Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Жена актера дальнего плавания"

«Вторая половина» драматурга и актера Евгения Гришковца, Елена, подолгу ждет возвращения своего мужа из столицы. Но сама переезжать в Москву не хочет, предпочитая жить в городе, где нет бесконечных расстояний и пробок на дорогах.Елена Гришковец: Я училась на первом курсе филологического факультета Кемеровского университета. Ближе к весне поползли слухи о том, что домой после службы на флоте возвращается некий Гришковец. Имя это произносили с придыханием и обычно добавляли, что «вот он-то всех за жабры и возьмет».
Первая встреча наша была буднична и банальна: я возвращалась из булочной в общежитие и увидела знакомого с нашего факультета рядом с неким молодым человеком. «Это Джон, покоритель морей», — представили мне Женю. Первое, что меня поразило — огромное количество веснушек и очень добрые глаза.
Наталья Щербаненко: Екнуло у вас тогда сердце?
Е.Г.: У девушек на филфаке при каждом новом знакомстве екает сердце: девушек много, а редкие юноши-сокурсники довольно специфические персонажи. В общем, Женя оказался в моей группе, и на английском мы даже сидели за одной партой.
Н.Щ.: Внимание новенький вам уделял?
Е.Г.: Как-то декан объявил, что наш курс едет в колхоз, Женя что-то не расслышал и переспросил именно у меня. Что вызвало бурю эмоций — это событие девчонки потом еще долго обсуждали.
Н.Щ.: В общем, любовь на картошке?
Е.Г.: Нет. Мы жили в лагере на берегу реки, а на другом берегу у Жениных родителей была дача, он где-то раздобыл лодку, и больше его не видели. Женя обратил на меня внимание, когда я выступила на фестивале художественной самодеятельности «Студвесна», — я исполнила попурри из песен 60-х годов.
Н.Щ.: Как развивался студенческий роман?
Е.Г.: Девочкам, которые живут в общежитии, не везет дважды: во-первых, у них нет своей комнаты, а есть только кровать и книжная полка, а во-вторых, именно на этой кровати, как правило, сидят многочисленные гости, которые приходят каждый день. Женя тоже приходил. Он меня долго, три года, мучил. Иногда подавал знаки внимания, но тут же забирал их обратно.
Н.Щ.: Евгений, вы когда поняли, что Лена — ваша будущая жена?
Евгений Гришковец: Лена — моя самая первая любовь, и довольно долго было непонятно: то ли это высокое чувство или нет, так бывает или по-другому, сильное чувство или слабое? Любовь не рациональный процесс. Цепь событий ничего не объясняет. У какой-нибудь там Оли или Тани все то же самое и даже лучше. Но любишь Лену.
Н.Щ.: Лена ваша муза?
Евгений Гришковец: Она просто человек, который мне жизненно необходим. Я работаю дома, а она создает мне условия.
Н.Щ.: Как думаете, с вами сложно жить?
Евгений Гришковец: Очень трудно. Сам мой способ жизни — мотающийся — довольно сложен. А потом, со всеми я добрый, а дома бываю не очень. Могу быть вредным. И занудным.
Е.Г.: Ну вот, наконец-то сознался!
Н.Щ.: Свадьба у вас была красивая?
Е.Г.: Я отношусь к тому поколению, которое, наверное, скажет дочке: «А вот у нас с папой свадьбы-то настоящей и не было». Было начало 90-х, ничего нельзя было купить. Машину с куклой мы не хотели. Выбрали понедельник, самый непопулярный для бракосочетания день, чтобы вокруг не толпились чужие родственники и марш Мендельсона из-за дверей не было слышно.
Через месяц обвенчались. В старой церкви. Хотя в Кемерове все, чему сто лет, считается очень старым. Там на полу линолеум буграми, а по стенам масляными красками нарисованы библейские сюжеты. В церкви мы спросили, нужно ли записываться на венчание. Нам сказали: да нет, так приезжайте. Мы приехали, и оказалось, что поп ушел к себе на участок, он дом строил, мы его оторвали от дел, он пришел сердитый, ворчал все время. Попа звали Дионисий, что в переводе означает Виночерпий. Вот Виночерпий нас и обвенчал.
Событие мы отмечали большой компанией. Женин друг купил спирт «ройяль», настоял его на петрушке, получился по цвету такой одеколон «Шипр».
Н.Щ.: Вы хозяйственная жена?
Е.Г.: Думаю, да. С раннего детства мама готовила мне приданое; началось все с простыни, она у нас до сих пор хранится с пришитым бумажным ценником. Очень люблю бытовые подарки. Как-то перед свадьбой в университете было распределение талонов на технику, мне не хватило талона на утюг. Я не представляла, как это молодая семья — и без утюга? Накануне свадьбы Женя подарил мне утюг «Ленинград».
Из бабушкиного обручального кольца мы сделали два. Я с тех пор шучу, что по ним можно все понять: у кого кольцо меньше блестит, тот больше работает.
Н.Щ.: И у кого оно блестит?
Е.Г.: Вообще-то, у Жени. Но это только потому, что его труд — интеллектуальный. Этим своим трудом он создал условия, чтобы я не работала.
Н.Щ.: А раньше где работали?
Е.Г.: В Кемерове после окончания университета Женя организовал театр, и я в нем работала. Должность моя называлась что-то вроде «монтировщик сцены». На самом деле я занималась всем. Даже писала музыку для Жениных спектаклей.
Н.Щ.: Не сложно было постоянно рядом с мужем находиться?
Е.Г.: Ну что вы, наоборот! Я не представляю, как живут люди, которые встречаются на бегу перед уходом на работу, а потом, усталые и раздраженные, вечером.
Н.Щ.: А как же сейчас, когда Женя почти все время живет в Москве, а вы в Калининграде?
Е.Г.: У нас здесь много жен моряков дальнего плавания. Можно считать, что я одна из них.
Н.Щ.: Почему вы приехали в Калининград?
Е.Г.: У Жени возникла необходимость что-то изменить. Я была рада, что мы уезжаем из Сибири. Хотя бы потому, что мне нравятся места с историей, а Кемерово город молодой, нет и ста лет.
Н.Щ.: В Калининграде все достопримечательности пересмотрели?
Е.Г.: Не то чтобы я сразу побежала по памятным местам, в знаменитом Музее янтаря, например, до сих пор не была. Дело не в достопримечательностях, а в самом духе города. Калининград буквально пропитан легендами, здесь жили Кант и Гофман. Это город, построенный поверх другого города. Можно, копаясь на садовом участке, найти частичку Истории. Один наш знакомый нашел в саду тяжеленную старинную флягу. Думал, что там драгоценности, оставленные немцами, а оказалась, фляга полна солониной. Рядом с нашим домом озеро Хлебное, все ряской заросло. И вот все время думаю, как бы здорово было его почистить, сколько на дне тайн скрыто.
Н.Щ.: Вы живете в старом доме?
Е.Г.: Мы живем в доме, который не пострадал во время войны. Я часто представляю себе, что там, где у нас стоит стол, обедала какая-то немецкая семья, а вот в этой комнате из радиоприемника раздавался голос Гитлера. Кто-то наверняка ушел из этого дома на фронт. И о нем тосковала жена. И как люди покидали этот город, оставив этот дом и кусты боярышника в сквере, куда выходят наши окна, где весной и летом стоит удивительный аромат.
А еще можно сесть в машину и уехать на море. Море тянет к себе необъяснимой силой. Когда мы в первый раз с Женей приехали на море, я увидела белый песок, голубое небо, а по воде плывет белый лебедь. И подумала: неужели мы будем жить в такой красоте?
Н.Щ.: Как я понимаю, в столицу вы переезжать не планируете?
Е.Г.: Нет. Я медлительная и хочу жить в спокойном городе, где нет бесконечных расстояний и пробок на дорогах. В Калининграде удобно жить. Особенно с ребенком. А потом, мы живем здесь совсем недавно, пустили корни, но такие еще пока слабенькие и тоненькие, что не хочется их травмировать.
Н.Щ.: А в Москве вы часто бываете?
Е.Г.: Только на значимых событиях в жизни Жени: на премьерах, вручении «Золотой маски» или с концертами группы «Бигуди». Это наш общий с Женей проект, мы уже два диска записали: Женя читает свои тексты под нашу музыку.
Н.Щ.: Вы не боялись мужа отпускать в жесткую и чужую столицу?
Е.Г.: Не боялась. Я знаю, что он сильный человек и что его талант будет востребован. У меня нет ревности, что кто-то раньше узнает о новых идеях и проектах Жени, чем я. Например, о спектакле «Как я съел собаку» я узнала за день до премьеры.
Н.Щ.: Расскажите, пожалуйста, про вашу дочку.
Е.Г.: Через три года после свадьбы, как только у нас появилась своя квартира, у нас появилась Наташа. Сейчас ей семь лет, и в нашей жизни очень важный период: она учится в первом классе.
Н.Щ.: Какой Евгений отец?
Е.Г.: У них с Наташей очень нежные отношения. Он почти не принимает участия в ее воспитании, но достаточно того, как он на нее смотрит. Он ею так любуется и гордится! Женя дочку балует, обязательно привозит ей подарки. Как-то привез неистового поющего покемона с мигающими глазами. Наташа долго была в центре внимания в детском саду.
Н.Щ.: Вы берете дочку в театр?
Е.Г.: Когда Наташе было четыре с половиной года, мы поехали в Любляну на театральный фестиваль. Спектакль папы она смотрела как завороженная, не пропуская ни одного слова. Мы, кстати, и бывает втроем в основном на фестивалях. Совмещаем работу с отдыхом и путешествием. Дочка вместе с нами ездила в Вену, Штутгарт, Париж.
Н.Щ.: Будущая актриса растет?
Е.Г.: Мы с Женей почему-то эгоистично надеемся, что она будет доктором. Она любит всех лечить. Хотя она очень пластичная и грациозная, дар движения передал ей папа. И поет хорошо.
Н.Щ.: Часто ли Женя вас критикует? И вы его, кстати, тоже?
Е.Г.: Да, он это любит делать. Это ему необходимо как воздух. Чаще всего это касается каких-то бытовых моментов. Но больше всего он любит контролировать. Ему необходимо обо всем знать и все держать в своих руках. Критикую ли я его? А что я делаю сейчас?
Н.Щ.: Вы готовите что-нибудь специальное к Жениному приезду домой?
Е.Г.: В нашей семье нет культа еды. Я готовлю, что он меня попросит. Например, отварную курицу. Мне повезло, что Женя ест все, что я приготовлю, и хвалит. Не подумайте, что я плохо готовлю. Просто иногда встречаются довольно привередливые мужья. А вот Женина мама готовит гениально! Иногда она звонит нам и говорит: «Приходите скорее на пирожки, пока они еще горячие и пока целы!» И мы бежим.
Н.Щ.: Как успех и признание вашего мужа изменили вашу собственную жизнь?
Е.Г.: Моя жизнь сильно изменилась. В ней появилось больше возможностей, много новых путешествий, планов. Не будь мой муж так занят, я бы не научилась водить машину. А я люблю движение, смену мест. Люблю ходить в магазины, люблю свой дом, люблю разводить цветы, люблю заниматься дочерью, люблю принимать гостей, люблю свою морскую свинку. И еще я очень люблю встречать своего мужа в аэропорту. Вот сегодня я его ездила встречать. И провожать через несколько дней поеду.

НАТАЛЬЯ ЩЕРБАНЕНКО, фото СЕРГЕЯ АВДУЕВСКОГО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK