Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Выздоровление будет долгим"

К подъему приведут долгосрочные инвестиции, новые технологии и рост производительности.Экономика развивается постепенно. Перемены происходят шаг за шагом, и часто их значение трудно бывает оценить сразу. Именно такая ситуация сложилась сейчас в США. 26 ноября National Bureau of Economic Research (Массачусетс) официально объявило о том, что с марта в США начался спад. И это означает конец самого длительного за всю историю периода роста.
Но конец этот — не окончательный, своего рода запятая, а не точка. «Новая экономика», вышедшая из бума новых технологий, никуда не делась. Напротив, она претерпевает удивительные перемены. В краткосрочной перспективе США придется продолжать борьбу с первой рецессией, вызванной спадом в сфере технологий. Но вряд ли это надолго. Большинство экспертов считают, что к середине 2002 года благодаря низким процентным и налоговым ставкам экономика начнет расти. Но пока еще нет никаких признаков перемен к лучшему и никто не может сказать, упали ли инвестиции в технологии до своего минимума.
К тому же одно из достоинств «новой экономики» — более высокие темпы роста производительности — ведет к увеличению безработицы и снижению уровня доходов, и в ближайшее время это может стать причиной сокращения расходов на потребление. Во время трех последних спадов производительность труда уменьшалась. Но с начала этого цикла экономического спада она растет на 2,4% в год. В чем причина? Компании оптимально используют уже сделанные ими инвестиции в технологии и в то же время реструктурируют свой бизнес, чтобы повысить его эффективность. Сочетание того и другого позволяет им увеличивать прибыль, сокращая количество сотрудников. Поэтому, даже если скоро официально будет объявлено о прекращении спада, весьма вероятно, что еще несколько месяцев уровень безработицы в США будет расти.
В долгосрочной перспективе ситуация выглядит лучше. Экономический рост определяется эффективностью работы предприятий и компаний, а также готовностью предпринимателей воплощать новаторские идеи в бизнесе и производстве. Ничто не говорит о том, что этот процесс прекратился или хотя бы замедлился. Сегодня выдается больше патентов, чем когда бы то ни было. И несмотря на проблемы компьютерных компаний, в III квартале 2001 года венчурные инвестиции составили 30 миллиардов долларов в год. Это намного больше, чем за любой другой год, не считая 1999-го и 2000-го.
Те, кто делает ставку на инновационные инвестиции, утверждают, что в течение нескольких лет, по мере формирования новых компаний и появления на рынке новых идей, рост экономики ускорится. Но природа нового подъема окажется иной. Вероятно, информационные технологии никогда уже не будут развиваться такими ускоренными темпами, как в 90-е. Насколько можно судить сейчас, следующий подъем обеспечат новые достижения в биотехнологиях и здравоохранении. Внешняя торговля может также стать для экономики США не бременем, как раньше, а дополнительным толчком — благодаря опережающим темпам экономического роста в других странах.
И все же прямо сейчас и в ближайшем будущем, которое выглядит мрачно, радоваться нечему. В последние месяцы и без того небеспроблемной экономике пришлось тяжело. Сначала теракты 11 сентября усугубили ситуацию, подорвав доверие потребителей, приведя к удорожанию бизнеса и ввергнув авиакомпании в штопор. Теперь стремительное ухудшение финансового состояния Enron Corp. заставляет инвесторов проводить широкую ревизию надежности корпораций и доверия к ним.
Технологии также не смогут стать для экономики палочкой-выручалочкой. Судя по опыту прошлых экономических циклов, сектор экономики, который был движущей силой в один период подъема, часто отстает во время следующего. Объем новых заказов на информационно-технологическое оборудование все еще куда меньше, чем всего несколько месяцев назад. И хотя финансовый директор Intel Corp. заявил 27 ноября о том, что удовлетворен оценками объемов продаж Intel в этом квартале, портфель новых заказов на оборудование по производству полупроводников в III квартале уменьшился на 12%.
Однако от масштабного оттока инвестиций пострадает не только технологический сектор. Телекоммуникационные отрасли работают отнюдь не на полную мощность, а авиакомпании сокращают закупки самолетов. В производственном секторе, на который приходится 1/6 объема инвестиций, мощности предприятий загружены на 73%. И для того, чтобы здесь задумались о большей загрузке, нужен 4-процентный рост экономики в течение двух лет. Это — уровень 1999 года.
Что касается затрат на потребление, то с ними до сих пор все обстояло на удивление хорошо, и, вероятно, скоро ситуация ухудшится. Шесть лет американцы жили в условиях роста реальной заработной платы. На оплату труда работников шла все большая часть национального дохода. Согласно последним данным, на зарплаты и другие выплаты сегодня уходит 86% совокупного продукта в нефинансовом секторе, и это — рекорд. В то же время, по данным Bureau of Economic Analysis, прибыли с учетом налогов уменьшились до 6%. Это намного меньше максимальных 10%, до которых они поднимались в 1997 году.
Такое положение дел не продлится долго. Во время спада в 1990—1991 годах компании сокращали число рабочих мест и увеличивали зарплату медленнее, чем росла инфляция. И даже тогда, когда спад закончился, работодатели не повышали оплату труда до тех пор, пока не вернулся удовлетворяющий их уровень прибылей. Безработица росла еще 15 месяцев после того, как спад завершился в марте 1991 года, а реальная зарплата продолжала сокращаться до 1995 года. Результатом стал резкий скачок прибылей.
В этот раз такой эффект может быть еще более ярко выражен, потому что производительность труда растет быстрее, чем десять лет назад. Сейчас большинство экономистов сходятся в том, что она будет увеличиваться примерно на 2% в год. С учетом ежегодного прироста рабочей силы на 1% понятно, что необходим 3-процентный подъем только для того, чтобы стабилизировать безработицу. А медленное оздоровление экономики с ростом менее 3% приведет к резкому и значительному увеличению безработицы: возможно, до 6,5% или 7% к концу 2002 года. Из-за этого снизятся затраты на потребление и замедлится рост экономики.
В связи с этим Федеральная резервная система может быть вынуждена сохранять низкую учетную ставку еще долгое время после завершения периода экономического спада. Так же было и после спада 1990—1991 годов, когда Федеральная резервная система проводила такую политику вплоть до осени 1992 года включительно. Затем ФРС может счесть необходимым сохранять низкую учетную ставку, чтобы защитить финансовую систему, которая находилась в тяжелом положении еще до катастрофы с Enron. Всем, кроме самых заслуживающих доверия заемщиков, приходится вносить все больше средств в качестве страховки, чтобы покрыть риск дефолта.
Однако одно дело — испытывать трудности, и совсем другое — обанкротиться. Чего многим удалось избежать благодаря резким снижениям учетной ставки, осуществленным главой Федеральной резервной системы Аланом Гринспеном (Alan Greenspan). Уменьшение учетной ставки началось в январе 2001 года, до начала спада. Стремление ФРС продолжать накачивать экономику деньгами позволило компаниям и инвесторам начать списывать и ликвидировать излишки 90-х. При низкой учетной ставке и дешевых кредитах было намного легче справиться с огромной, нависшей над финансовой системой угрозой — невыплаченным долгом телекоммуникационных отраслей и сгоревшими инвестициями в погибшие фирмы, связанные с компьютерным бизнесом.
В результате экономика вполне смогла выдержать удары по финансовой системе, включая события 11 сентября. Если что и затягивает рецессию и потенциально может превратить ее в депрессию, то это коллапс финансовой системы. Но этого в США нет. Банки все так же готовы предоставлять кредиты, корпорации выпускают в большом количестве облигации, а потребители могут легко получить деньги под залог своей собственности или ипотечные кредиты и ссуды на покупку машин.
Даже фирмы, специализирующиеся на венчурных инвестициях, по-прежнему вкладывают деньги в новые компании. И средства эти направляются не только на то, чтобы поддержать переживающие трудности фирмы. С начала 2001 года по настоящее время венчурные инвесторы профинансировали большее количество новых компаний, чем когда-либо раньше, включая и максимально активные 1999 и 2000 годы. Эти новички, пока еще очень маленькие, могли бы стать основой для следующего экономического бума.
Если быть точным, то невозможно предсказать, что именно в перспективе будет двигать всю экономику. Дело в том, что инновационные инвестиции непредсказуемы в принципе. Например, практически все авторы экономических прогнозов недооценили рост объемов инвестиций, производительности и числа рабочих мест в 90-е годы из-за того, что просто не разглядели прихода Интернета.
Однако велика вероятность того, что локомотивом следующего подъема станет та отрасль, которая продолжает расти в период экономического спада. Во время спада 1990—1991 годов практически не снизились, с учетом инфляции, инвестиции в информационные технологии. Это был признак будущей силы. Ведь, несмотря на замедление темпов развития экономики, компании и потребители отдавали приоритет инвестициям в информационные технологии.
В этот раз на плаву остаются инвестиции в здравоохранение. И это говорит в пользу того, что именно здравоохранение с биотехнологиями в качестве передового отряда станет одной из движущих сил следующего подъема. В противовес нынешней ситуации во время двух последних спадов расходы на медицину резко уменьшались.
Подъем на основе медицинских инвестиций будет очень отличаться от подъема на основе информационных технологий. Вместо наращивания производительности медицинские инновации скажутся больше на продлении жизни и повышении ее качества. А эти факторы не так просто поддаются измерению в единицах ВВП. Кроме того, в отличие от инвестиций в информационные технологии, вложения в здравоохранение очень зависят от федеральных расходов. И значит, они будут тормозиться политическими коллизиями.
Еще одним фактором предстоящего подъема может стать внешняя торговля. Во второй половине 90-х экономика в США росла быстрее, чем во всем остальном мире, и это привело к тому, что события развивались по замкнутому кругу. Привлекаемые высокой доходностью и быстрой возвратностью вложенных средств, иностранные инвесторы закачивали деньги в экономику США — 1,4 триллиона долларов за пять лет. Это подстегнуло объемы инвестиций и биржу. Они, в свою очередь, еще больше разогнали экономику, делая США привлекательными для иностранных инвесторов. Между тем объемы импорта намного превысили экспорт, и торговля превратилась в камень на шее экономического роста.
В этот раз динамика может быть совершенно иной. Рост американской экономики сдерживается спадом в инвестициях. А такие страны, как Великобритания и Германия, предприняли ряд мер для того, чтобы открыть свои рынки для иностранной конкуренции. В результате экономисты из Merrill, Lynch & Co. прогнозируют, что экономика стран Европейского союза в 2002 году будет расти почти в два раза быстрее, чем американская. Экономика Азии (без учета Японии) также будет расти быстрее, чем США, а экономический рост Китая и Индии оценивается более чем в 7%. Это может стать благом для американской экономики.
Точнее говоря, никто сегодня не знает, как именно будет происходить следующий подъем или когда он начнется. Но благодаря продолжающемуся росту производительности и инновационным инвестициям мы, по крайней мере, можем быть уверены, что он уже на пути к Америке.

Майкл Мэндел (Michael J. Mandel). — Business Week.

Заказы на новое информационно-технологическое оборудование (млрд. $)

июнь 200042
июль 200037
август 200038
сентябрь 200037
октябрь 200036
ноябрь 200039
декабрь 200038
январь 200136
февраль 200136
март 200135
апрель 200134
май 200132
июнь 200130
июль 200130
август 200129
сентябрь 200123

Темпы роста выплат на частных предприятиях (%)*

I квартал 20002,0
II квартал 20001,6
III квартал 20001,5
IV квартал 20001,4
I квартал 20011,2
II квартал 20011,1
III квартал 20010,9

* С учетом инфляции, по сравнению с предыдущим годом.

Уровень безработицы (%)

сентябрь 20013,8
октябрь 20004,0
ноябрь 20004,0
декабрь 20004,2
январь 20014,3
февраль 20014,4
март 20014,6
апрель 20014,5
май 20014,6
июнь 20014,6
июль 20014,9
август 20014,9
сентябрь 20015,4

* С учетом инфляции, по сравнению с предыдущим годом.

Темпы роста без учета предприятий с/х

1973—750,2%
1975—801,8%
1980—1,2%
1980—812,1%
1981—82—0,2%
1982—901,8%
1990—91—0,6%
1991—20012,1%
2001*—2,4%

* С учетом инфляции, по сравнению с предыдущим годом.

* полгода с начала спада

Выданные патенты (тыс.)

1995110
1996125
1997130
1998170
1999175
2000180
2001185

* С учетом инфляции, по сравнению с предыдущим годом.

* полгода с начала спада

год заканчивается в ноябре

Темпы роста внутреннего нефинансового и негосударственного долга (%)

III квартал 19998,5
IV квартал 19999,6
I квартал 20008,9
II квартал 20009,4
III квартал 20008,3
IV квартал 20007,8
I квартал 20017,2
II квартал 20018,4
III квартал 20016,1

* С учетом инфляции, по сравнению с предыдущим годом.

* полгода с начала спада

год заканчивается в ноябре

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK