Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Выпрямление зеркал"

Нужно сказать, что скоро бухгалтерский кошмар станет явью. Премьер-министр Михаил Касьянов заявил, что к 2004 году все российские компании должны перейти на западные формы отчетности. Налоги же будут взиматься по-прежнему исходя из отчетности российской.В словах премьер-министра есть, конечно, некоторое преувеличение. На западную отчетность однозначно перейдут не все. Достаточно сказать, что, даже по официальным данным, четверть российского ВВП производится теневым сектором, который не успели приучить ни к каким стандартам — ни к западным, ни к российским. Большинству же компаний, которые привыкли к российским стандартам, — не до новшеств. Вряд ли можно представить, что исходя из самых добрых побуждений — четче представлять себе положение российской экономики — правительство отважится на столь революционную меру, как резкая смена российской бухгалтерии. Тем не менее, судя по нынешней тенденции, половина жизнеспособных российских компаний в ближайшие несколько лет на западную отчетность перейти все же собираются. Причем вполне добровольно.
Нужно это компаниям по двум причинам. Во-первых — для привлечения иностранцев. Поток западных инвестиций в российскую экономику уплотняется. По данным компании ЮНИКОН, в 2000 году общая сумма иностранных инвестиций в нефинансовый сектор составила $11 млрд., в 2001 году — $14,3 млрд., а уже в первом полугодии 2002 года — $8,4 млрд.
Однако, судя по всему, есть нужда в общепризнанной отчетности и у тех россиян, которые не готовятся ни к каким формам взаимодействия с иностранцами. По утверждению большинства наших собеседников, на определенном этапе развития все компании приходят к мысли о повышении своей капитализации. «Выход на фондовый рынок и высокая стоимость акций — единственный способ обеспечить безопасность своих активов», — утверждает один из них. Дело в том, что российский бизнес не только взрослеет, но иногда и стареет. Акционеры стали задумываться о наследниках. До тех пор, пока акции не включены в листинги бирж, пока нет четко определимой рыночной цены, никто не может быть уверен, что у вдов и детей прочие акционеры будут выкупать акции за те деньги, которых они реально стоят, говорят бизнесмены.
В чем разница

Отличия российской отчетности от западной принципиальны и необратимы. Первая, в основе своей сохранившаяся с советских времен, своим адресатом видит только государство. Ни для кого больше (акционеры, банки, кредиторы, инвесторы) внятной информации отчетность не дает. А западная отчетность как раз в упор не видит государство (для него есть другая отчетность — налоговая), но создана специально для удовлетворения нужд акционеров и инвесторов. Отсюда — особенности.
В основе российской отчетности лежит план счетов, нудным техническим языком фиксирующий движение в компании денежных средств. По сути, российские стандарты направлены на максимизацию прибыли (и, соответственно, налоговой нагрузки), а потому картинка в этой отчетности получается несколько искаженная, что очень раздражает инвесторов, особенно западных. Например, в России добрая половина затрат предприятия (реклама, НИОКР и т.д.) не считается затратами. Помимо того, в российской отчетности нет системы оценки реальной стоимости активов предприятия и т.д. Такая система отчетности фактически является неким набором документов, который для деятельности компании не представляет никакого интереса. Более того, зачастую мешает владельцам (менеджерам) понять, каково на самом деле ее (компании) финансовое состояние, т.к. основная функция бумаг — заплатить как можно меньше государству. В итоге для того, чтобы отслеживать реальное состояние дел, компаниям часто приходится вести отдельную отчетность для себя.
В западной отчетности (будь то американская GAAP или европейская IAS) плана счетов нет как такового. По большому счету, эти стандарты устанавливают только общие правила предоставления отчетности, а форма становится не столь принципиальной. Зато они вынуждают компании быть максимально «прозрачными»: отчетность должна быть консолидированной, должна разъяснять смысл любых проводимых компанией сделок и фиксировать на отчетный период реальное финансовое состояние дел в компании. «Основной адресат западной отчетности — акционеры и инвесторы компании. Именно поэтому они позволяют реально представлять себе, что происходит на предприятии в данный момент», — считает начальник департамента корпоративных финансов «Сибнефти» Ричард Крайцман.
Безусловно, те, кто хочет фальсифицировать результаты своей финансовой деятельности, сделают это и в российских, и в международных стандартах. Тем не менее мотивации этих обманов разные. Для российской бухгалтерии обман является сугубой необходимостью — в облагороженном варианте он называется оптимизацией налоговой нагрузки. В западных стандартах обманывать, во-первых, сложнее (больше информации нужно раскрывать, требования жестче), а во-вторых, по крайней мере, не строго необходимо.
Всемирная бизнес-унификация

Стандарты, на которые Михаил Касьянов призвал через два года перейти все российские компании, сейчас вырабатываются в Лондоне. Тридцать лет назад в британской столице был создан комитет по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО). Комитет сразу поставил себе амбициозную цель — выработать общемировые стандарты бухучета. Однако, два с половиной десятка лет дело продвигалось слабо. Но в конце 90-х годов Евросоюз принял решение о том, что к 2005-му году все европейские компании, входящие в листинги мировых бирж, будут представлять консолидированную отчетность по МСФО. «После того, как было принято это решение, статус и значение комиссии заметно повысились», — утверждает российский представитель в консультативном совете по МСФО, координатор проекта по МСФО Центра развития фондового рынка Лариса Горбатова.
В настоящее время комитет раздирают противоречия. Поводом послужили корпоративные скандалы в США. Новые стандарты должны стать более прогрессивными по отношению к скомпрометировавшим себя американским стандартам GAAP. «Сейчас принципы МСФО дорабатываются, но можно надеяться, что прогресс по сравнению с GAAP будет, — рассказывает Лариса Горбатова. — Основное отличие МСФО от GAAP в том, что GAAP на многих тысячах страниц прописывает очень детальные правила составления отчетности. МСФО прописывает прежде всего общие принципы учета и отчетности. Так, одна из предпосылок скандала с Enron заключалась в том, что компании, через которые менеджмент выводил активы, не подпадали под критерии консолидации, прописанные в GAAP. Не отразив их в консолидированной отчетности, менеджмент не нарушил правил. В случае с МСФО такое невозможно. Не отразив подконтрольные компании, менеджмент нарушил бы принцип включения в консолидированную отчетность компаний, находящихся под контролем».
Не больно, но не для всех

Впрочем, как водится, есть у медали и другая сторона. Западная отчетность отражает реальное положение дел, и когда оно не блестяще, приукрасить его сложнее, чем в российских стандартах. Так, например, в этом году достаточно скандальной оказалась публикация международной отчетности «Газпрома». Согласно российской отчетности, год был для компании ударным: почти на треть увеличилась выручка, сильно выросла чистая прибыль. Однако, опубликованная позже консолидированная отчетность по МСФО обнаружила, что не все спокойно в королевстве «Газпрома». Рынок содрогнулся, узнав, какие гигантские суммы были потрачены на приобретение и попытки сохранить активы «Сибура». Западные формы отчетности вообще как правило оказываются менее красивыми для российских компаний, чем местные. Тем не менее, компании идут не только на такой риск, но также на серьезные траты для внедрение новых систем.
Начальник общественных связей компании «Шатура» Вадим Бахтов сообщил «Профилю», что компания потратила больше миллиона долларов только на разработку и внедрение программного обеспечения — для ведения учета компания внедрила одну из самых дорогих автоматизированных систем учета.
По мнению других участников рынка, столь масштабные траты вовсе и необязательны. «Крупные компании, конечно, не могут обойтись без дорогих автоматизированных систем, — считает Леонид Ардалионов из компании БКГ. — А в средних бывает достаточно наладить просто грамотный управленческий учет. В конце концов, нельзя автоматизировать хаос, а налаженную систему, бывает, даже не нуждается в автоматизации». С точки зрения Ардалионова, переход на западную систему учета может обойтись некрупным компаниям в сумму, сравнимую с зарплатой одного специалиста.
Они сделали это первыми

До сих пор директива перейти на западную отчетность касалась только банков. Постановлениями Правительства и ЦБ кредитные организации обязывались ввести у себя отчетность по стандартам МСФО к 1 января 2004 года. Банки относятся к директиве по-разному: крупные, давно уже отчитывающиеся по МСФО, радуются; мелко-карманные печалятся — в западных стандартах может высветиться тот факт, что у них не хватает собственного капитала для владения лицензией.
С компаниями дело обстоит сложнее. Без всяких правительственных понуканий в западных стандартах отчитываются всего несколько сотен российских АО. Однако размер компании для принятия такого решения, как выясняется, играет роль далеко не главную. Главным оказывается менталитет управленцев, планирующих в жизни компании позитивные изменения.
Так, например, одной из первых в России, еще в 1993 году, международные стандарты отчетности начала применять не входящая в десятку крупнейших компаний «Северсталь». На тот момент в компании не было речи ни о листинге на международных биржах, ни о каких-либо крупных заимствованиях на Западе. По утверждению Алексея Мордашова, международная отчетность нужна была компании для внутренних нужд: управленцы лучше понимали положение дел, четче принимали решения. Такие же мотивы двигали мебельной компанией «Шатура», крупнейшей в отрасли, но все же относящейся, скорее, к среднему, чем к крупному бизнесу — уже несколько лет она ведет внутренний учет по стандартам GAAP. По словам эксперта консультационной компании БКГ Леонида Ардалионова, в единичных случаях на международную отчетность уже переходят даже мелкие компании (не микроскопические, но с годовым оборотом порядка миллиона долларов). «Рано или поздно компаниям надоедает вести внутренний учет «на коленке», к чему вынуждают обязательные российские стандарты, — говорит Ардалионов, — Тогда для них есть только два выхода: придумывать собственные удобные стандарты, либо переходить на западные». Продвинутые менеджеры даже в некрупных компаниях часто выбирают последнее. А вот «Сургутнефтегаз», недавно являвшийся второй по величине российской нефтяной компанией, на западную отчетность до сих пор не перешел, хотя каждый год обещает это сделать. За что и поплатился репутацией на фондовом рынке и низкой, по сравнению с конкурентами, капитализацией.
Два года назад впервые опубликовал международную отчетность и заявил о выходе на международные рынки «АвтоВАЗ» — компания для посторонних глаз традиционно очень закрытая. Вслед за тем пошли слухи о возможной продаже компании западникам. Не будем утверждать, что такой сценарий невозможен, однако более реальным нам кажется другое объяснение. Дело в том, что последние десять лет компанией владел очень запутанный сплав из менеджеров, государства, заезжих бандитов и прочих невразумительных персонажей. Рано или поздно распутывать такой клубок нужно, и другого способа, кроме как опытным путем определить рыночную стоимость акций, у компании, нет. Первый шаг — это «прозрачная» отчетность, и идти по этому пути собираются многие.

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK