Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Юрий Лебедев: со мной — Вера"

Вера и Юрий Лебедевы поженились четыре года назад, когда у обоих были взрослые дети и состоявшаяся профессиональная биография. Чтобы быть вместе, им пришлось оставить прежние семьи. Этот брак невероятным образом их обоих окрылил и перепахал: она, крупнейший в Нижегородской области финансист, поняла, что для женщины главное — семейное счастье, а он в 1998 году выиграл выборы и стал мэром Нижнего Новгорода.Вера Лебедева: Мы с мужем ровесники, оба с 1951 года. Я родилась в Воркуте, затем вместе с родителями переехала в Нижегородскую, тогда Горьковскую область. После школы устроилась работать в Управление Горьковской железной дороги, параллельно училась во Всесоюзном заочном институте инженеров транспорта по специальности инженер-экономист. Потом вышла замуж, в 1981 году родился сын Тимур.
Так уж случилось, что муж со временем стал превращаться в «нового русского»: большие деньги — безумные развлечения. Наша с ним жизнь резко изменилась. Я как будто замерзла. И дала себе слово: единственным мужчиной в моей жизни будет сын. Все прочие стали для меня на одно лицо. Такой абстрактный мужчина, которому от женщины нужно разве что погулять и переспать. И вот тут-то я познакомилась с Юрием Лебедевым. Он работал главой Шахунской районной администрации. Его тогда в Нижнем воспринимали немного не так, как сейчас: дескать, сельский мужик, недалекий…
Дмитрий Токман: И что же вас в сельском мужике привлекло?
В.Л.: Больше всего то, что он оказался очень добрым человеком. А что еще женщине, по большому счету, нужно? Он неожиданным образом мою заледенелую душу растопил. Причем обычными вещами: лаской и вниманием. Он просто, как психолог, смог понять, чего мне в этой жизни не хватает.
Д.Т.: Самое интригующее в каждой любовной истории — это первая встреча. Как она произошла у вас?
В.Л.: Наша первая встреча произошла года за четыре до того, как, собственно, начался роман. Ни о какой любви мы тогда и думать не думали.
В 1991 меня пригласили в областной Совет народных депутатов — начальником контрольно-счетной палаты. В этом качестве мне приходилось выступать с отчетами на заседаниях малого совета обладминистрации. Там-то Юрий Лебедев меня впервые и заметил.
А через пару лет мне довелось обратиться к нему с одной личной просьбой. Я получила новую квартиру, и мне понадобился паркет. В магазинах в то время купить ничего было нельзя, я стала расспрашивать сослуживцев, где и как можно достать. И кто-то мне посоветовал обратиться к Лебедеву, дескать, в Шахунье много леса, может быть, и паркет производят. Юрий Исакович сказал, что паркета в районе нет, но он лично может попробовать мне помочь. В конце концов паркет привезли, я за него расплатилась, но тут рабочие, делавшие в квартире ремонт, наотрез отказались поднимать его ко мне на четвертый этаж, мотивируя это тем, что рабочий день у них уже закончился. Мужа дома не было, и я оказалась в безвыходном положении. Тогда Лебедев с рабочими по-свойски поговорил и все уладил. Вроде бы самый обычный мужской поступок, но в тот момент я вдруг впервые посмотрела на Юрия другими глазами.
В 1995 меня назначили начальником управления Федерального казначейства. Управление мы создавали с нуля. От областной администрации нас контролировал Лебедев, которого Немцов к тому времени назначил вице-губернатором, фактически своим первым замом. Мы его между собой называли «куратором». Естественно, занимались общим делом и виделись регулярно.
Моя семейная жизнь к тому моменту вконец разладилась, и я от мужа ушла. Оставила ему квартиру, а сама оказалась практически на улице. Мне было психологически сложно обращаться за помощью: я не умею просить. И Лебедев снова вошел в мое положение — помог снять жилплощадь. Он уже тогда был готов на самые серьезные отношения, но мне не хотелось искушать судьбу, он ведь был женат.
Мы стали встречаться после работы. Естественно, появляться вдвоем на публике мы не могли, поэтому походы в кино и театр были исключены. Но было много цветов, которые Юрий Исакович, кстати, дарит мне и по сей день. А через несколько месяцев он сделал мне предложение. Я его приняла, потому что уже убедилась: с этим человеком я могу быть счастлива.
Моя карьера в это время, пожалуй, была в зените: я руководила управлением Федерального казначейства, занималась бюджетом с утра до ночи, ругала губернатора Немцова — и это тогда, когда все бегали вокруг него на полусогнутых. Вскоре меня пригласили в банк «Гарантия» заместителем председателя правления (а председателем в то время был Сергей Кириенко.— Д.Т.), затем я работала вице-президентом по финансам нефтяной компании «НОРСИ-ойл».
Теперь-то я знаю, что для женщины работа — не самое главное. Это у мужчины она занимает большую и лучшую часть жизни. К сожалению, я поняла это, лишь став мудрее и старше.
Когда Немцов узнал о намерении Лебедева жениться на начальнике управления Федерального казначейства, он в шутку это прокомментировал так: «Ты что, Юра? Что в городе говорить будут: женился областной бюджет на федеральном?!»
Д.Т.: Как отреагировал сын на изменение вашего семейного статуса?
В.Л.: Тимуру тогда было уже 14 лет, и на появление еще одного близкого мне человека он, как любой подросток, реагировал болезненно. Это естественно, он же любил своего отца. И тут Лебедев вновь повел себя по-мужски. Оказывается, прежде чем сделать мне предложение, он обратился к Тимуру: согласен ли сын на его брак со мной. Тимур ершился и поначалу не соглашался. После чего уже у меня с сыном состоялся разговор. Я заявила Тимуру, что он может выбирать, остаться с отцом или уйти со мной, причем в худшие условия. На следующее утро Тимур принял решение, заявив, что будет со мной. Месяцев пять они с мужем другу к другу притирались, приглядывались, а потом все вошло в норму.
Д.Т.: А как у Юрия Исаковича обстояли дела на работе?
В.Л.: После того как в 1997 году Немцова забрали в Москву, он три месяца работал и.о. губернатора, потом был представителем президента в Нижегородской области. В апреле 1998 года Лебедев подал в отставку в знак несогласия с отменой итогов выборов мэра, на которых победил Андрей Климентьев. А в прошлом году муж победил на выборах мэра Нижнего.
Д.Т.: Юрий Исакович — жесткий человек?
В.Л.: Он только кажется жестким. Он просто очень честный. Я достаточно хорошо его знаю, чтобы понять, что он никогда лукавить не будет. В этом мы с ним похожи. Он не умеет кривить душой. Когда я вижу его по телевизору, иногда говорю: «Юр, ну что ты какой резкий?» Хотя понимаю: работа заставляет. Иногда по инерции он остается таким, придя домой.
Д.Т.: А как вы эту инерцию гасите?
В.Л. (смеется): Ну, я не могу всех секретов раскрывать. Есть способы.
Д.Т.: Неужели, собравшись вечером за столом, вы разговариваете о налогах и проблемах отчетности?
В.Л.: И о них тоже. Помимо того, что я жена и финансист, я еще и представитель того электората, который избрал Юрия Исаковича мэром. Оттого, что мой муж принадлежит в высшим властным эшелонам, у меня, в отличие от некоторых, голова не кружится.
Д.Т.: Получается, что вы, как Раиса Горбачева, участвуете во всех делах мужа?
В.Л.: Нет, не так. Мужчина погружен в свое дело, жена же никогда не сможет вникнуть в его дело до тонкостей. Я считаю так: вмешиваться не надо, советовать можно.
Д.Т.: Мнение мужа всегда совпадает с вашим?
В.Л.: Не всегда, конечно. Хотя бы потому, что мы разные: он мужчина, я женщина. И если я, к примеру, говорю ему: этот пиджак не надевай, он тебе не идет,— сопротивляется! А я ему говорю: «Вот с чего пошло?! Там, на работе, все вокруг тебя на цыпочках ходят и поют, какой ты хороший. А мне уж теперь и замечание сделать нельзя…» Но непримиримых противоречий у нас нет. По крайней мере, он может подумать, посоветоваться с кем-то и признать мою правоту. Но ведь так же точно поступила бы и я: сначала надую губы, а потом к зеркалу.
Д.Т.: После того как вы стали супругой вице-губернатора — представителя президента — мэра города, ваш круг общения претерпел какие-то изменения?
В.Л.: Да. Настоящих друзей осталось немного — человек пять всего. Когда Юрий Исакович в 1998 году ушел со всех постов, в доме создался абсолютный вакуум. Все ждали: что будет? Звонили только самые близкие — те, кого не интересовали ни должности, ни деньги. К сожалению, во властных структурах неискренних людей гораздо больше, чем порядочных. На эту тему мы с мужем часто спорим.
Многие ругают и критикуют власть до тех пор, пока эту власть не получат. А сами этого испытания властью не выдерживают. Я таких не люблю.
Кстати, после победы мужа на выборах я очень долго болела. Потому что все, что вокруг выборов творилось, было для меня настолько дико… Это стало эмоциональным испытанием для нашей семьи. Но не зря говорят: муж и жена — одна сатана. Если бы наши отношения дали трещину после первого серьезного испытания, первой же кочки, даже и такой крутой, это была бы не любовь.
Д.Т.: После таких нагрузок наверняка необходим отдых…
В.Л.: Я отдыхаю на природе, для меня нет лучше отдыха, чем погулять по лесу. Но выбраться за город получается нечасто. Вот недавно мы ездили в наш любимый санаторий в Нижнем Ивкине, неделю там жили. Минеральная вода, обеды, свежий воздух, прогулки… и телефонные звонки с утра до вечера. Я терпела неделю, а потом говорю Юрию: все, завтра уезжаю. Потому что он на отдыхе работает. И я, естественно, дергаюсь вместе с ним. Какой в этом смысл?
Д.Т.: Юрий Исакович никогда не высказывал пожелания, чтобы вы оставили работу и занялись исключительно домом и семьй?
В.Л.: Высказывал. Но не потому, что он сторонние Домостроя, а потому, что видел, что мне пришлось пережить в связи с этими выборами. Хотел как лучше для меня. Но оказалось, что не работать для меня гораздо хуже. После того как он стал мэром, я со своей работы в управлении Федерального казначейства ушла. Сейчас возглавляю благотворительный фонд «Нижний Новгород». Я не тот человек, который может замкнуться исключительно на домашнем хозяйстве. Хотя в принципе нормально отношусь к тому, что женщина в семье не работает. Каждый выбирает для себя. Никакой общей нормы здесь нет.
Д.Т.: Вы поддерживаете отношения с детьми мужа от первого брака?
В.Л.: Конечно! У нас трое детей: две Юрины взрослые дочки в Шахунье, мой сын и две внучки. Мы их любим одинаково. Хотя складывались наши отношения совсем непросто.
Д.Т.: А ваш сын, Тимур, нос не задрал, когда Юрий Исакович стал мэром Нижнего?
В.Л.: Я ему так говорю: ты, конечно, можешь пользоваться любыми льготами, которые у нас сейчас есть. Но в любом случае собственную жизнь ты проживешь сам. Сегодня мы тебе помогаем, завтра не сможем. Рассчитывай на себя. Ты будешь жить среди разных людей: и честных, и подлых, и хитрых,— будешь попадать в разные переплеты. Так что учись разбираться в тех, кто тебя окружает, и находить выход из любой ситуации.

ДМИТРИЙ ТОКМАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK