Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Вице-премьер с военным комплексом"

Илья Клебанов — живое возражение тем, кто утверждает, что «у Путина нет команды». Вице-премьер, курирующий оборонку и связь, считается одним из надежнейших людей нового президента. Потому и брошен в прорыв — на ВПК. Клебанов — из самых «ездящих» (до десятка поездок в месяц) и «говорящих» (несколько десятков интервью за год) чиновников нового правительства. Он на виду, загадок вроде бы нет. Кроме одной: на что он надеется, зная положение дел в российской промышленности?Против ЛОМО нет приема

7 мая 1951 года в семье Анны и Иосифа родился мальчик, и нарекли его Ильей. Так, почти по-библейски, начинается биография нынешнего вице-премьера российского правительства Ильи Клебанова. Рождение в мае, говорят, признак пожизненной маяты — несмотря на это, Клебанова с младых ногтей отличал веселый и покладистый нрав. Анна служила в городском отделении «Госстраха», а Иосиф служил Родине, то есть был военным летчиком.
С берегов Невы бродячая военная судьба забросила семью Илюши на Волгу, но десятый класс мальчик заканчивал в родном Ленинграде. Он с первой попытки поступил в политехнический институт, в семьдесят пятом окончил его и стал инженером в научно-производственном объединении «Электрон». Питерские инженеры, давшие своему городу целую плеяду писателей-фантастов, сатириков и бытописателей, всегда были живой, умной и язвительной средой.
В 1977 году Клебанов перешел в Ленинградское оптико-механическое объединение (ЛОМО), где проработал почти двадцать лет, пройдя путь от инженера до генерального директора (на каковом посту он сменил Дмитрия Сергеева: предшественник ушел на повышение — в кресло вице-мэра при Собчаке).
Науке управлять Клебанов учился в Японии. Будучи еще главным инженером ЛОМО, он стажировался в компании Olympus, президент которой создал особую школу менеджмента — как водится у японцев, со своей философией. Питерский ученик умудрился запомниться японским учителям. Но симпатия японцев и наука управлять были не единственным приобретением Ильи Иосифовича: по собственному признанию, главное, чему он обучился,— это искусству разливать чай.
Недоброжелатели любят ставить в вину Клебанову, что за время его гендиректорства число работающих в ЛОМО уменьшилось вчетверо: из 24 тысяч специалистов осталось 6 тысяч, убыточные цеха закрыли, а пустующую недвижимость сдали в аренду. Флагман отечественной оптики превратился во флагман отечественного арендодательства — четверть годовой прибыли ЛОМО получает от своих пустых цехов.
— Получается, что вы выставили на улицу четырнадцать тысяч человек, — спросила я у Клебанова.
— Получается, что так. — Нелицеприятный вопрос, похоже, не смущает вице-премьера ничуть. — Мы взяли на себя положенное законом пятимесячное содержание рабочих, но, если бы мы не провели столь жесткую кадровую реструктуризацию, ЛОМО сейчас не существовало бы, это точно.
Как ни странно, массовые сокращения не повлекли за собой забастовок, митингов и разоблачительных публикаций. Грамотный управленец Клебанов чуть ли не ежедневно твердил профсоюзным лидерам предприятия: «Если мы забастуем, никто этого не заметит. Ну перестанем производить перископы. И что? За них и так никто не платит». Каждый раз, когда ЛОМО нужно было отправить работников в длительный «частично оплачиваемый» отпуск, Клебанов первым шел в профком и там разливал свой чай. И всегда успешно.
Лазарь Залманов, пресс-секретарь генерального директора ЛОМО: «Когда он был на посту вице-губернатора, я не заметил ни одной статьи против Клебанова. Это говорит о том, что человек умеет убеждать и воздействовать на тех, с кем общается, причем не страхом, а обаянием и здравым смыслом».
Чубайс и Клебанов: чай вдвоем?

За месяц до назначения Клебанова генеральным директором был издан указ о приватизации ЛОМО, но форма приватизации еще не была определена. Предполагалось, что главный производитель перископов и прицелов останется наполовину государственным. Илья Клебанов смог убедить Москву, что объединение нужно приватизировать полностью. Говорят, не обошлось без помощи Чубайса. А на инвестиционных торгах по продаже пакета акций ЛОМО появился постоянный партнер Чубайса по приватизации — группа ОНЭКСИМ. Победителем конкурса стал потанинский «Интеррос», который и приобрел контрольный пакет акций объединения. Впрочем, к теме Чубайса мы еще вернемся.
…Грамотный управленец Клебанов полюбился городскому начальству еще при Собчаке: сначала входил в разные экспертные советы, а потом сделался первым вице-губернатором. Уже в команде Яковлева, где он отвечал за городскую промышленность.
Игорь Артемьев, бывший вице-губернатор: «Когда Илья пришел в Смольный, он поначалу раздражал Яковлева, но своим обаянием смог это сгладить».
Придя на должность вице-губернатора и одновременно председателя комитета по промышленной политике, Клебанов начал с того, что свое подразделение переименовал: теперь оно называлось комитетом экономики, промышленной и инвестиционной политики. Основным намерением Клебанова стало улучшение экономического климата в Петербурге. Для достижения этой цели он приготовился банкротить все нерентабельные предприятия города.
Главными противниками Клебанова в Петербурге стали владельцы водочных заводов. В конце 1998 года в городе решили упорядочить торговлю спиртным: ввели местную акцизную марку и открыли специальные оптовые базы. На какое-то время пришлось забыть о французских коньяках и испанских хересах. Часть мелких оптовиков разорилась. Некоторые производители, избегая городских налогов, перерегистрировались в Ленинградской области. Вот тут впервые и возникла тема участия Ильи Иосифовича в губернаторских выборах 2000 года.
Марина Журавлева, бывший пресс-секретарь Клебанова: «Наши алкогольные магнаты говорили, что он хочет стать губернатором, что он стрижет деньги с оптовых баз, чтобы создать черную кассу для финансирования своей предвыборной кампании. Когда я сказала об этом Илье Иосифовичу, у него глаза на лоб полезли: «Я — губернатор? Бред!» Он всегда настаивал, что он человек команды».
Бороться с алкогольными магнатами Клебанову помогал бывший руководитель компании «Росалко Нева» Вениамин Грабар. Говорят, что ему неоднократно угрожали, вешали похоронные венки на дверь… А по весне Грабар был задержан правоохранительными органами при получении взятки. Илья Клебанов незамедлительно заявил, что это провокация и он хорошо знает, кому выгоден арест.
Однако когда Грабару было предъявлено обвинение по статье 290 УК РФ, Илье Иосифовичу пришлось согласиться: мол, пусть уж суд разберется. Вообще же наш герой известен тем, что своих не сдает и мнение о людях меняет крайне неохотно.
Путешествие из Петербурга в Москву

— Не знаю, что он умеет лучше: руководить или подчиняться,— сказал о Клебанове коллега по нынешнему составу правительства. А мы, честно говоря, не знаем, что в России важнее.
Такой человек не должен был засиживаться в Питере — пора было укреплять Клебановым правительственные кадры. В Москву Клебанова звали давно. Говорили, что Кириенко уже был готов подписать указ о назначении питерского чиновника на должность министра промышленности, но пришлось уступить натиску левых в Думе: Кириенко согласился на политический компромисс и назначил Маслюкова.
А вот общение с премьером Степашиным стало для Клебанова более удачным и неожиданным одновременно. Илья Иосифович в качестве вице-губернатора приехал выступить на заседании кабинета министров. Рано утром в гостиницу позвонили из приемной премьера и срочно попросили приехать. Свое незамедлительное «да», последовавшее за предложением Степашина войти в правительство, Клебанов объясняет просто: «Было интересно попробовать себя на новом уровне». Говорят, что столь стремительным возвышением Илья Иосифович обязан Чубайсу. Сам он пожимает плечами: «Ни подтвердить, ни опровергнуть такие разговоры не могу».
Между тем утверждали, что Клебанов готовился к такому повороту событий и, дескать, даже в теннис начал играть с дальним московским прицелом.
Что касается тенниса — чистая правда. В администрации Петербурга подобралась очень дружная команда: Клебанов, Козак, Греф и Артемьев. Решив однажды, что не работой единой жив человек, поздними вечерами после совещаний стали ездить на теннисный корт. Третья игра для Клебанова оказалась последней — Герман Греф неудачно «засветил» мячиком другу в глаз, и с синяком Клебанов, по собственному признанию, проходил пару недель. После этого занятия теннисом решили больше не возобновлять.
Игорь Артемьев не сомневается: «Конечно, он близок к Чубайсу и, возможно, связан с группой ОНЭКСИМ. Будучи генеральным директором ЛОМО, он не мог с ними не общаться».
Но сам Клебанов воспринимает намеки на принадлежность к клану Чубайса с видимым раздражением. И не верить ему как будто нет оснований: вроде и Маслюков видел в нем своего преемника. А провожать Илью Клебанова на новое место работы приехал в аэропорт Пулково Владимир Коган, председатель наблюдательного совета Промышленно-строительного банка Петербурга. Именно там работает жена Степашина.
Роптал один Жириновский: «Это не правительство, а набор чиновников. Ленинградская мафия — Чубайс, Степашин, Клебанов. Правительство по знакомству. Степашин работал в Ленинграде. Он Клебанова знает и приглашает. Это подбор по месту рождения. Где-то когда-то в гостях вместе были. Это опасно. Вот Кириенко позвал своего друга руководителем аппарата, а тот все через четыре месяца развалил».
Зато другой земляк Ильи Иосифовича, Вадим Густов, экс-вице-премьер, а до того весьма популярный губернатор Ленинградской области, был настроен куда оптимистичнее: «Ленинградские предприятия военно-промышленного комплекса всегда были кузницей кадров. Это отрасль, которой нужен профессиональный подход, и специалистов надо брать в Петербурге, где ВПК является определяющим. Не из Якутии же их везти. Будет ли он лоббировать интересы питерских предприятий? Не знаю. Я лоббировал».
Полуоткрытый резидент

Не знаем, прислушивался Клебанов к этому совету или к своей интуиции. Но при всей своей контактности он держит себя в узде и, несмотря на многочисленные выступления перед местными начальниками, рабочими и журналистами, умудрился ни разу не сказать лишнего. Зато может тепло, с трогательными подробностями рассказать во время обеда историю из своего волжского детства. Провинциальные делегации бывают совершенно этим покорены.
Между тем это, возможно, единственная «личная» история для обворожения общественности. Клебанов умеет охранять свою территорию. И близких родственников этому научил. Его родной брат Александр, который до сих пор работает на ЛОМО, на все просьбы журналистов об интервью отвечает: «Надо посоветоваться с Ильей Иосифовичем». И пару дней спустя выдает дежурный ответ: «Искренне жаль, но давайте отложим».
Последнее время, как говорят, по совету жены, Клебанов худел. Хотя толстым его и прежде вряд ли можно было назвать, но охота пуще неволи: диету соблюдал, как должностные обязанности, неукоснительно. На приемах довольствовался салатами, фруктами. Водочку, правда, пил. Но — удивительное дело — даже при скудной закуске (капустка там, огурчики) — не пьянел. Тосты произносил уместные и забавные. Что ни говори, а инженерство семидесятых годов — крепкая, закаленная прослойка. Кстати, отсутствие занудства — еще одна черта, столь редкая в нашем истеблишменте, зато в высшей степени присущая Клебанову.
Многие из тех, кто давно знаком с Клебановым, говорят, что из него мог бы получиться отличный резидент. Это подтверждается и тем, что Клебанов легко адаптируется в чужой языковой среде. Его супруга, Евгения Яковлевна, с которой Клебанов познакомился все на том же ЛОМО, в совершенстве владеет английским. И оттого в семье Клебановых с детьми (их двое) принято общаться на языке Байрона. Но во время переговоров с зарубежными делегациями Илья Иосифович всегда пользуется услугами переводчиков. Объясняется это просто: есть время на обдумывание ответа.
Сегодня Клебанов занят не только преобразованием оборонной промышленности в сугубо мирную, хотя и считает это одним из приоритетных направлений своей работы. В многочисленных интервью он охотно рассказывает о том, как сильно интересуются российскими вооружениями в самых разных странах мира. В Латинской Америке, например. Или в Африке, с которой у него отличные контакты. Съездив в Малайзию и представив там российские наработки в области вооружений, Клебанов был приятно удивлен неослабевающим интересом к нашей технике.
В концепцию Путина вписывается, скорее, не конверсия, а как раз сохранение нашего уникального оборонного потенциала. Так что Илья Иосифович, похоже, поймал ветер в свои паруса: не то чтобы Россия собиралась бешеными темпами вооружаться, но застаиваться оборонным предприятиям тоже не дадут.
«Он такой душка!»

У Клебанова — и это основное его отличие от коллег по «питерской команде» — мало врагов. И даже те, у кого как будто был повод таить на него обиду, не злятся. «Рондо» он ест горстями, что ли?
Пресс-секретарша, работавшая с Клебановым во дни его вице-губернаторства, надеялась пригодиться и во времена вице-премьерства. Увы. И тем не менее: «Он милашка, просто душка».
Андрей Лихачев, вице-губернатор, председатель комитета управления госимущества Санкт-Петербурга: «Это очень тактичный человек, умеющий делать коллег союзниками и даже друзьями. Он изначально заряжен на доброжелательное отношение к окружающим. Но не завидую тем, кто попытается его обмануть».
Привязанность Клебанова к семье стала притчей во языцех. Из командировок он ежедневно звонит домой, узнает, как дела у сына-школьника и дочери-студентки. На коротких предпраздничных совещаниях — например в канун Восьмого марта — не забывает подчеркнуть: «Завтра семейный праздник, побудьте дома».
А еще вице-премьера отличает поистине гусарское отношение к женщинам. Если во время командировок в делегации вместе с Ильей Иосифовичем оказывается дама, он непременно помогает ей выйти из машины и донести сумки.
И впрямь душка. Именно такой человек и должен руководить военно-промышленным комплексом — чтобы Россия стала наконец чем-то белым и пушистым, но во всеоружии. Как вице-премьер Клебанов.

ИНГА РОСТОВЦЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK