Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "«Зарядка для мозга»"

Работа комиссии ЕС, пытающейся узнать, что именно происходило во время войны на Кавказе, ставит президента Грузии Саакашвили в весьма затруднительное положение.
Психологи исследуют удивительное воздействие юмора: как можно с его помощью искушать, как — подавлять? Может ли смех исцелять? Какие процессы запускает анекдот в мозгу человека? Вывод ученых: чувство юмора можно развить, и оно помогает человеку ощущать себя счастливым.
Врач и комик Эккарт фон Хиршхаузен (41 год) о карнавале, целительной силе смеха и проблемах с юмором, свойственных немцам.Здоровый как бык генерал, которому довелось писать мировую историю в ту летнюю ночь, — небольшой знаток тонкостей международного права. Однако когда 7 августа 2008 года Мамука Курашвили с орденами на груди предстал перед камерами грузинских телеканалов, оказалось, что командующий миротворческими войсками Грузии, тогда еще расположенными на территории Южной Осетии, может на удивление осведомленно рассуждать о юридических основаниях для нападения на провинцию, заявившую в начале 1990-х о своем отделении от грузинского «материка».
   Грузия, сообщил Курашвили, решила «восстановить конституционный порядок во всем регионе». Cлова генерала прозвучали накануне пятидневной войны между Россией и Грузией, которая быстро переросла в самую опасную конфронтацию между Востоком и Западом со времен холодной войны. Случившееся неожиданно показало Европе, что вооруженный конфликт с великодержавной Россией на собственном континенте больше нельзя считать чем-то из разряда фантастики.
   Благодаря решительному антикризисному менеджменту французского президента Николя Саркози Евросоюзу удалось добиться скорейшего прекращения огня. Тем не менее долгосрочной стратегии в отношении этого крайне нестабильного региона у европейцев нет до сих пор. Поэтому Совет министров ЕС решил создать специальную комиссию. Дипломаты и военные, историки и юристы-международники с декабря прошлого года ищут ответ на вопрос: как эта война стала возможной? Похоже, эксперты смогли найти то, что искали.
   По информации журнала Spiegel, телеобращение генерала Курашвили сыграло в этом ключевую роль. Высказывания военного доказывают, что президент Грузии Михаил Саакашвили не отражал «российскую агрессию», как продолжает утверждать он сам, а начал наступательную войну.
   Предполагается, что Курашвили частично цитировал грузинский приказ № 2 от 7 августа 2008 года — документ, который смог бы ответить, кто развязал войну. Когда в Москве члены комиссии встречались с заместителем начальника Генштаба ВС России Анатолием Ноговицыным, тот зачитывал им выдержки из того же приказа. По словам Ноговицына, именно в нем содержалась формулировка о «восстановлении конституционного порядка». Если то, что якобы удалось перехватить российской разведке, действительно подлинный текст приказа, это значит, что Саакашвили уличили во лжи.
   Грузинское правительство до сих пор отказывается показать комиссии документ, вызывающий эти споры. Его содержание — государственная тайна, отвечают в Тбилиси.
   Основное внимание следователей Евросоюза сосредоточено на словах, выбранных высокопоставленными политиками. Возможно, именно они выдают правду. «Освобождена большая часть территории Южной Осетии», — заявил дипломированный юрист-международник Саакашвили 8 августа, в 12 часов 20 минут. Ответственность за бои президент возложил на «сепаратистов-мятежников», то есть на югоосетинских ополченцев.
   Однако на четвертый день войны — российские войска успели изгнать грузинскую армию из Южной Осетии и стояли всего в 50 км от столицы страны Тбилиси — глава грузин вдруг заявил: 7 августа, около 10 часов вечера ему донесли, что 150 российских танков собираются пройти через Рокский тоннель, соединяющий Южную Осетию с Северной, входящей в состав России.
   Поэтому у Саакашвили «не было выбора». Внезапно речь пошла уже не об освобождении, а о своего рода акте вынужденной обороны.
   И действительно, отмечают западные наблюдатели, еще 7 августа грузинское руководство стянуло к границе с Южной Осетией 12 тыс. военнослужащих и 75 танков. Хотя в президентском приказе о всеобщей мобилизации, опубликованном лишь 9 августа, говорится: российские войска вошли в Рокский тоннель 8 августа, то есть после перехода грузин в наступление.
   Комиссия, члены которой в прошедшие недели встречались с высокопоставленными армейскими чинами в Москве и Тбилиси, внимательно исследует это и подобные противоречия. Впрочем, нередко представителям ЕС удавалось получить лишь туманный ответ от российских военных, равно как и от их союзников в Южной Осетии.
   Серьезное осуждение европейских «следователей» вызвало то, что югоосетины сжигали населенные грузинами села, расположенные на территории мятежной республики, и изгоняли их жителей, причем такие действия не были пресечены российскими военнослужащими.
   В отчете, который комиссия должна представить в начале лета, предположительно будет отмечен и тот факт, что Россия многие годы выдавала жителям Южной Осетии свои паспорта. Специалисты в области международного права расценивают это как вмешательство во внутренние дела Грузии. Тем не менее похоже, что в результате расследования в более затруднительном положении может оказаться Тбилиси, а не Москва.
   Насколько нервозно в окружении грузинского президента реагируют на работу независимой комиссии, продемонстрировал министр по реинтеграции Темур Якобашвили. Доверенное лицо Саакашвили настраивает общественность против комиссии ЕС и входящих в нее экспертов, якобы финансируемых российским концерном «Газпром». В комиссии такие обвинения категорически отрицают.
   Ее возглавляет швейцарский дипломат Хайди Тальявини. В 2002—2006 годах она была специальным представителем Генерального секретаря ООН в Грузии и Абхазии. Ее заместитель — Уве Шрамм, в прошлом посол Германии в Тбилиси. В роли консультанта выступает бывший министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер.
   Уже сегодня, задолго до публикации отчета, в Тбилиси считают, что расследование представителей ЕС имеет весьма деликатный в политическом отношении характер. Все больше прежних соратников Саакашвили возлагают ответственность за войну на авторитарного главу государства и требуют его отставки.
   Недавно выразителем настроений оппозиции стал Ираклий Аласания. Во время войны на Кавказе он был постоянным представителем Грузии в ООН и обладает весьма неплохими связями в администрации нового президента США Барака Обамы. Кроме него в лагере противников Саакашвили — прежний премьер страны, бывшие министры иностранных дел и обороны, а также экс-спикер парламента Нино Бурджанадзе, которая в 2003 году вместе с Саакашвили стояла во главе «революции роз».
   Прежние сподвижники Саакашвили собираются вновь мобилизовывать народ, хотят, чтобы люди, как 6 лет назад, вышли на бульвар Руставели и потребовали отставки действующего президента. Скрупулезная проверка комиссии ЕС им весьма кстати.
Недюжинная сила шутки
   ПСИХОЛОГИЯ
Психологи исследуют удивительное воздействие юмора: как можно с его помощью искушать, как — подавлять? Может ли смех исцелять? Какие процессы запускает анекдот в мозгу человека? Вывод ученых: чувство юмора можно развить, и оно помогает человеку ощущать себя счастливым.
   В здании бывшей электростанции в Кельне атмосфера до предела наполнена шутками. На «Олимпиаде религий» силами мерялись «накачанные фимиамом» католики и буддистские монахи. Дисциплина: шутки по поводу суицида. Рефери: либерал-демократ Юрген Мёллеманн.
   Шуты, нарядившиеся так, будто они — бочки с ядерными отходами из шахты Ассе, сетуют по поводу «недержания» и периода полураспада в 24 тыс. лет («Слишком уж это долго!»).
   Оскар Лафонтен, пират политического океана, твердо решил взять в плен кого-нибудь из лагеря политических оппонентов («Капитан, прямо по курсу Вестервелле (лидер свободных демократов. — Ред.)»). Затем на сцене появляется идущий вперевалочку «Моби Бек». Под конец толпа давится от хохота, видя Грегора Гизи с обезьяньим хвостом, непрестанно, как мантру, повторяющего: «Я не стучал. Я не стучал».
   Веселье немецкого карнавала грубовато и шумно. Но зрители, сами в нарядах монашек, ангелов и моряков, настроены именно на такие шутки. Вечер политической сатиры каждый год превращается в Кельне, центре карнавального действа, в альтернативную тусовку, контрастирующую с мероприятиями традиционных карнавальных союзов.
   В те дни, когда на берегах Рейна, где у карнавала особый статус, вновь наступает время шутов и шуток, быть веселым — долг и обязанность каждого. Залпы смеха сотрясают залы, они заразны, как ветрянка. Но что же происходит на самом деле? Что заставляет миллионы людей бросаться в омут коллективного веселья?
   Психологи и ученые всего мира, изучающие человеческий мозг, ищут ответ на вопрос, какова роль шуток и смеха. Как им удалось выяснить, юмор — универсальный язык, служащий отнюдь не только для развлечений и веселого времяпрепровождения. Целый «континент юмора» ждет своих открывателей, уверен Виллибальд Рух из Цюрихского университета, занимающийся психологией личности. Состояние радости, позволяющее легче переносить стресс и удары судьбы, он называет «веселым спокойствием».
   «Люди с чувством юмора пользуются уважением и вызывают симпатию», — добавляет американский нейропсихолог Роберт Провайн из Университета штата Мэриленд. Впрочем, у юмора есть и темная сторона, подчеркивает Провайн. «Мы смеемся, чтобы повлиять на поведение других людей», — считает ученый. Шутки, насмешки и ирония служат для построения иерархий и коалиций. Остроты обладают достаточной силой, чтобы манипулировать людьми и соблазнять их.
   Похоже, желание сделать кого-то посмешищем, ранить и изолировать других от общества и вправду представляет собой одну из сильнейших мотиваций для юмора. Еще философ Томас Гоббс утверждал, что сущность юмора состоит во «внезапном триумфе», испытываемом людьми, когда другие становятся объектом насмешек.
   «Смех может с одинаковым успехом послужить как для завоевания друзей, так и для создания врагов», — подтверждает Яаак Панксепп из Университета Боулинг-Грин американского штата Огайо, исследующий эмоции человека. Уже в детские годы мы учимся потешаться над несчастьем других.
   Относительно безобидными в этой связи считаются анекдоты, связанные с мнимыми качествами восточных фризов или блондинок (Что будет, если 50 блондинок поставить ухо к уху? — Аэродинамическая труба!).
   Злые шутки, ранящие чувства других, воспевающие предрассудки или подтрунивающие над беспредельной несправедливостью, — дело другое. Смех застревает у слушателей в горле. Тем не менее многие не могут не ухмыльнуться, хотя и стыдятся своей реакции.
   Какой бы расистской или человеконенавистнической ни была острота, противостоять ее чарам в первый момент бывает непросто. Шутка использует эффект внезапности. Не часто слушателю удается противостоять искушению и не нарушить табу. Смеющийся становится соучастником, хочет он того или нет.
   «Юмор всегда будет грозным оружием в руках искусных политиков и полемистов», — пишет американский автор Джим Холт. Неудивительно, что сильные мира сего с давних пор используют его мощь — и сами боятся насмешек.
   Так, диктатор Адольф Гитлер устраивал в Берлине «шуточные суды» (Холт) над теми, кто отваживался высмеивать нацистский режим. Католическая церковь тоже долго боялась силы смеха. В романе Умберто Эко «Имя Розы» один монах пытается во что бы то ни стало воспрепятствовать, чтобы размышления Аристотеля о комедии, считавшиеся утерянными, были опубликованы. «Смех умерщвляет страх. А без страха не может быть веры», — опасается он. Тому, кто не боится дьявола, не нужен и Бог: «Тогда мы сможем смеяться даже над Богом».
   Юмор действительно обладает почти дьявольской силой. Он как бы берет тело в заложники — по крайней мере, в первый момент. Исследователи считают, что непосредственная реакция на веселое коренится глубоко в мозгу. Зачастую смех вызывает сама форма шутки вне зависимости от содержания.
   Согласно этой концепции, всплеск веселья обусловлен внезапным поворотом сюжета: люди смеются, когда нарушается привычный ход вещей. Мужчина приходит в приют для животных и спрашивает: «Скажите, эта овчарка любит маленьких детей?» Смотритель отвечает: «Да, но лучше купите корм для собак, он дешевле».
   При помощи томографа ученым удалось выяснить, как «соль» подобных шуток действует на мозг. Зоны мозга, относящиеся к оценочной системе, активизируются и посылают каскад нервных импульсов. Нейромедиаторы вызывают эйфорию и веселье. Одновременно начинают светиться нервные узлы, отвечающие за неконтролируемые изменения мимики.
   Уголки губ невольно ползут вверх. Радостные звуки вырываются из горла прежде, чем рассудок успевает вновь принять командование на себя (см. график).
   Непроизвольный смех можно наблюдать и у ближайших родственников человека. Когда шимпанзе щекочут друг друга или играют в догонялки, раздается характерный хохот. Нейропсихолог Провайн объясняет происхождение смеха так: «Старейшая шутка на Земле: сейчас догоню!»
   Смех рождается настолько спонтанно, что Провайн считает его одним из сильнейших сигналов в репертуаре человеческого поведения. По мнению ученого, хохот срывает маски, против воли принуждает людей к честности. Гёте об этом догадывался: «Ничто не в силах поведать о характере человека больше, чем то, над чем он смеется».
   Психолог Рух решил проверить это высказывание. Он исследует, какие шутки вызывают смех у людей с разным складом характера. Оказалось, человек, в жизни которого порядок и система превыше всего, находит забавными анекдоты, отражающие известные реалии и предрассудки. Например, про шотландцев, в которых с самого начала понятно: «соль» в мнимой шотландской скупости. (Что шотландец со свечой делает перед зеркалом? — Празднует второй адвент).
   Более творческим натурам, которым быстро становится скучно и которые ищут для себя новые вызовы, нравятся карикатуры Гари Ларсона, анекдоты с неясной концовкой или абсурдные шутки: «На лугу встречаются две коровы. Одна говорит: «Эй, ты! Привет!» Другая отвечает: «Почему именно я?»
   «На основании предпочтений в юморе можно узнать об индивидууме очень и очень много», — уверен Рух. Поэтому неудивительно, что смех имеет большое значение во флирте и при выборе будущего супруга. Эксперт по смеху Провайн проанализировал свыше 4 тыс. брачных объявлений американцев и американок и пришел к выводу: женщины нередко ищут мужчин с чувством юмора, кавалеры, напротив, пытаются привлечь дам своим остроумием.
   «Женщина хочет найти мужчину, который заставит ее смеяться», — говорит Провайн. Острословие при флирте — своего рода аванс. Некоторые психологи даже предполагают, что популярность балагуров у прекрасного пола имеет эволюционные корни. Юмор — это «индикатор уровня интеллекта человека», пишет психолог Дэниел Хоуригэн из Колорадского университета. Иными словами, если мужчина остроумен, значит, он умен, и, скорее всего, в борьбе за выживание у него больше шансов на успех.
   Такое «биологическое» объяснение не бесспорно. Единственное, в чем согласны исследователи, — это то, что мужчины и женщины очень по-разному судят, что смешно, а что нет.
   Кавалеры отпускают тонкие шутки, когда хотят произвести впечатление на дам. Но горе, если они остаются одни. Британский психолог Ричард Вайсман нашел в Интернете 40 тыс. анекдотов и попросил сетевое сообщество оценить их. Выяснилось, что женщины чаще смеются над чем-то остроумным в изысканной словесной оболочке, в то время как мужчины предпочитают надменные и агрессивные шутки, нередко с сексуальным подтекстом. Доктор говорит монашке: «Поздравляю — вы беременны!» Та в ответ возмущается: «Нет, вы подумайте — какой только гадостью сегодня не натирают свечи!»
   Мужчины, оставшись без женщин, хохочут над подобными анекдотами до слез. Их «соль» в унижении. Также веселит запретное и непристойное. Тот, кто смеется, сокрушает все барьеры, писал Зигмунд Фрейд. Внутренний цензор умолкает.
   Культуролог Хельга Коттхофф из Фрайбургского педагогического института убеждена, что знает, почему мужчинам так нравятся подобные анекдоты. Предпочтения в области юмора обусловлены социальным взаимодействием и обществом, и формируются они еще в песочнице. «Дети развивают у себя те виды юмора, которые позволяют им добиться успеха», — говорит исследовательница. Грубые, агрессивные шутки пресекаются у мальчиков не так строго, как у девочек. Поэтому в вопросах юмора мужчинам свойственны «менее изысканные манеры».
   Похоже, правда, что постепенно предпочтения полов сближаются. «Женщины все чаще рассказывают агрессивные анекдоты, тем самым демонстрируя растущую уверенность в себе», — говорит Коттхофф. К тому же в общении с женщинами сами мужчины сегодня периодически становятся объектом насмешек. В моду входит феминистический каламбур. Маленькая девочка моется в ванной. Она спрашивает: «Мам, где тряпка?» Мать отвечает: «Вышла за сигаретами».
   В вопросах юмора мужчин и женщин объединяет решимость противостоять житейским невзгодам. Сексуальная фрустрация, нервные партнеры и начальники, проблемы с парковкой, обвисшая грудь и недостаточные размеры полового члена становятся менее тягостными, если над ними можно смеяться.
   «Забавляться над маленькими жизненными невзгодами — одна из наших основных потребностей», — говорит врач и кабаретист Эккарт фон Хиршхаузен.
   Клубы смеха и курсы хасья-йоги убеждают в целительной силе хохота. Смех уменьшает уровень гормонов стресса в крови и укрепляет иммунитет. А радость повышает переносимость боли.
   Даже медицина относится к лечебному потенциалу юмора всерьез. Сильнее всего его положительное терапевтическое воздействие выражено у детей. Так, врачи Альтонской детской клиники в Гамбурге сотрудничают с особыми клоунами. Раз в неделю комики шествуют по отделениям.
   Сильке Мюленштедт, она же клоун Лили, направляется в детскую хирургию. «Я хочу, чтобы больные дети, сидя на своих кроватках, смеялись», — говорит 42-летняя женщина, входящая в Союз клоунов медицинских клиник Гамбурга. Кристоферу должны вырезать аппендикс. Мюленштедт, с красным носом, косичками и в полосатых чулках, приближается к восьмилетнему пациенту. Наконец она вынимает из-под шерстяной шапочки «яйцо динозавра».
   Результат не заставляет долго ждать. Мальчик смеется, а значит, набирается новых душевных сил. Педиатр Райнер Зюсенгут подтверждает: «Благодаря клоунам у детей улучшается самочувствие. На какой-то момент они забывают, где находятся, и их удрученность улетучивается».
   Юмор снимает напряжение и помогает жить. Тот, кто смеется над собственной участью, возвышается над судьбой. Это работает даже в самых тяжелых ситуациях, говорит психолог Рух. Он рассказывает об исследованиях, в которых участвовали военнослужащие Соединенных Штатов, прошедшие через пытки во время войны в Корее: «Чем с большим чувством юмора они смотрели на свое положение, тем меньшим оказался урон для их психики».
   Рух получил и экспериментальное подтверждение того, что юмор — это живительный бальзам для душ. Участники исследования прошли тренинг, развивающий чувство юмора. Восемь вечеров их обучали шутить и веселиться. «В первую очередь они должны были заново открыть в себе ребенка и обрести утраченное игровое отношение к действительности», — объясняет инструктор весельчаков Хайди Штольц.
   В программе тренинга были хороводы для взрослых и скетчи британского комического персонажа Мистера Бина. Также обучаемым представилась возможность попрактиковаться в достижении комического эффекта при помощи преувеличения, преуменьшения или игры слов, а еще посмеяться над собой. Под конец психологи определили «показатель юмористического развития» испытуемых, основываясь на заполненных ими анкетах. «Количество ответов, характерных для веселости, возросло, для серьезного отношения к жизни и плохого настроения — снизилось», — радуется Штольц. Друзья и знакомые испытуемых тоже признали, что выпускники курсов стали остроумнее.
   Радует, что в результате тренинга был достигнут долгосрочный эффект: «Спустя два месяца эти люди были еще более довольны своей жизнью, чем прежде».
   «Чувство юмора тренируется», — подводит итог Рух. Веселью можно научить так же, как языку. И это радует: «Чем больше юмора, тем выше удовлетворенность жизнью».
   Стало быть, не исключено, что «дураки», участвующие в «склочном заседании» в здании кельнской электростанции, уже встали на путь к блаженству. Под пять четвертей песни Take Five в исполнении Дейва Брубека они танцуют в ночи. Немецкая команда пловчих-синхронисток в китайском бассейне с акулами разворачивает плакат с надписью: Free Tibet — «Свободу Тибету!»
   Под конец зрителей ждет персифляж на Ренату Кюнаст. «У зеленой задницы должно быть две ягодицы, — произносит министр сельского хозяйства от партии «зеленых», развеивая опасения относительно отсутствия у нее чувства юмора. — Ведь одной ягодицей даже самой маленькой монетки не зажмешь».
«Зарядка для мозга»
Врач и комик Эккарт фон Хиршхаузен (41 год) о карнавале, целительной силе смеха и проблемах с юмором, свойственных немцам.
   «Шпигель»: Господин Хиршхаузен, вы родились в Берлине. Насколько вы понимаете культуру карнавала?
   Хиршхаузен: Лишь отчасти. Думаю, в карнавальной среде нужно вырасти, как и в языковой. Как бы то ни было, я завидую жителям Рейнланда, практикующим это культивированное безумие. Умение периодически выпускать пар — далеко не худшее качество.
   «Шпигель»: Почему?
   Хиршхаузен: Изначально идея была в том, чтобы дать людям своего рода клапан, позволяющий справляться с разочарованием, обусловленным авторитаризмом властей и репрессиями. В юморе таится сила анархии. Мне кажется, это очень хорошо иллюстрирует шутка времен ГДР: Брандт встречается с Ульбрихтом. Чтобы поддержать разговор, Брандт говорит: «У меня есть хобби — я коллекционирую анекдоты, которые люди рассказывают обо мне». Ульбрихт отвечает: «Забавно. У меня похожее хобби: я коллекционирую людей, рассказывающих обо мне анекдоты».
   «Шпигель»: Вы считаете, что шутки улучшают самочувствие?
   Хиршхаузен: Конечно. Юмор разрывает причинно-следственную связь между хроническим стрессом, депрессией и преждевременной смертью. Когда люди смотрят смешной фильм, венечные сосуды сердца расширяются. Риск инфаркта снижается.
   «Шпигель»: Ваша новая книга посвящена счастью. Юмор делает счастливым?
   Хиршхаузен: Еще бы. Тот, кто смеется, забывает заботы и страхи и несколько секунд живет одним мгновением. Это дает ощущение счастья и действует, подобно оргазму. Люди всегда радуются, когда происходит что-то неожиданное и хорошее. Правда, на этом свете мы не для того, чтобы быть счастливыми. Наша оценочная система активизируется лишь на один миг. Как только мы привыкаем к чему-то, оно быстро надоедает.
   «Шпигель»: Считается, что у немцев проблемы с юмором. Почему?
   Хиршхаузен: Делу время, потехе — час. Такая установка существует со времен работы в рудниках, которая и вправду удовольствия не доставляла. Однако в современном обществе это главная преграда для реализации творческого начала. Юмор — зарядка для мозга. Если то, чем ты занимаешься, не в радость, значит, что-то ты делаешь принципиально не так.
   «Шпигель»: По экономической мощи Германия занимает четвертое место в мире. Однако если говорить об удовлетворенности граждан своим положением, здесь страна демонстрирует, скорее, посредственные показатели. Можно ли это изменить к лучшему?
   Хиршхаузен: Думаю, дело в принципиальном отношении немцев к комичному. Мы считаем себя выше и потому брезгуем всем смешным. В газетах чаше всего пишут о спектаклях, в которых на протяжении трех часов повествуется о несчастьях этого мира. Для чего? В жизни каждого человека трагичного и без того хватает. Для этого не нужно идти в театр. Такие комики, как я, сегодня собирают огромные залы. Люди смеются над маленькими житейскими невзгодами. Это основная потребность, свойственная даже интеллектуалам.
   «Шпигель»: Стало быть, угрюмость немцев отчасти обусловлена и безрадостностью германской политики?
   Хиршхаузен: Гидо Вестервелле может говорить весьма остроумно. Улле Шмидт чувство юмора тоже не чуждо. Но большинство политиков проявляют изрядную стойкость к бациллам веселья и производят комичное впечатление, скорее, против собственной воли. Они делают вид, будто что-то у них еще под контролем. Так же поступает цирковой клоун, но все знают, что вот-вот он опять споткнется. Понять мир во всей его сложности сегодня не может никто. Если пытаться доказать обратное, потеряешь доверие людей и при всей своей серьезности станешь поистине комичной фигурой.
   «Шпигель»: Значит, членов правительства стоит направить на семинар по юмору?
   Хиршхаузен: Почему бы и нет? Во всяком случае, лица политиков наигранная улыбка явно не красит. Из-за нее человек кажется агрессивным. Мой совет: обращайтесь с собой так, чтобы не разучиться шутить и смеяться от сердца. Жизнь слишком важна, чтобы воспринимать ее всерьез.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK