Наверх
18 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2012 года: "Зеленеет Восток"

Первые после свержения режима Мубарака парламентские выборы завершились вполне предсказуемо: победили исламисты. 

Первые после свержения режима Мубарака парламентские выборы завершились вполне предсказуемо: победили исламисты. 

  Старая пословица гласит: "Свято место пусто не бывает". Это вполне подходит и к арабским странам, пережившим в последние полтора года революции. Какую страну "победившей демократии" ни возьми, везде место свергнутого диктатора заняли исламисты. Пока они не выдвигают радикальных требований, но что будет потом, когда новая власть укрепится? Сейчас именно этот вопрос больше всего занимает Запад.    Помочь понять, что на самом деле происходит в Северной Африке и на Ближнем Востоке, должны события в Египте. В этой стране разворачивается один из самых запутанных сценариев. Выпавшую из рук президента Хосни Мубарака власть подхватили военные — единственная на Востоке сила, способная реально противостоять тотальной исламизации. Впрочем, пребыванию у власти египетских военных есть предел — к концу июня они должны сформировать гражданские органы власти и отойти на второй план. Но они явно не в восторге от этого, и в Египте многие это понимают. На 25 января, первую годовщину революции, намечена очередная акция протеста. Основное требование обращено к Высшему совету вооруженных сил: участники манифестации снова потребуют от военных как можно быстрее передать власть гражданскому правительству и президенту. Требование это звучит с первых послереволюционных дней, однако до сих пор армия явно не торопилась это делать. Напротив, парламентские выборы военные перенесли с сентября на ноябрь и растянули на три этапа, хотя при Мубараке страна обычно голосовала в два приема.    Пока предлагаемый армией сценарий передачи власти выглядит следующим образом: вновь избранный парламент собирается на первое заседание 23 января, с конца января по март — также в три этапа — пройдут выборы в верхнюю палату парламента, после чего представители обеих палат сформируют комиссию из 100 депутатов, которая разработает новую конституцию. Основной закон вынесут на референдум, после которого будут назначены президентские выборы. Пока прошел только первый этап — выборы в нижнюю палату парламента.

   Выборы дали богатую пищу для размышлений. Первая кампания после свержения Мубарака, занимавшего президентский пост почти 40 лет, стала и самой масштабной: в борьбе за 498 мандатов приняло участие более 40 партий и 6000 кандидатов. К выборам не была допущена лишь Национально-демократическая партия самого Мубарака, запрещенная судом. Остальные пользовались полученными в ходе революции свободами.

   Выборы прошли в три этапа: 27 провинций страны голосовали по очереди — по девять за раз. Пока официальные результаты голосования не подведены. Однако уже после оглашения предварительных итогов первого тура подтвердился прогноз большинства политологов, которые еще в дни революции не сомневались, что после свержения режима на первый план выйдут исламисты и лидерство захватит движение "Братья-мусульмане".
   "Братья-мусульмане" — политико-религиозная панисламская ассоциация, была создана в 1929 году в Египте. Впоследствии ее отделения появились в Сирии, Ливане, Ираке, Иордании, Судане, Палестине. Кстати, в России деятельность "братьев" была запрещена в 2003 году Верховным судом. Причиной послужила идеология организации, направленная на создание исламского халифата на территории стран, где проживает значительное число мусульман, в том числе в России и других постсоветских республиках. Впрочем, летом прошлого года Россия установила прямые контакты с египетскими "Братьями-мусульманами" через учрежденную ими Партию свободы и справедливости.
   На выборах в нижнюю палату парламента Египта эта партия получила почти половину мест. Неожиданностью стало второе место салафитской партии "Ан-Нур" ("Партии света"), придерживающейся ультраконсервативных исламских взглядов. Салафиты получат примерно четверть мест, то есть вместе исламистские партии будут контролировать 71% парламента! Это больше, чем у "Единой России" в лучшие ее годы.
   "Результат выборов в Египте подтвердил общую тенденцию: в Северной Африке и на Ближнем Востоке набирает силу устойчивая тенденция к изменению политического спектра, причем изменению самому радикальному", — оценивает итоги выборов эксперт Института Ближнего Востока Филипп Плещунов. На ведущие позиции в политической сфере претендуют силы, которые долгие годы находились в подполье и были фактически лишены права голоса и каких-либо возможностей участвовать в политической жизни своих стран, а потому нередко продвигали свои взгляды с помощью методов, далеких от демократических. Успех этих партий на выборах Плещунов объясняет тем, что они долгое время были запрещены и преследовались властями, сейчас же выглядят реальной альтернативой свергнутым режимам. Действительно, деятельность египетских "Братьев-мусульман" была разрешена только 6 июня прошлого года. "Успех салафитов объясняется тем, что из всех участников они были самыми новыми и яркими участниками", — считает эксперт международного фонда Карнеги Натан Браун.
   Впрочем, по данным египетской газеты "Аль-Ахрам", существенную роль в убедительной победе исламистов сыграли внешние игроки: кампании фундаменталистов финансировались Саудовской Аравией, Ираном и Катаром. Со ссылкой на спецслужбы газета сообщила, что средства выделялись правящими династиями и из личного фонда иранского духовного лидера аятоллы Али Хаменеи. Если это действительно так, рано или поздно эти инвестиции египетским исламистам придется "отрабатывать".
   Уже в ходе кампании исламистские партии сделали немало заявлений, напугавших своим радикализмом не только иностранных наблюдателей, но и самих египтян. Отличились в том числе и "Братья-мусульмане", и салафиты. Так, кандидат от Партии свободы и справедливости Азза аль-Жарф заявил, что иностранные туристы не должны употреблять алкоголь, когда приезжают в Египет. А один из лидеров партии Яссер Бурхами в эфире Dream TV пошел еще дальше, выступив за "халяльный туризм", то есть отдых без алкоголя, бикини и с раздельными пляжами для женщин и мужчин. Генсеку партии и кандидату в председатели парламента Сааду аль-Кататни даже пришлось опровергать товарищей и заверять, что в области туризма особенных изменений не будет.
   Лидерам салафитов тоже время от времени приходилось одергивать не в меру ретивых соратников. Например, партия осудила Аделя Афифи, призвавшего не поздравлять христиан-коптов с Рождеством. Пришлось также отвергать причастность партии к появлению в Facebook страницы "Продвижение добродетели и предотвращение греха", авторы которой призывали парикмахеров не совершать грех и не стричь мужчинам бороды. Лидер партии Эмад Абдель-Гафур поспешил отвергнуть причастность к появлению страницы в социальной сети и обвинил в ее создании хакеров. Кроме того, в ходе предвыборной кампании со стороны кандидатов "Ан-Нур" звучали призывы лишить женщин политических прав, ввести запрет на алкоголь и отрубать руки ворам. Политический аналитик Аммар Али Хассан, которого цитирует египетская пресса, считает, что партия не хочет иметь имидж политически непримиримой и негибкой.
   Разногласия неизбежны и по поводу будущей конституции. Здесь позиции "Братьев-мусульман" и салафитов расходятся диаметрально. Салафиты полагают, что в конституции должно быть прописано, что президентом страны может быть только мусульманин, а вторую статью основного закона (сейчас действует исправленный после революции вариант конституции 1971 года), указывающую на то, что источником законодательства является шариат, предлагают переписать в более конкретном ключе — принципы шариата должны являться источником права. "Братья-мусульмане" на протяжении последнего времени говорили, что статью о шариате надо оставить без изменения. Они выступают за равные права для всех граждан, уверяет председатель партии Мухаммед Мурси. Но при этом и те и другие признают: Египет относится к исламской цивилизации. Как говорится, со всеми вытекающими отсюда последствиями. "По большому счету, в Египте нет светских сил в западном понимании. Западные принципы светского государства нельзя воплотить в Египте. Египет — это глубоко религиозное общество, причем как мусульманское, так и христианское. Здесь все придерживаются религиозных моральных принципов, а светская идеология существует лишь в умах единиц. И то это скорее теория, чем практика", — считает Мурси.
   Во внешней политике и "Братья-мусульмане", и салафиты пока заявляют о намерении уважать заключенные предыдущим режимом международные договоры, что должно успокоить в первую очередь Израиль. "Даже салафиты понимают невозможность решения острейших социально-экономических проблем Египта его собственными силами", — делает вывод эксперт Института Ближнего Востока Владимир Куделев.
   Однако, если в ходе парламентского взаимодействия политическое крыло "Братьев-мусульман" объединится с салафитами, это может привести к "существенной радикализации "братьев", — указывает профессор политологии Каирского университета Хасан Нафаа. А это в перспективе может содействовать сворачиванию демократии и формированию в стране теократического режима наподобие иранского. Увы, в истории так уже бывало, когда к власти демократическим путем приходили силы совсем не демократические.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK