Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Забайкальский деловой округ"

Иркутская область занимает площадь Англии, Франции и Австрии вместе взятых — плюс Байкал, самое глубокое озеро, признанное мировым достоянием. Но здесь пока не зарабатывают на туризме — деньги приносят уголь, электроэнергия и алюминий.Хозяин энергии

Виктора Боровского, генерального директора «Иркутскэнерго» и одного из самых влиятельных людей Иркутской области, называют «энергетическим губернатором».
В 1955 году, окончив МЭИ, Виктор Боровский пришел работать в «Иркутскэнерго». Его решение уехать из Москвы с молодой женой в Сибирь сильно напугало родителей в подмосковном Ногинске. И даже в самых дерзких мечтах Боровский не мог представить, что годы спустя он будет управлять предприятием с активами более $4 миллиардов.
В 1985 году Боровского назначили управляющим «Иркутскэнерго». А в 1992-м началась приватизация. В Москве сибирскую энергетику приватизировали решительно — за одну ночь. Указывалось: три гидроэлектростанции, ЛЭП на 220 и 500 киловатт приписать к РАО «ЕЭС России», остальные 23 предприятия энергосистемы тоже приватизировать и 51% их акций отдать тому же РАО.
Но 22 тысячи человек, работающих в «Иркутскэнерго», приняли другое решение, изменить которое РАО оказалось не под силу. Иркутские энергетики решили провести приватизацию сами, в РАО ЕЭС не вступать и ничего ему не давать.
Тогдашний министр энергетики вызвал к себе Боровского и потребовал аннулировать решение коллектива. Боровский отказался, и тогда его уволили. Неделю спустя Виктора Боровского ждал еще один удар — от тяжелой болезни умерла жена.
Трудовой коллектив с решением министра не согласился — генерального директора пришлось восстановить, и Боровский сумел сделать «Иркутскэнерго» самостоятельной компанией, сохранить все 26 предприятий в единой системе.
Однако легче жить не стало: в то время в обороте было всего 23% живых денег и расчеты велись векселями и бартером. Чтобы спасти предприятия, многие сокращали численность персонала и социальную сферу. Но такая тактика была не в чести у «красных директоров», к которым относит себя Боровский. Он старался сохранить коллектив и надеялся, что для энергетики наступят лучшие времена.
Как вспоминает сам Боровский, в июне 1998 года на приеме у президента Ельцина после третьей рюмки он спросил у присутствовавшего там Егора Гайдара: «Когда в стране будет много денег?» Гайдар ответил, мол, нужен способ, как впрыснуть деньги в экономику. Тогда Боровский предложил вариант, но не как впрыснуть, а как влить деньги в экономику: «Просто напечатайте побольше денег». Через два месяца случился августовский дефолт, который принес «Иркутскэнерго» и стране живые деньги. Боровский, как замечает его окружение, часто предвидит будущее.
После дефолта крупные предприятия региона, работающие на экспорт, мгновенно повысили свою платежеспособность. Денег стало больше, жить стало веселей. Сейчас «чисто денежный» оборот «Иркутскэнерго» более 95% — о таких результатах РАО «ЕЭС России» только мечтает.
Кстати, РАО ЕЭС уже девятый год не может простить себе, что упустило такой лакомый кусок стоимостью $4 млрд., и пытается вернуть упущенное. Аналогично ведет себя, только в пользу государства, Минимущества, которое судится с администрацией Иркутской области за 40% акций «Иркутскэнерго».
За этим конфликтом с акциями внимательно следят крупнейшие предприятия региона, которые задолжали «Иркутскэнерго» 6 млрд. рублей. Поговаривают, что они привлекают влиятельных людей, через которых пытаются влиять на ситуацию и хотят ослабить позиции Боровского, чтобы он простил им долги и увеличил тем самым их прибыль.
Пока же основная забота Боровского — выстраивание отношений с «Русским алюминием», основным потребителем электроэнергии, владеющим крупнейшими алюминиевыми заводами России (БрАЗом и КрАЗом). Алюминщикам нужны низкие тарифы энергетиков, а энергетикам — дешевый уголь.
Рабочий кабинет Боровского — это два стола (письменный и для заседаний), шкаф, забитый бумагами и памятными подарками, ряд стульев, которые достались от предыдущих управляющих, и двуглавый орел хохломской работы на стене.
По осени Боровский собирает урожай со своего огорода — он любит возиться на грядках, ухаживая за помидорами. Кроме томатов, на огороде у главного энергетика Восточной Сибири растут другие овощи, больше десятка сортов ягод, цветы, кедр и ель.
В домашнюю одежду Боровского входят даже шорты. Но на работе он предпочитает белые рубашки и итальянские костюмы. Ездит на Land Cruiser, потому что считает эту машину самой надежной.
Отдыхает генеральный директор недалеко от Байкала — в санатории «Электра», принадлежащем «Иркутскэнерго». А из-за рубежа Боровский привозит разные идеи. Например, в Англии он увидел паровую машину, которая стояла у современной электростанции, показывая, с чего начиналась британская энергетика,— тогда Боровский решил создать музей развития своей компании, заодно позаботившись о ее символике. Сейчас дизайнеры трудятся над фирменной символикой и другой атрибутикой для корпорации.
Правитель «Восточной страны»

Для простого иркутянина название «Истлэнд» ассоциируется с чем-то очень далеким. И действительно, «Истлэнд» в переводе с английского означает «Восточная страна» — возможно, поэтому об этой стране и ее правителе Сергее Ерощенко никто и ничего в Иркутске толком не знает. За исключением тех людей, кто по той или иной причине соприкоснулся с «Восточной страной» и ее делами.
Про холдинг «Истлэнд» знающие люди говорят, что это фирма «серых кардиналов». Намекают на связи «Восточной страны» с ФСБ и крупным московским бизнесом. Кстати, общение холдинга с журналистами долгое время было сведено к минимуму.
В начале 90-х двое братьев — Николай и Сергей Ерощенко — начали совместный бизнес с производства лекарственных препаратов, программного обеспечения, торговли, страхового дела, деревообработки и поставок нефти.
В 1995 году они решили все это централизовать, создав холдинг,— так возник «Истлэнд». После этого один из них, Николай, стал вице-губернатором и руководителем представительства Иркутской области в Москве. Другой, Сергей, возглавил не только «Истлэнд», но и более 80 фирм и предприятий, которые входят в структуру холдинга.
Сергей Ерощенко родился в шахтерском городке Черемхово, что в Иркутской области, сейчас ему 39. В семье все были потомственными шахтерами, но он не занялся горным делом, а окончил Иркутский государственный университет в 1983 году и стал физиком. Работал в Институте органической химии СО РАН — исследовал строение молекул. О Ерощенко в институте говорят, что он был одаренным и энергичным ученым.
Потомок шахтеров рос в науке: в 25 лет он старший научный сотрудник, в 29 заведует лабораторией и преподает в Иркутском политехническом. В бизнес же ушел ради благополучия семьи, жившей вместе с ним в общежитии.
Сейчас у него есть возможность заботиться не только о семье, но и о своем институте — он второй год помогает оплачивать значительную часть расходов Всероссийской студенческой школы химии.
Более 30 тысяч человек работает на предприятиях, основным держателем акций которых является «Истлэнд». Это «Востсибуголь», «Саянскхимпром», самый крупный производитель смолы ПВХ в России, «Усольехимфарм», страховая компания «ВостСибРоссо», предоставляющая весь комплекс страховых услуг и представляющая интересы «Ингосстраха» в Восточной Сибири и Монголии, медиа-холдинг «Пионер», объединяющий более двадцати газет, журналов, телеканалов, радиостанций Иркутской области (за хорошую работу Сергей Ерощенко платит журналистам по пять американских долларов за строчку). В Москве представителем холдинга является Финансово-промышленный банк. «Истлэнд» — основной акционер крупного деревообрабатывающего завода и Рубцовского машиностроительного завода, где производят бронетранспортеры. «Восточная страна» также основной держатель акций Финансово-промышленной группы, в которую так или иначе входят крупнейшие акционерные общества Иркутской области.
Неизвестно, куда выходят московские окна Николая Ерощенко, но из окна кабинета Сергея видно поле для мини-футбола. Когда еще оба брата работали в Иркутске, у каждого из них была своя футбольная команда.
Сейчас Сергей руководит попечительским советом иркутского футбольного клуба «Звезда» и хочет, чтобы футболисты «Звезды» играли в высшей лиге. Сам Сергей играет за команду ветеранов. Он приезжает на своем черном «мерседесе», переодевается и начинает «отдыхать» от бизнеса и связанных с ним проблем.
Он любит свой черный «Мерседес-500» S-Klasse — такая машина в Иркутске единственная. Три предыдущие тоже были «мерсы», до этого — только джипы.
Супруга Ерощенко имеет собственный бизнес, связанный с информационными ресурсами. У них двое детей: 13-летняя дочь Анна и 16-летний сын Владимир, который уже третий год учится в Англии.
Временами правитель «Восточной страны» уходит в Восточные Саяны. Эти горы граничат с Монголией, родиной Чингисхана. По местным преданиям, он приходил в эти места каждые четыре года и именно здесь восстанавливал свою связь с землей, наполняясь внутренней силой для будущих дел и походов. В этих диких и суровых местах множество целебных источников, и сюда приезжают поправить здоровье люди, знающие о силе местной природы. Сергей Ерощенко говорит: «Я заметил странную особенность: здесь через несколько дней сами собой отходят в сторону дела, звонки, планы. Потом начинает налаживаться контакт со своей внутренней сущностью. То, что происходит в горах с человеком, когда он остается наедине с самим собой, просто невозможно объяснить словами: варишь еду, носишь дрова, тащишь рюкзак, и все, что оставил в городе, становится неважным. Это похоже на восточную притчу, в которой мастера дзэн однажды спросили:
— Что вы делали до просветления?
— Колол дрова, носил воду.
— Что вы делаете после просветления?
— Колю дрова, ношу воду».
Зеленая гора алюминия

Игорь Гринберг, председатель совета директоров Сибирско-Уральской алюминиевой компании (СУАЛ) и генеральный директор Иркутского алюминиевого завода (ИркАЗ), встречая посетителей в кабинете, улыбается им и в то же время смотрит изучающе. Когда-то он поставил свой рабочий стол так, чтобы входящий был хорошо виден и освещен. Позже Гринберг прочитал у психологов, что это самое правильное размещение директорского стола.
ИркАЗ возник 38 лет назад и образовал вокруг себя город Шелехов, что недалеко от Иркутска. Среди 11 алюминиевых заводов России объем выпускаемой продукции ИркАЗа считается средним — 270 тысяч тонн металла, но высокое качество этого алюминия зарегистрировано даже Лондонской биржей металлов. На заводе работает 6 тысяч человек, которые в среднем получают $250-500 в месяц. Валютные обороты завода крупнейшие в области, потому что 90% продукции идет на экспорт. В большей своей части городской бюджет формируются за счет комбината.
Как рассказывают подчиненные, Гринберг внимательно изучает мировые новости металлургии и ее последние тенденции (из 20 изобретений самого Гринберга многое внедрено в производство, он автор двух учебников по металлургии, его докторская диссертация отмечена премией российского правительства). Создав научный центр в СУАЛе и приведя ИркАЗ в оптимальное состояние, Гринберг считает, что именно наука поможет догнать и опередить алюминиевый Запад, от которого Россия отстала на десятилетия.
Несколько лет назад Гринберг был первым директором, отправившим 20 своих менеджеров в Лондон — на учебу в Sundridge Park. Этот учебный центр известен тем, что здесь крупнейшие компании мира обучают свой персонал для большого бизнеса — двадцатка Гринберга стала его командой.
Начав в 1967 году на заводе рабочим, Игорь Гринберг постепенно продвигался по службе. Он получил в Иркутске два высших образования (техническое и экономическое), что позволило ему, 34-летнему начальнику электролизного цеха, в 1989 году выдвинуть свою кандидатуру на пост генерального директора ИркАЗа. Прежнее руководство завода активно сопротивлялось, тем не менее 70% заводчан поддержали кандидатуру Гринберга.
Гринберг уважает прежние традиции: на заводе есть Боевой листок, Доска почета, аллея ветеранов и пр. При этом, когда Гринберг пришел к власти, то показал пример, которому последовала вся его команда,— перво-наперво новые управленцы освободили своих жен от работы. Наталья, жена Гринберга, работала на ИркАЗе с кадрами — теперь занимается собой, домом и внучкой. У Гринберга двое детей — 30-летний сын Андрей и 26-летняя дочь Татьяна. Дети живут в разных частях света. Сын, как и отец, окончил Иркутский политех, потом школу бизнеса в Вашингтоне и теперь работает в Москве, в представительстве СУАЛа. Дочь Татьяна училась в Иркутске и однажды удивила отца своим решением — поехать на учебу в Америку. Сейчас Татьяна — аспирантка известной нью-йоркской школы дизайна Parson’s — до нее здесь учились Донна Каран и Исаак Мизрахи.
Директор алюминиевого завода мечтает научиться управлять самолетом, хорошо держаться в седле и знать несколько языков. Пока же он отлично играет на аккордеоне — недоброжелатели называют его «мужичком с гармошкой».
Два года назад Гринберг сменил «девятку» на черный с серебристой отделкой Land Cruiser Prado. Одевается исключительно за рубежом. Отдыхает не больше двух недель в год, предпочитает ездить туда, где еще не бывал.

Рейтинг бизнес-лидеров Иркутской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности контролируемых предприятий
1Виктор Боровский$3 млрд.«Иркутскэнерго», банк «БратскГЭСстрой», страховая компания «Энергия», гостинично-деловой комплекс «Байкал Бизнес Центр», «Байкальский фондовый дом» (ценные бумаги) и др.
2Игорь Гринберг$2 млрд.Иркутский алюминиевый завод
3Сергей Ерощенко$1,5 млрд.«Востсибуголь», «Саянскхимпром», «Усольехимфарм», страховая компания «ВостСибРоссо», медиа-холдинг «Пионер», Финансово-промышленный банк, Рубцовский машиностроительный завод (производство бронетранспортеров) и др.

ЕКАТЕРИНА СЕРБИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK