоянии выступать на международной арене как сверхдержава. Тогда пусть себя так и ведет, например, в отношении поднимающейся России.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK