Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Вирус в программе"

В реальной жизни Бастиан Б. чувствовал себя закоренелым неудачником, а в киберпространстве этот юноша (псевдоним ResistantX) выигрывал каждую битву. Убийца из Эмсдеттена жил меж двух миров до тех пор, пока реальность и вымысел не смешались самым катастрофическим образом.Никто точно не знает, когда именно ResistantX, хладнокровный киберубийца, подчинил себе щуплого мальчишку Бастиана Б.Возможно, это произошло еще в седьмом классе, когда Бастиана в первый раз обозвали ублюдком. Он испуганно забился под лестницу школы Geschwister-Scholl-Schule, ощущая страх, злобу и свое бессилие.

Но может быть, это случилось в тот июньский день 2001 года, когда несколько хулиганов, подкараулив его на школьном дворе, заставили взять в руки раскаленный велосипедный ключ. Или в тот недобрый час, когда он не осмелился поцеловать Надин, свою большую любовь.

Как бы то ни было, молодой человек, которому только что исполнилось 18 лет, утром 20 ноября покинул добропорядочный родительский дом, сел в бабушкин автомобиль Opel Astra и в последний раз проехал ненавистные 1700 метров до своей бывшей школы — эпицентра его унижений.

Имея при себе огнестрельное оружие и большое количество взрывчатки, он прошел мимо деревянного распятия Христа на углу улицы, автомата, где в детстве покупал жевательную резинку, и мясной лавки у железнодорожного переезда. Бастиан уже давно миновал Point of no return, точку, от которой нет пути назад. Наконец-то он отомстит ненавистной реальности.

Уже сотни раз Бастиан проигрывал этот сценарий. Вначале как жестокую фантазию, затем конкретнее — на компьютере и, наконец, с холодным расчетом на страницах своего тайного дневника. Ему надо создать «социограмму», писал он, и определить, кого он непременно должен убить, чтобы как можно больше других людей получили хотя бы «психические увечья». Но лучше, выводил он на листочке в клеточку, составить «список людей, которые останутся в живых, чем список людей, которые умрут». 

Около 9:25 утра кровавая фантазия стала реальностью в спокойном вестфальском городе с 35-тысячным населением. На дороге к школьному двору взрывается первое устройство. Новогодняя петарда, подумали многие. Но затем школьники вдруг увидели в толпе черную фигуру, «как в компьютерной игре», и услышали выстрелы. Большинство учеников бросились на пол, была ранена беременная учительница, завхоз школы получил три пули в живот.

По рассказам очевидцев, Бастиан держал пистолет у виска одной из девочек, когда вдруг появился его брат Деннис, ученик этой же школы. Он начал кричать на Бастиана. Тот опустил оружие и молча пошел дальше.

Возможно, это был момент, который спас Эмсдеттен от огромнейшей катастрофы. В то утро ранения получили 37 человек. Это кажется благополучным исходом, если сравнивать с тем, как Бастиан Б. подготовился к своей «миссии». В течение нескольких недель он создавал на компьютере точную модель своей школы, затем ввел ее в жестокую игру Counterstrike, создав еще один анимированный мир, и долго репетировал запланированное кровопролитие, играя в стрелялки. И если в результате пришлось оплакивать всего одну жертву — Бастиана Б., застрелившего себя самого, то объясняется это лишь счастливой случайностью.

Спустя четыре года после трагедии в Эрфурте, когда школьник убил 16 человек, драма в Эмсдеттене вызвала новый лихорадочный всплеск дебатов о запрещении компьютерных игр, проповедующих насилие. Однако в действительности случай с Бастианом Б. отражает проблему гораздо более сложную и чреватую большой опасностью: современный «медийный человек» при определенных обстоятельствах может потерять способность различать реальный и виртуальный мир.

Если социологи, психологи и эксперты по масс-медиа правы, то на общество эпохи Web 2.0 надвигается проблема, о которой никто даже не помышлял десять лет назад, когда Интернет осуществил революцию во всемирной коммуникации.

Частицы информации бесконтрольно носятся по всему земному шару, образуя неисчерпаемый источник для жаждущего фактов человечества. Однако на просторах Всемирной сети появляется множество свалок опасного мусора, которые ежедневно пополняют порождения мрачных глубин человеческой души. В экстремальных случаях они могут привести к таким катастрофам, какая произошла в Эмсдеттене.

Ведь биты и байты давно создали собственный мир, параллельный действительности. В этом мире сегодня живут параллельной жизнью сотни тысяч реальных людей. Они заходят на такие сайты, как myspace.com, представляющий собой интерактивный «клуб друзей», новыми членами которого ежедневно становятся почти 100 тыс. человек. Эти люди погружаются в гущу бесконечных дискуссий или выходят на поля сражений все более совершенных онлайновых игр. 

Новый мир красочен, дружелюбен к пользователям и по сравнению с реальностью имеет одно существенное преимущество: он анонимен, и, если вам что-то не нравится, его всегда можно отключить. Щелчок мышки — и все начинается заново: новая жизнь, новая личность, следующая домашняя страница, следующий форум. Все больше, быстрее, круче. Порносайт с 472 половыми извращениями отделяет от «Фауста» Гете одно нажатие кнопки. А кто слишком привыкает к смеси всемогущества, свободы и анонимности, тому угрожает горькое разочарование в суровой действительности. Как это и произошло с Бастианом Б., он же ResistantX.

Свою реальную жизнь компьютерный фанат с горечью описал пятью буквами — ШОРПС: школа, обучение, работа, пенсия, смерть. С помощью компьютера, установленного в детской, мальчик, как ему казалось, вырывался на свободу, оказываясь в виртуальном пространстве. Он попадал в экзотические места, где командовал вооруженным до зубов отрядом специального назначения; в форумы, где мог дать волю своему раздражению обществом, или в свой мир фантазий, где ResistantX был непобедим. Он познал успех не в школе и не в семье, а во время игры на компьютере, когда в пресловутой стрелялке Doom одерживал серию побед. Такие мысли Бастиан доверил своему дневнику в минуту самокритики.

По мнению руководителя Центрального ведомства криминологии в Висбадене Рудольфа Эгга, в этом параллельном мире Бастиан имел вес, его решения никем не оспаривались. И если из фантазий родился конкретный план, это был всего лишь логический шаг на его пути.

При этом, как писал Бастиан Б., его детство вплоть до начальной школы было превосходным. «Отстой» начался четыре года назад. Бастиан, сын почтового служащего, дважды одержавшего победу на соревнованиях по стрельбе, остался на второй год. Весельчак, смешивший весь класс, начал все больше замыкаться в себе. Он проводил время в своей комнате перед компьютером, перестал ходить на футбольные тренировки, отказывался от приглашений на вечеринки и дни рождения.

«Это был самый замкнутый из всех моих учеников, — вспоминает бывший учитель Бастиана, Ульрих Хеселькамп, — с ним никто не общался». Он носил только черные вещи, сбрил свои кудрявые волосы и не расставался с МР3-плеером, слушая любимую группу металлистов Slipknot. Хитом этого мрачного коллектива, поклонником которого был и эрфуртский убийца, является песня с красноречивым названием People=Shit.

Одноклассники реагировали на все это с надменной издевкой. Вскоре Бастиана стали называть исключительно человеком матрицы и даже психом. На пятиклассников он наводил ужас своим видом, а сверстники перестали принимать его всерьез. 

Б. писал в своем дневнике: «Это просто бред, я в состоянии одержать победу в любой перестрелке, но, когда вижу одного из этих придурков, поклонников хип-хопа, врагов, впадаю в ступор. Я их боюсь». 

Для Бастиана период взросления стал временем непрекращающейся обиды и изоляции. «Такие необщительные люди, — объясняет психоаналитик из Мюнхена Вольфганг Шмидбауер, — уединяются в своем вымышленном мире, который они могут контролировать». Причина подобного отношения к людям — «огромная зависть, а с ней, в свою очередь, связано стремление к разрушению».

Бастиан производил впечатление человека, от которого все колкости отскакивают, словно ледышки. Однако в действительности каждое мало-мальски обидное замечание въедалось в его память. Он делегировал своему второму Я — ResistantX — желание мстить и выплескивал злобу за экраном компьютера или же в лесу во время игры Airsoft. Парень хотел стать тем самым «вирусом», который разрушит «программу» по имени «Школа», начал мечтать о большой резне и составлять списки жертв. Например, в январе 2005 года он фантазировал о том, как убьет одну из одноклассниц, которая, по-видимому, сказала ему какую-то колкость. «Я бы с ней развлекся, — написал Б. в дневнике, — для начала прострелил бы ей ноги, а затем заставил бы ползти по полу, усыпанному осколками». 

Знавшие Бастиана люди замечали, что с ним творится неладное. Но никто ничего не предпринимал, даже не подключили полицию, хотя один из приятелей по страйкболу наверняка знал о пробных взрывах в лесу. Правда, представители школы несколько раз разговаривали с родителями. Мать утверждала, что дома мальчик ведет себя вполне нормально и что ее беспокоит только его увлечение компьютером. Но ведь это вполне естественно для его возраста.

Однако что называть нормальным и где проходит грань? Как полагает Йенс Хоффман, доцент судебно-медицинской психологии в Техническом университете Дармштадта, «целенаправленные акты насилия в школах, в принципе, можно распознать на стадии зарождения». 

Но кто будет их распознавать? В Германии на одного психолога приходится 12500 учеников. Федеративная Республика занимает по этому показателю предпоследнее место среди стран Организации экономического сотрудничества и развития, опережая только Мальту. В большинстве случаев психологи подключаются лишь по требованию родителей или учителей, которые не в состоянии определить, какой ученик нормально преодолевает кризис, связанный с взрослением, а какому угрожает опасность.

По словам одного из учителей, все были счастливы, когда Бастиан в июне этого года окончил 10-й класс и покинул школу: «Мы все думали, что наконец от него избавились». Они ошибались. 

Злоба на весь мир не является чем-то новым у молодых людей, и в первую очередь у мужчин. Возможно, в прежние времена Бастиан просто нанес бы на стену надпись аэрозолем — No Future. Принадлежность к некоему коллективу, будь то панки, «зеленые», скауты или молодые либералы, до некоторой степени была сдерживающим фактором. Но теперь значение солидарности сильно уменьшилось. «Опасность дезинтеграции намного возросла, так как люди больше не чувствуют такой привязанности к семье, друзьям или какому-то коллективу», — считает Вильгельм Хайтмайер, изучающий проблему насилия.

Умение на ранней стадии распознать фрустрацию и провести профилактическую работу становится все более важным для Германии. Каждый седьмой школьник — участник или жертва травли, говорится в исследовании университета Мюнхена. В любом школьном классе есть одна-две жертвы, которые ощущают себя потенциальными изгоями.

Они нередко пытаются компенсировать это чувство на виртуальных просторах. К несчастью, техника развивается быстрее, чем мозг. Поэтому именно дети нуждаются в обратной связи с реальным миром. Легко быть удачливым героем в игре, поскольку в ней можно установить уровень сложности. Тело награждает игрока дофаином и адреналином, это быстрое счастье, оно манит. Но какое вознаграждение подростки получают в реальной жизни, кто определяет приемлемый уровень сложности?

В Германии, стране поэтов и мыслителей, по оценкам, живут более 20 млн. игроков, и их число растет. В игре они разбивают автомобили, обезглавливают террористов, покупают Real Madrid. Более миллиарда евро обращается в электронных мирах. Германские исследователи, занимающиеся проблемой болезненных пристрастий, исходят из того, что сегодня насчитывается почти 600 тыс. экстремальных игроков, для которых экран монитора стал окном в кибервселенную. 

Недоверие к виртуальным мирам усиливается из-за цифровой пропасти, разделяющей общество: «Впервые в истории мы оказались в такой ситуации, когда молодое поколение разбирается в технике лучше, чем старшее, — говорит педагог Таня Виттинг из Кельнского института изучения СМИ. — Родители не знают, чем занимаются их дети». Они беспомощны перед техникой, и их отталкивает эстетика, которая в играх с элементами насилия становится все более реалистичной. В то время как игроки и производящая игры индустрия делают вид, что речь идет о совместном времяпрепровождении у виртуального костра и тренировке стратегических способностей, критики считают интерактивные игры наркотиком для ожиревшего, хилого, но готового к насилию поколения.

Наука не может дать политикам и родителям в ФРГ однозначного объяснения: никто не подтвердил, но и не опроверг мнения, что игры с применением насилия провоцируют реальное насилие.

Однако настоящую тревогу не могут не вызвать дискуссии, которые велись на определенных интернет-форумах в первые дни после драмы в Эмсдеттене. Фанаты Counterstrike не просто защищались — они объявили Бастиана героем. С середины 90-х годов психолог Хоффман наблюдает за тем, как одержимые насилием люди становятся кумирами для молодежи Германии: «Достаточно взглянуть на убийц из школы Columbine — это же копии угрюмых поп-звезд!»

Бастиан как раз и подражал этим убийцам. А для кого-то примером станет ResistantX. Полиция Берлина недавно арестовала 17-летнего гимназиста, который с августа этого года терроризировал своих одноклассников буйными фантазиями о кровавой расправе. И его «средой обитания» был Интернет.

Общественная дискуссия должна выйти за рамки вопроса, необходимо ли запрещать видео- и компьютерные игры, в которых присутствует насилие. Министр внутренних дел Вольфганг Шойбле, не являющийся сторонником запрета, призывает родителей «немного внимательнее следить за тем, что делают их дети». По мнению Винфреда Камински, который изучает проблемы масс-медиа, «разобщенность, жестокая конкурентная борьба в школе и на рынке труда, а также неуверенность людей в глобализованном мире стимулируют желание иметь обозримое пространство, в котором можно добиться успеха». В игре можно попробовать себя в разных ролях, не опасаясь наказания.

В жизни этого сделать нельзя. Мог ли это понять ResistantX? Или, по крайней мере, Бастиан Б.?

«Не важно, что ты делаешь в своей жизни, все преходяще», — констатирует он в своем дневнике. Даже его налет на школу, его большой план, «когда-нибудь забудется». И еще он написал, словно желал запустить программу своей жизни заново: «Я бы хотел повернуть вспять скверное время и начать все сначала, зная то, что я теперь знаю».

Ему это не удалось. ResistantX взял верх над Бастианом Б.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK