Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Железные герои"

Все герои своего времени со временем становятся историей, и трудно сказать заранее, кто именно окажется антигероем.«Русский Бисмарк», главный жандарм Российской империи, «последний римлянин», вешатель, русский исполин, богатырь слова и дела — друзья и враги первого русского премьер-министра Петра Столыпина и при жизни, и после смерти по отношению к нему изощрялись в эпитетах и сравнениях. Все были едины в одном: он — великий реформатор. Если бы хоть часть его проектов и начинаний была реализована качественно, а не погрязла в бюрократической косности, Россия была бы другой страной. Неудивительно, что в последние лет 10—15 «железный премьер» начала прошлого века стал одной из самых востребованных исторических фигур. Книга «Петр Аркадьевич Столыпин: жизнь за Отечество» (М.: Поколение) Геннадия Сидоровнина — классическая научная биография, обстоятельная и выверенная, с подробной родословной, справочным аппаратом и обзором библиографии. Это едва ли не первое за столетие полное жизнеописание одного из самых незаурядных отечественных политических деятелей, в котором нет слухов, сплетен, неподтвержденных версий или исторических анекдотов. В основе монографии только документальные свидетельства: воспоминания родных, друзей, сослуживцев, современников, эпистолярное наследие, архивные и официальные материалы, выступления и литературные труды самого Петра Аркадьевича и уникальная фотоколлекция, многое из которой публикуется впервые. Обычно авторская интонация в изданиях подобного рода малоощутима — законы жанра не позволяют, но в данном случае в книге сквозит не просто уважение к герою, а благоговение. Впрочем, для полноты картины стоит добавить, что Геннадий Сидоровнин больше чем историк, он — доверенное лицо потомков П.А. Столыпина, учредитель культурного Центра им. П.А. Столыпина.

«Это был маленький чернявый подросток с лицом открытым и упрямым, с внезапной мальчишеской улыбкой и точными движениями маленьких рук». Кто бы сомневался — хороший мальчик, далеко пойдет! «Сын нужды и борьбы» назывался очерк Александра Фадеева, написанный в 1938 году и посвященный Николаю Ивановичу Ежову, видному деятелю коммунистической партии, к этому моменту уже отстраненному от занимаемой должности наркома внутренних дел. Опубликовать очерк не успели. Зато теперь почти одновременно с жизнеописанием «железного премьера» вышел из печати «Ежов» Алексея Павлюкова (М.: Захаров) — объемная биография «железного наркома». Именно биография, а не публицистика, документированная и беспристрастная. Самое сильное впечатление производят сухие отчеты и постановления, докладные записки и особенно фрагменты из стенограмм допросов. Застенчивый «кровавый карлик» охотно и даже страстно признавал все: шпионаж, вредительство, терроризм, подготовку к захвату власти и даже «ряд новых фактов, характеризующих мое моральное разложение. Речь идет о моем давнем пороке — педерастии». Факты выразительные, характеризующие личность номенклатурного исполнителя, который с одинаковым рвением руководил водным транспортом и составлял расстрельные списки.

Знаменитый итальянский журналист Энцо Бьяджи как-то раз съездил в гастрольное турне с Марчелло Мастроянни, и они за дружескими беседами провели несколько приятных дней. В результате появилась легкая, живая, тонкая, талантливая книга о человеке, который не боялся своих слабостей, — «Красивая жизнь» (М.: КоЛибри). В ней не найти хронологической упорядоченности, хотя все основные жизненные вехи там отражены — родился, женился, стал отцом, встретил Феллини, влюбился, снимался, потом снова влюбился, снова снимался… Самолюбив? Не очень. Не злодей и не подлец, и доволен уже этим. Он ненавидел Голливуд, презирал тех, кто посвящает публику в свои сексуальные похождения, искренне считал себя робким, слабохарактерным, ленивым и асоциальным типом. Это, мол, подтверждает его способность хорошо представлять на экране посредственных личностей. «Я не красавец и никогда им не был, у меня совершенно не запоминающееся, дюжинное лицо, даже немного простонародное», — признавался журналисту неотразимый «латинский любовник». Мастроянни парадоксальным образом умел одновременно сочетать несочетаемое — и глубоко рефлексировать, и упиваться бытием. Вероятно, это качества, необходимые великому лицедею.

Про живого и здорового Квентина Тарантино точно напишут шикарную монографию, и не одну. Но пока он и сам не стесняется в самовыражениях. Сборник его «Интервью» (СПб.: Азбука-классика) — замечательный микс самолюбования, провокаций, эпатажа, синематографическая «Кровавая Мэри» из 25 бесед. Общаться с журналистами (да чего уж там, болтать) создатель «Криминального чтива» умеет, а главное, всей душой это дело любит. Первая из включенных в книгу публикаций относится к 1992 году, после премьеры «Бешеных псов» пресса обратила свое благосклонное внимание на амбициозного дебютанта-самоучку. И он с места в карьер ринулся объяснять потрясенному человечеству, кто он, откуда взялся, и пообещал: все только начинается. Сейчас разговоры ведутся в ином тоне — слегка утомленный славой режиссер уже не снисходит до толкований, скорее, комментирует свои похождения в весьма комплиментарном духе. Имеет право! «Если бы «Убить Билла» был музыкальным альбомом, он весь состоял бы из хитов. Что скрывать, это и в самом деле круто — ведь я начал работу над фильмом с покупки саундтреков».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK