Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЗЕЛЕН ИННОГРАД"

Чем центр инноваций Медведева отличается от технико-внедренческих зон Путина.    Как говаривал известный литературный персонаж: «Лед тронулся, господа присяжные заседатели!» В данном случае тронулся «модернизационный лед». Идея начинает воплощаться в жизнь. И в качестве инструмента внедрения выбран инноград в Сколково. А почему, собственно, именно инноград?
   
СТАРЫЙ «КВАРТЕТ»
    В самом деле, уж чего-чего, а разного рода научных городков в стране всегда хватало. Если заглянуть в историю, то новосибирский Академгородок, за которым последовали другие наукограды, был создан в СССР значительно раньше принятой сегодня за образец калифорнийской Кремниевой долины. А вот инноваций как не было, так и нет. Теперь на щит поднимается инноград. Не получится ли как у Крылова в его «Квартете»?
   Впрочем, не будем слишком углубляться в прошлое. Возьмем новейшую историю. За последние десять лет в России сменились, по крайней мере, три модели, с помощью которых пытались стимулировать инновационные процессы. В 1999 году был принят закон о наукоградах, а в 2005-м — современная версия закона об особых экономических зонах (ОЭЗ), а точнее, о двух типах особых зон — промышленно-производственных и технико-внедренческих (то есть собственно инновационных), и вот теперь — инноград.
   Начнем с наукоградов. Этим статусом наделены сегодня 14 городов, из них 9 в Московской области (Дубна, Королев, Черноголовка и др.). Ключ к воротам наукограда — восьмая статья соответствующего закона. В современном виде (редакция 2009 года) она звучит так: «Присвоение муниципальному образованию статуса наукограда является основанием предоставления из федерального бюджета межбюджетных трансфертов бюджетам субъектов Российской Федерации для предоставления межбюджетных трансфертов бюджетам наукоградов в порядке, определяемом правительством Российской Федерации».
   Другими словами, наукоград — это пропуск к дополнительным бюджетным средствам, которые предоставляются федеральным правительством. Важно заметить, что ни о какой конкретной отдаче, ни о какой самоокупаемости наукоградов речи не идет. Есть бюджетная подпитка — жив наукоград, нет — мертв, и никаких тебе инноваций.
   Обратимся к технико-внедренческим зонам. Официально считается, что наукограды — одна из баз этих зон. Отличие их от наукограда в том, что речь идет не о прямых бюджетных вливаниях, а о налоговых льготах, которые должны стимулировать профильную активность в технико-внедренческой зоне. Главная льгота для резидентов этих зон — ставка ЕСН для них снижена с 26% до 14% (ст. 241 Налогового кодекса). Налоговые льготы — это серьезный стимул, но заметного инновационного прогресса он не вызвал.
   Сейчас в России четыре технико-внедренческие зоны — в Дубне, Зеленограде, Петербурге и Томске. О том, что это направление развития инноваций, мягко говоря, не на подъеме, свидетельствует такой факт: на середину 2009 года во всех технико-внедренческих зонах было зарегистрировано всего 88 резидентов. Этого, конечно, совершенно недостаточно.
   
НОВЫЙ СОЛИСТ
    Перед тем как перейти к устройству иннограда, имеет смысл выйти на макроуровень. Неудача прежних форм развития инновационной деятельности показывает, что на инновации элементарно нет спроса. А нет его прежде всего из-за монополизированной структуры российской экономики. Здесь можно было бы поставить точку, но пока поставим запятую.
   Конечно, монополии, если они сами не существуют в инновационном поле, как, например, Microsoft, это далеко не лучшее средство модернизации. И для расчистки поля под инновации важнейшая стратегическая роль должна принадлежать ограничительной антимонопольной практике. В России в данной области положение пока не меняется. В этих условиях главная ставка делается не на стратегический, а на тактический инструмент: спрос на инновации, пусть и ограниченный монополизированной структурой, может разбудить предложение.
   Предложение инноваций и ожидается от иннограда. Он принципиально отличается от предыдущих инновационных попыток тем, что у руля стоит не чиновник, а бизнесмен. Если «управление особыми экономическими зонами возлагается на уполномоченный правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти» (статья 7 закона об ОЭЗ), то во главе иннограда президентом Медведевым поставлен Виктор Вексельберг. И в данном случае речь идет не о «социальной ответственности бизнеса», а о крупном бизнес-проекте.
   
«КОМАНДА МЕЧТЫ»?
   В этом бизнес-проекте есть и изрядная политическая составляющая. Технико-внедренческие зоны (наукограды можно вообще оставить за скобками) были инновациями времен президента Путина. В 2009 году президент Медведев ликвидировал Федеральное агентство по особым экономическим зонам — тот самый уполномоченный правительством орган, который управлял, в частности, технико-внедренческими зонами. Тем самым он ясно указал на то, что зоны успеха не добились. И теперь инноград должен продемонстрировать преимущества инноваций по Медведеву.
   Именно поэтому на строительство иннограда мобилизована ударная бригада «прорабов». Главный — Виктор Вексельберг. Он известен не только своими миллиардами, «Реновой» и совместным с «Роснано» проектом создания солнечных батарей в Якутии. За $650 млн Вексельберг скупил 44,7% акций швейцарской компании Oerlikon. Она разрабатывает новейшие технологии для Европейского космического агентства, Bosch, Caterpillar, CMC Magnetics, Ferrari, Kraft Foods, Reliance, Sony. Вторая важная фигура — Анатолий Чубайс. Он становится в этом проекте главным инноватором с российской стороны. Наконец, Владислав Сурков, замруководителя президентской администрации. Он осуществляет общие надзорные функции.
   Возможно, появится и иностранный инновационно-инвестиционный кура-тор. Ходят слухи, что инокуратором может стать Эстер Дайсон, дочь знаменитого физика, известная как председатель комитета НАСА по инновациям и технологиям.
   Есть и еще один «прораб» иннограда — это налоговые льготы. В Минэкономразвития предлагают специальный налоговый режим для «инновационных центров». По нулевой ставке налога на прибыль, на землю и на имущество организаций. Переход на режим уплаты НДС предложено сделать добровольным, а страховые платежи установить в фиксированном размере — 4,8 тыс. рублей в месяц за работника. Плюс пятилетние «налоговые каникулы».
   Как сыграется команда, покажет время, однако никогда раньше в инновационную упряжь не впрягали сразу столько «коренников». Но инновациям по-прежнему препятствует засилье монополий. А то, что инноград создается на базе одной из самых дорогих в России бизнес-школ, придает проекту олигархический оттенок. А это политический негатив. Наконец, инноград — штучный продукт. И справится ли он в одиночку с запуском инновационного процесса в целой стране — вопрос открытый. Ведь даже лучшие «прорабы» не могут гарантировать, что Сколково принесет президенту лавровый венок.
   

   Изменение методов стимулирования инноваций
   Технико-внедренческие зоны были средством стимулирования инноваций времен президента Путина. В 2009 году президент Медведев ликвидировал Федеральное агентство по особым экономическим зонам — уполномоченный правительством орган, который управлял в том числе и технико-внедренческими зонами. Тем самым он ясно указал на то, что зоны успеха не добились. И теперь инноград должен продемонстрировать преимущества инноваций по Медведеву.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK