Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Вернуть доверие к корпоративной Америке"

Реальные реформы должен возглавить бизнес.Противодействие началось сразу и даже раньше. Еще до того, как Нью-Йоркская фондовая биржа (NYSE) выступила со своими далеко идущими предложениями о повышении стандартов корпоративного управления, главы компаний начали названивать ее председателю Ричарду Грассо (Richard A. Grasso). Потом пошли письма протеста — не менее десятка — от некоторых крупнейших представителей американского бизнеса, включая глав General Mills Inc. и AT & T.
Все они — члены Business Roundtable, элитной группы влиятельных бизнесменов. В начале мая глава Fannie Mae Фрэнклин Рэйнз (Franklin D. Raines) призвал своих собратьев по Business Roundtable выступить единым фронтом против намерения NYSE потребовать, чтобы компании ставили все опционные планы на голосование акционеров. В письме на имя Грассо председатель General Mills Стивен Сэнгер (Stephen W. Sanger) назвал эту идею «контрпродуктивной» и выразил мнение, что NYSE все больше вмешивается в эту сферу. На самом же деле комитет биржи по корпоративному управлению не стал затрагивать куда более спорную проблему реализации фондовых опционов, которая к тому же имеет и политический аспект, а выступил с этими гораздо более скромными рекомендациями.
Противодействие не было неожиданностью. Удивление вызывает то, что Business Roundtable, которая попыталась опередить биржу, выступив в мае со своими собственными, намного более расплывчатыми рекомендациями, пошла в атаку еще до того, как предложения NYSE были вынесены на обсуждение. «Все полученные мной письма были от представителей Business Roundtable, — говорит Грассо. — Но им придется учитывать отношение общественности к их позиции, а, честно говоря, если судить по картине на этой бирже, люди относятся к ней не очень хорошо».
Многие считают, что руководители американского бизнеса очень сильно оторвались от реальности и не видят, насколько меньше общество доверяет бизнесу сегодня. Едва ли не бесконечный поток плохих новостей, заставляющих думать, что халатность и небрежность менеджеров, а также должностные преступления — не редкость, подрывает жизненно важное для рыночной экономики доверие. С интервалом в восемь дней главам Tyco International Л. Деннису Козловски (L. Dennis Kozlowski) и ImClone Systems Inc. Сэмюэлю Уоксэлу (Samuel D. Walksal) были предъявлены обвинения в вопиющем обмане доверия и злоупотреблении служебным положением. А в Хьюстоне в это время присяжные решали судьбу Andersen Worlwide, некогда одной из наиболее уважаемых аудиторских фирм в стране, обвиненной в уничтожении доказательств по делу Enron. Этим скандалам предшествовал парад отставок глав компаний, включая Кеннета Лэя (Kenneth L. Lay) из Enron, Бернарда Эбберса (Bernard J. Ebbers) из WorldCom и Джона Ригаса (John J. Rigas) из Adelphia. Всем им пришлось уйти из-за злоупотреблений, некомпетентности или из-за того и другого вместе. В то же самое время другие бизнесмены не довольствовались гигантскими зарплатами и реализовывали за наличные свои не менее гигантские фондовые опционы — как раз накануне резкого падения котировок акций их компаний.
В своем недавнем выступлении в University of Michigan бывший госсекретарь США Джеймс Бэйкер III (James A. Baker III) сказал, что «гениальность капитализма в том, чтобы укрощать разрушительную человеческую жадность и превращать ее в собственный интерес — нечто известное нам как «стимул». Но в 90-е годы, когда все средства были хороши, жадность захлестнула все вокруг, потому что не существовало никакой системы сдержек и ограничений. Зато были аудиторские фирмы, с готовностью получавшие гонорары не только за аудит, но и за консалтинг, а также нештатные адвокаты корпораций, заинтересованные в сохранении своего бизнеса, и директора компаний, не сумевшие осуществить необходимый контроль как доверенные лица акционеров.
Не часто бывало, чтобы уважение к бизнесу и его «капитанам» находилось на столь низком уровне. Тем не менее, хотя кризис доверия все больше подрывает рынок и экономику, большинство в бизнес-сообществе хранят молчание. И более того, выступают против чрезвычайно необходимых реформ. «Я не могу понять противников реформ, — говорит глава финансового управления штата Нью-Йорк Г. Карл Мак Колл (H. Carl McCall), сопредседатель комитета NYSE — инициатора изменения корпоративных стандартов, и кандидат в губернаторы. — Это было бы полезно для корпораций. Их руководители смогли бы подняться во весь рост и заявить: «Мы намерены сделать все возможное для того, чтобы восстановить доверие и защитить ваши инвестиции». Противодействие разумным реформам лишь еще больше подорвет доверие к верхушке бизнеса.
Пока более всего на реформах настаивает не корпоративная Америка, а Уолл-стрит и торговые площадки, непосредственно зависящие от настроений инвесторов. Первым из крупных бизнесменов к реформам призвал Генри Паулсон (Henry M. Paulson), глава гиганта инвестиционного банкинга Goldman, Sachs & Co. По его прогнозам, в будущем фондовые опционы будут включаться в расходные статьи баланса компаний. Он также считает, что менеджеры компаний должны возвращать любые доходы от реализации фондовых опционов, полученные менее чем за год до банкротства. Обе эти идеи не приветствуются многими бизнес-руководителями. «Никогда еще за всю мою жизнь бизнес США не находился под таким пристальным наблюдением, — заявил Паулсон, выступая недавно в National Press Club. — Честно говоря, по большей части это вполне заслуженно».
Если бизнес-элита страны не осознает всю серьезность кризиса доверия, под угрозой окажется главная ценность бизнеса — свободная рыночная экономика, основанная на инвестициях, без жесткого регулирования и вмешательства Вашингтона. Вот почему бизнес должен идти в первых рядах реформаторов. «Вряд ли конгресс сможет что-нибудь здесь сделать, — считает Леон Панетта (Leon Panetta), бывший глава администрации Белого дома и еще один сопредседатель комитета NYSE по управлению. — В конечном итоге частный сектор сам должен регулировать себя».
Частично нежелание глав корпораций что-либо менять объясняется тем, насколько далеко зашло разложение. Пресса пишет о компаниях Enron, Global Crossing, Andersen, Tyco и WorldCom. Но это всего лишь наиболее видимые проявления значительно более глубоких и тревожных перемен в корпоративной морали. Если уж такая уважаемая компания, как IBM, получив $290 млн. от единовременной продажи одного из своих подразделений, включает эти деньги в статью доходов, чтобы раздуть итог, как это и сделала IBM в прошлом году, это значит, что нарушения — везде и всюду. Возможно, ничего незаконного IBM не сделала, но совершенно очевидно, что такой маневр вводит в заблуждение. Многие крупнейшие компании страны, от Microsoft Corp. до Xerox Corp., вынуждены были пересмотреть свои финансовые отчеты. В 1995—2000 годах число пересмотров неуклонно росло — с 50 до более чем 150 в год. А всего получилось 722 случая публичного признания того, что цифры были настолько неверны, что отчет надо переделывать. При сохранении нынешней тенденции (60 переоценок за первый квартал) только в этом году их будет уже 240.
Что же произошло с корпоративной этикой? Корни кризиса уходят во времена 20-летней давности, когда началась эпоха беспрецедентного процветания, превратившая глав компаний в культовых героев. Многие тогда опасались, что на американском рынке победят сверхэффективные японцы, а руководители бизнеса США способствовали превращению экономики страны в самую производительную в мире. Возвращение к основам бизнеса в сочетании с техническим прогрессом и расцветом предпринимательства привело к тому, что крупные бизнесмены стали героями. Был обеспечен свободный приток капитала в финансовую систему, фундаментом которой являлись доверие, стабильность, «прозрачность» и уверенность в честной игре на биржах благодаря системе контроля.
Никто не обогатился на этом буме больше, чем новые непобедимые главы компаний, получавшие в качестве компенсации все более солидные фондовые опционы. Это означало, что их успех и личный доход напрямую зависели от роста стоимости акций. Великий парадокс так называемой «революции акционеров» двух прошедших десятилетий состоит в том, что росли, и весьма значительно, власть, влияние и, конечно, доходы руководителей корпораций. Институционные акционеры хотели максимально сблизить свои интересы с интересами менеджмента, но при этом непроизвольно получалось так, что все больше богатств переходило от инвесторов к высшим менеджерам.
По идее, следить за тем, чтобы менеджеры действовали в интересах акционеров, должен совет директоров. Но директора, так же как и инвесторы, были загипнотизированы резким подъемом курса акций в 90-е годы. Недавно новый глава одной из испытывающих проблемы компаний в разговоре с консультантом по управлению пошутил о своем совете директоров, назвав его «аквариумом с мертвыми рыбками». Разъяренные акционеры многих компаний сегодня задаются вопросом: если бы рыбки были живыми, могло бы это что-то изменить?
Кажется, что свобода действий многих глав компаний вообще ничем не ограничивалась. В конце 2000 года совет директоров WorldCom, в отношении которой сейчас проводит расследование комиссия по ценным бумагам и биржам, одобрил предоставление $366-миллионного займа главе компании Эбберсу на урегулирование его проблем с личными инвестициями в акции компании. А совет директоров Tyco благословил выделение $20-миллионного бонуса одному из своих членов за содействие в приобретении CIT Group Inc., которую компания сейчас пытается сбыть с рук хотя бы за половину от заплаченных всего год назад $9,5 млрд.
Не считаться со все более громко звучащими требованиями существенных реформ — значит игнорировать фундаментальные проблемы, которые привели к широкому распространению финансовых махинаций и действий, продиктованных откровенной жадностью. «Примерно так же кардиналы твердят, что все дело с обвинениями в педофилии состряпано прессой, — говорит Джей Лорш (Jay W. Lorsch), профессор из Harvard Business School. — Средства массовой информации не создавали ни ту проблему, ни проблемы бизнес-сообщества».
Почему же не так много «капитанов» бизнеса готовы высказаться публично? Многие опасаются привлечь внимание к себе или к своим компаниям. «Они напуганы, — признает один из недавно ушедших в отставку руководителей компании, зарегистрированной на NYSE. — Они опасаются, что настанет и их очередь».
Другие просто не замечают проблемы. В частных беседах многие топ-менеджеры говорят, что компании, в которых разоблачения махинаций прозвучали так громко, — это нетипичные случаи, раздутые к тому же жаждущей сенсаций прессой. «Создается впечатление, что это ты сделал что-то плохое, — говорит один из них, пожелавший остаться неизвестным. — Есть некое ощущение причастности». Как он полагает, в результате специалисты по «коротким» продажам (продажа инвестором ценных бумаг, которых нет в наличии, в надежде на снижение цены. — «Профиль») и бизнес-репортеры ищут и набрасываются на любую компанию с малейшим намеком на непорядок в отчетности или излишества менеджеров.
Многие главы компаний подчеркивают, что большинство корпораций играют по правилам, а руководят ими честные люди. «То, что неверные шаги немногих бросили тень на остальных и подорвали доверие к бизнесу в целом, я полагаю, достойно сожаления», — говорит Джеймс Паркер (James F. Parker), глава Southwest Airlines Co.
Многие также думают, что рынок — сам по себе лучший регулятор и что у опасений инвесторов другие корни. Они утверждают, что популисты от экономики воспользовались примерами неблагополучия, чтобы начать законодательно регулировать то, что должно оставаться прерогативой самих компаний и рынка. Если инвесторы чувствуют нервозность и разочарование, упорно твердят многие топ-менеджеры, — это следствие массового краха Интернет-компаний, терроризма и вероятности ядерной войны между Индией и Пакистаном, а не этических проблем корпоративной Америки.
К счастью, исхода инвесторов с рынка не произошло. Индекс S&Ps 500 пока опустился на 10% — это плохо, но не смертельно. Но сохранение доверия чем-то напоминает дамбу на реке. Маленькие протечки могут быстро и неожиданно превратиться в губительный поток. Рыночная стоимость только Tyco уменьшилась на $100 млрд. Это больше, чем полная стоимость Enron. Несмотря на позитивные признаки в экономике, рынок все еще на спаде и плотина определенно дает течь. Об этом знают почти все — от вашингтонских политиков до институционных акционеров. «Если хотя бы 10% из того, что читаешь об Enron, — правда, это очень, очень большая проблема», — говорит Гэрри М. Янсен Крэмер-мл. (Harry M. Jansen Kraemer Jr.), председатель Baxter International Inc.
За скандалом с Enron и другими стоит разлагающее влияние фондовых опционов на корпоративную этику. Из-за них доходы верхушки бизнеса в 90-е годы выросли очень значительно. Но вся пагубность происходящего проявилась только с началом спада на рынке. Инвесторы теряли миллионы долларов, а топ-менеджеры как будто выигрывали деньги в беспроигрышную лотерею. Председатель ныне обанкротившейся Global Crossing Гэри Уинник (Gary Winnick) с 1999 года по ноябрь 2001 года продал акций своей компании на $735 млн. А председатель Enron Кеннет Лэй за последние три года — на $100 млн., публично отрицая факт сделок. То же происходило и в Tyco, где глава компании Козловски и его финансовый директор реализовали акций на $500 млн., потихоньку продав их самой компании, что помогло им избежать огласки.
Почему советы директоров позволили все это? «Директора благоговели перед Кеном Лэем [в Enron], пока стоимость акций шла в гору, — считает Уильям Джордж (William W. George), бывший глава Medtronic, разошедшийся со многими своими коллегами и выступающий за более прогрессивные реформы в корпоративном управлении. — Жадность правит бал». Директору нужна немалая смелость для того, чтобы бросить вызов главе компании, стоимость акций которой удваивается каждые два года или около того. Как говорит Лорш из Harvard Business School, «самый жуткий кошмар любого совета директоров — уход хорошего руководителя компании из-за того, что ему недостаточно много платили».
Многие злоупотребления и нарушения, ставшие очевидными в последние месяцы, явились прямым следствием того, что огромные богатства неожиданно стали доступны даже менеджерам средней руки. «Корпоративная ответственность — это в основном вопрос позиции человека, а эти позиции сильно изменились из-за настроений, господствовавших на рынке в 90-е, — говорит Пол Волкер (Paul A. Volcker), бывший глава федеральной резервной системы США. — Мы прошли путь от того момента, когда слова «жадность — это хорошо» произносились в шутку, до того момента, как люди стали воспринимать их как данность».
И если некоторые топ-менеджеры стремятся сохранить статус-кво, то это потому, что они от этого получают большую выгоду. Им не нужны реформы, в результате которых сократятся фондовые опционы или их влияние на совет директоров. Избежав участи Enron, многие компании все же манипулировали с показателями доходности, пускаясь во все тяжкие, чтобы соответствовать прогнозам экспертов с Уолл-стрит и «подогреть» стоимость акций. Немногие из них хотят подняться во весь рост и занять твердую позицию, зная, что и они у самой черты.
Кое-кто противится даже самым скромным реформам. Например, Томас Джеймс (Thomas A. James), глава зарегистрированной на NYSE Raymond James Financial Inc., публично возражает против того, чтобы большинство в совете директоров акционерных компаний открытого типа, живущих за счет капитала инвесторов, составляли независимые директора. «По-моему, — говорит Джеймс, — в этом нет никаких преимуществ». И в совете директоров его компании только 4 человека из 13 не имеют с ней ни деловых, ни семейных связей. Поразительно, но примерно четверть компаний на NYSE, включая страховую компанию American Financial Group Inc. и занимающуюся высокими технологиями EMC Corp., все еще считают своим преимуществом небольшое число независимых директоров.
Одновременно существует и скрытая оппозиция разумным реформам. Бухгалтерско-аудиторское сообщество, например, активно лоббирует свои интересы в конгрессе, не забывая и о внушительных взносах. А Roundtable противодействует идее голосования акционеров по фондовым опционам. Roundtable вполне устраивает нынешняя система, при которой голосование необходимо только по опционным планам топ-менеджеров и не нужно для программ льготной продажи акций другим служащим компаний. «Раз менеджмент в этих программах не участвует, то нет и риска их использования в собственных интересах, — говорит Рэйнз, глава Fannie Mae и специальной группы Roundtable по корпоративному управлению. — Но у менеджмента должна быть свобода маневра в использовании акций по этим программам».
Есть и не согласные с такой точкой зрения. «Это деньги акционеров, побойтесь Бога, — говорит Чарльз Элсон (Charles M. Elson), директор центра корпоративного управления University of Delaware. — Эти реформы вполне обоснованны. Если уж вы вытягиваете деньги из акционеров, то они имеют право проголосовать по этому вопросу. Это основы демократии для акционеров».
Если доверие инвесторов подорвано (а именно так считают многие наблюдатели), то лучший способ восстановить его — это поддержать реформы. Никто не может ввести честность и компетентность законодательным путем. Но система не может позволить себе такое бизнес-сообщество, которое не желает выступать против нечестности или некомпетентности или сопротивляется разумным и обоснованным реформам. «Я боюсь, что, если мы не займемся этим делом, может сложиться впечатление, что и у нас тоже рыльце в пуху», — считает глава Medtronic Джордж.
В конечном счете лидеры корпоративной Америки должны возглавить реформы. Как напомнил всем Паулсон из Goldman Sachs: «Честность — это краеугольный камень, если не основа основ всех финансовых рынков». Если бизнес не хочет, чтобы доверие, на котором строится свободный рынок, было смыто наводнением, его «капитаны» должны возглавить реформы, а не блокировать их.

Джон Бирн (John A. Byrne) с Майклом Арндтом (Michael Arndt) в Чикаго, Уэнди Зеллнер (Wendu Zellner) в Далласе и Майк МакНами (Mike McNamee) в Вашингтоне. — Business Week.

Средний уровень компенсации для топ-менеджеров 50 крупнейших компаний США ($ млн.)

ГодСтоимость фондовых опционов*Зарплата + бонусы
19851,20,9
19861,51,0
19871,81,1
19882,21,3
19892,51,5
19902,91,5
19913,21,5
19923,51,5
19933,41,5
19943,51,7
19954,52,1
19964,92,4
19976,52,6
19987,82,6
19999,42,8
200010,83,1
200110,63,0

* 33% от биржевой стоимости акций в день предоставления опциона.

Источник Pearl Meyer & Partners Inc. — Business Week.

Десятка проигравших и выигравших от расчета по Standard&Poor’s Core Earnings

КомпанияТрадиционно рассчитанный доход в 2001 г. ($ млрд.)S&P’s Core Earnings ($ млрд.)Сокращение (—) или увеличение (+) ($ млрд.)
Проиграли
Dupont4,328—0,049—4,377
IBM7,7234,854—2,869
Microsoft7,7215,459—2,262
General Electric14,12811,896—2,232
Verizon0,590—1,285—1,875
Motorola—3,937—5,493—1,556
Cisco—1,014—2,517—1,503
AOL Time Warner—4,921—6,197—1,276
SBC Communications7,2606,051—1,209
Boeing2,8261,712—1,114
Выиграли
JDS Uniphase—56,122—24,790+31,332
Corning—5,498—2,848+2,650
Applied Micro Circuits—3,606—1,590+2,016
El Paso0,0671,422+1,355
Chevrontexaco3,9314,977+1,046
J.P. Morgan Chase1,7192,721+1,002
Safeco—1,045—0,124+0,921
Ciena—1,794—1,001+0,793
AT&T—6,842—6,055+0,787
AIG5,4996,086+0,587

Источник: Standard&Poor’s. — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK